Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Персонифицированное зло. Что Гонтарева оставит наследнику в закромах НБУ
Понедельник, 10 Апреля 2017, 15:00
Отставка главы Нацбанка Валерии Гонтаревой должна стать позитивным сигналом для рынка

"Этот день мы приближали как могли" — именно эта фраза могла пронестись в сознании миллионов украинцев, когда они услышали "благую весть" об отставке Гонтаревой и ее команды.

Приближали по-разному: кто на митингах, кто мысленно у телевизора. Кто искренне, кто не очень. В любом случае период 2014–2017 гг. надолго запомнится украинцам и наверняка найдет свое отражение в специальных исследованиях, а также на страницах учебников. Великое видится издалека, но так как мы имеем дело с "мелким", то уже сегодня вполне реально дать предварительную оценку, так сказать, по горячим следам...

Системная ошибка

Заход в центральный банк страны команды "инвестиционных банкиров" изначально был ключевой кадровой ошибкой. Ошибкой стратегического значения. Это все равно что зубному врачу поручить операцию нейрохирурга: тоже ведь голова и тот и другой вроде как медики.

Были нарушены все базовые принципы независимости и преемственности политики центрального банка. Возьмем ту же ФРС США: среди ее руководителей вы не найдете ни одного человека, который бы сколотил свое состояние операциями на финансовом рынке и "схемотехникой". Все сплошь скучные ученые и теоретики-"сухари".

В Украине в 2014 г. на первый план вышли не профессиональные способности, а принцип личной преданности и доверия. И команда "инвестиционных банкиров" въехала в НБУ вместе со всеми своими укоренившимися нитями и ниточками, которые связывали их с бывшими партнерами по бизнесу (которые бывшими не бывают) и российскими финансовыми структурами. И не верьте в сказки о том, что все они за порогом НБУ подверглись приступу коллективной ретроградной амнезии. Опыт — вторая натура, и от него никуда не денешься.

С точки зрения конфликта интересов творилось вообще нечто невообразимое. Причем без сравнения с эталонной Европой или США. Даже в России не допускали подобного. Например, глава НБУ несколько лет подряд декларирует десятки миллионов гривень дохода, который она получает от продажи своего бизнеса "в рассрочку". То есть являясь одним из ключевых государственных менеджеров, она регулярно получает cash flow (денежный поток) из действующего бизнеса, который специализируется на спекулятивных и инвестиционных операциях на финансовом рынке Украины, причем в значительной мере в сегменте государственных ценных бумаг. При этом сам НБУ является крупнейшим держателем ОВГЗ в стране и обладателем самого "вкусного" инсайда! Кстати, а что мешает вернуть после отставки этот бизнес обратно в "материнское лоно"? Кто-то читал условия продажи на предмет того, "зашит" ли в него опцион на обратный выкуп? Молчание НАБУ в данном вопросе поистине стоическое...

Закрома

Что касается результатов. Примечательным фактом является то, что все "достижения" действующей команды "реформаторов" носят оценочный, стало быть, субъективный характер. В таком формате оценки любая "грамотная, говорящая голова" с успехом расскажет о великих достижениях на поприще реформирования финансового рынка страны, о том, как во всем мире только и говорят, что об Украине, почитая иных руководителей лохами.

Да, у нас большой кадровый состав "адвокатов дьявола". Среди таких оценок наиболее часто фигурирует "очистка банковской системы". Хотя ни в Конституции, ни в профильном законе у НБУ нет такой функции, как "очищение системы от банков". Кто вообще поручил главе НБУ "очищать"? Кто дал такие полномочия? Или  это действия по наитию? Это все равно что министр экономики восхвалял бы себя за очистку экономики от предприятий (например, убыточных), коих в Украине более 50%.

Что касается количественных показателей, то здесь особо не поспоришь. Обесценивание национальной валюты в 2,5 раза. Потребительская инфляция за последние годы — более 80%. Промышленная — под сотню (хотя здесь весомый вклад правительства). Задолженность неплатежеспособных банков перед НБУ в размере почти 52 млрд грн. Сумма средств, выплаченных ФГВФЛ в пользу вкладчиков, — более 80 млрд грн, большей частью за счет государственных средств.

Порядка 90 банков выведены с рынка. Суммарные потери бизнеса, населения, государства, местных органов власти, инвесторов оцениваются в 300 млрд грн (почти половина годового бюджета Украины). Непрозрачное рефинансирование. Появление теневого рынка наличной валюты объемом $2–3 млрд в месяц. Кризис общественного доверия к национальной валюте, банковской системе, политике НБУ (рекорд антирейтинга среди государственных институций). Сокращение кредитования реального сектора экономики, создание паразитарной финансовой модели, в результате функционирования которой более 70 млрд грн свободной ликвидности было выведено из реального сектора и заключено в междусобойчике: рефинансирование банков — изъятие средств на депозитные сертификаты НБУ. Нацбанк в этой модели, по сути, превратился в станок, печатающий процентные доходы для коммерческих банков, которые имели свободный ресурс, а реальный сектор в это время задыхался в условиях финансовой гипоксии. Можно вспомнить и уровень кредитных ставок, которые за три года так и не стали доступными для малого и среднего бизнеса.

Кстати, за те средства, которые были щедро выделены НБУ для его опытов, можно было провести успешную реформу здравоохранения и пенсионной системы с последующей экономией до 20–30% государственных затрат. Наивные приоритеты...

Дети Гуттенберга

Вспомним и о печатном станке. Он в эти годы трудился с три смены. А если бы сутки удалось увеличить, то работал бы и в четвертую. В результате размер требований НБУ к государственным органам власти за эти годы увеличился на 200 млрд грн, которые были "успешно" направлены "на помощь" государственным компаниям, таким как "Нафтогаз", и госбанкам. А по сути, бесследно растворились в нашем финансовом болоте.

Что касается банковской системы. Регулятивный блок НБУ прощелкал проблемы самого крупного системного банка страны — Приватбанка. Те проблемы, которые можно было решить превентивными инструментами, были "запущены в хронику", а затем куплены государством за 1 грн. В ближайшее время придется потратить порядка 100 млрд грн государственных средств на оздоровление Привата. Как гордо заявил один министр, каждый украинец раскошелится на 4–5 тыс. грн...

Сегодня мы пришли к квазигосударственной банковской системе (более 52% активов принадлежит госбанкам), которая ни функционально, ни ресурсно не в состоянии стать финансовым драйвером экономического роста. Концентрированная, монополизированная банковская система, в которой практически уничтожена конкурентная среда, постепенно превращается для Украины в огромный чемодан без ручки, прикованный цепью к нашей лодыжке. В пакете с Приватбанком мы также получили беспрецедентный размер государственных гарантий по вкладам населения в госбанки — более 250 млрд грн. А это уже попахивает Сбербанком СССР...

Активно вычищая малые и средние украинские банки с рынка, НБУ так и не решился сформировать адекватную стратегию относительно банков с российским капиталом. Адекватную требованиям национальной безопасности. Хотя столь высокие материи явно не в фаворе у регулятора. Подобная пассивность привела к далеко не продуктивной общественной инициативе, угрозе новых финансовых потрясений и ответке со стороны РФ, которая заблокировала переводы украинских заробитчан на родину. И это не говоря о картинке для западных инвесторов: как в Украине защищают права инвесторов и "замуровывают".

Что касается кадрового потенциала НБУ, то тот костяк специалистов, который формировался в нем все годы независимости, практически разрушен в результате "реформ". В Нацбанке не нашлось места людям, которые являлись гордостью украинской науки, зато ко двору пришлись друзья-инвестиционщики.

Одна из главный партий, исполняемых руководством НБУ, — это обвинения в адрес олигархов, которые объявили войну "реформаторам". А кто в таком случае кредитовал олигархические банки? И почему олигархический банк хуже банка с государственным капиталом РФ?

Кстати, об олигархах. При всей нелюбви общества к оным глава НБУ в интересах страны просто обязана была наладить коммуникации с ними, чтобы вернуть потраченный государственный ресурс, а не прятаться за обиженной маской "Пьеро"...

Естественно, многие процессы носили объективный характер. Гривня в 2014 г. была обречена на девальвацию. Но у этого процесса должна была быть четкая глубина, а оказалось, что "тормоза не работали" и обесценивание гривни было остановлено естественным "трением". При этом из страны выводились капиталы в размере миллиардов долларов, создавался теневой рынок наличной валюты, рефинансировались "нужные" банки, в том числе с российским капиталом, что лишь усугубляло кризисную ситуацию.

Да, печатный станок в 2014 г. запускать было необходимо. Но для финансирования исключительно оборонных программ и структурной перестройки экономики, а не для докапитализации государственных монополистов и госбанков. Макроэкономическая стабильность 2016 г. была достигнута слишком дорогой ценой — ценой деиндустриализации экономики и десоциализации общества. Такая стабильность скорее напоминает кладбищенскую тишину и пахнет формалином. 

Сегодняшняя отставка необходима прежде всего для снятия напряжении в обществе, которое склонно персонифицировать зло. Анализируя показатели инфляции и прочие маяки, понимаешь, что уже осенью возможен новый обрыв. Чтобы выпустить пар, нужны новые лица, которые будут играть в традиционную чиновничью игру — "горячий хлеб" с "папередниками".

К сожалению, положение дел таково, что спасти ситуацию может лишь новая философия и кардинальное изменение политики НБУ во всех аспектах: монетарном, валютном, регулятивном. "Время рыночных волков" должно закончиться, как бы ни комфортно было с ними нашим внешним кредиторам. Во главе НБУ должен стоять монетарщик с большим научным и практическим опытом работы в центральном банке, а не переучившиеся технари. Человек, который не связан с финансовыми кланами и кланчиками. Иначе придется приготовиться к версии "Гонтарева 2.0".

Больше новостей о финансах, бизнесе и промышленности читайте в рубрике Экономика

 

Loading...