Экономика

Почем Арбузов сдал гривню

Дав "нужным" людям возможность вывести деньги из страны, Нацбанк узаконил девальвацию гривни. На прошлой неделе ведомство Игоря Соркина заяв

Дав "нужным" людям возможность вывести деньги из страны, Нацбанк узаконил девальвацию гривни. На прошлой неделе ведомство Игоря Соркина заявило о переходе к политике плавающего курса. 7 февраля регулятор впервые за полтора года снизил официальную стоимость гривни сразу на 72 коп. — до 8,708 грн./$, а в минувшую пятницу — до 8,5282 грн./$.

Банкиры уверяют, что пик валютного кризиса в стране позади. И хотя до отметки 8,2 грн./$ "зеленый" уже не подешевеет, его курс закрепится в диапазоне 8,5–8,6 грн./$.

НБУ потушил пожар

Безудержное падение национальной валюты удалось остановить стараниями НБУ, который наконец-то вмешался в ситуацию. После того как курс гривни к доллару на межбанке достиг рекордных 9–9,4 грн./$, банковский регулятор пустил в ход административные рычаги. В минувший четверг Нацбанк принял постановление "О мерах относительно деятельности банков и проведения валютных операций" (№49), ограничившее возможности покупки СКВ на межбанке.

Документ запретил приобретать безналичную валюту для инвестиций за рубеж, покрытия части резервов страховщиками и досрочных выплат по иностранным займам в инвалюте.

Кроме того, НБУ ввел лимит на покупку банками СКВ для физлиц на сумму не более 50 тыс. грн. при условии, что та будет перечисляться за границу. Исключение составят только платежи за обучение, лечение, похороны, судебные издержки, соцплатежи и т. д. Таким образом, НБУ смог перекрыть основные схемы вывода денег.

Еще одна новация антикризисного постановления — новый режим торгов на межбанке, который связал руки спекулянтам. До сих пор банкиры имели возможность покупать и продавать валюту в течение одного дня. Это позволяло им не только проводить платежи по операциям клиентов, но и зарабатывать на разнице курсов.

Теперь финучреждения смогут покупать доллар только на шестой день после того, как банк отправит гривню. Это снизит спрос на доллар и пресечет валютные спекуляции.

"Как только ситуация стабилизируется, мы отменим эти ограничения", — успокоил глава центробанка Игорь Соркин. В ведомстве также пообещали, что ограничивать покупку-продажу валюты на наличном рынке не будут и вводить мораторий на досрочное снятие депозитов не планируют.

Вмешательство регулятора дало немедленный эффект: уже в пятницу предложение доллара на межбанке значительно превышало спрос, и безналичный курс снизился до 8,53–8,56 грн./$. Так что НБУ даже стал выкупать "зеленые" по 8,54 грн./$ и смог пополнить резервы на $84 млн. В ближайшие дни гривня продолжит укрепляться.

По прогнозам председателя правления банка "Надра" Дмитрия Зинкова, после введения ограничений средний курс на межбанке вернется в коридор 8,3–8,5 грн./$. Это как раз то значение, которое было заложено в законе о госбюджете на 2014 г.

Остается непонятным, почему Нацбанк так долго медлил с введением административных мер. Курс национальной валюты стал валиться еще в начале года. В течение месяца гривня подешевела до рекордного минимума в 9,4 грн./$.

Валютные интервенции на межбанке, на которые НБУ потратил в январе $1,7 млрд, результата не дали. В первый месяц года центробанк потерял 12% золотовалютных резервов (их объем подтаял до $17,8 млрд), но курс не удержал.

Частично валютную панику спровоцировала взятая Россией пауза в перечислении очередных траншей кредита. В конце декабря Кремль пообещал украинскому правительству выделить $15 млрд, однако дал только $3 млрд. Остальные $12 млрд Белокаменная обещает перечислить после формирования нового правительства и стабилизации ситуации в стране.

Задержка с финансированием спровоцировала немедленное снижение оценок Украины международными рейтинговыми агентствами до преддефолтного уровня. Стало понятно: без внешних кредитов НБУ курс не удержать. Свою роль сыграл и внешний фактор.

"Ограничение программы количественного смягчения Федеральной резервной системой США и уменьшение притока долларовой массы давят на все валюты развивающихся стран. Лира за последнее время подешевела на 15%, рубль — на 9%. Украина пострадала вслед за соседями", — утверждает председатель правления Приватбанка Александр Дубилет.

В стране не осталось денег

Но главной причиной обвала гривни все же стал резкий отток валюты из страны, который начался еще в декабре прошлого года. Дальнейшее развитие политического конфликта в Украине все еще остается непредсказуемым. Поэтому политики, чиновники высшего эшелона и близкие к власти олигархи кинулись спасать "сбережения".

Отсюда и рекордный объем торгов на межбанке: в некоторые недели продажи безналичного доллара достигали $19,8 млрд. НБУ, получивший отмашку "сверху", не вмешивался в ситуацию, давая "нужным" людям возможность затариться долларами, а приближенным банкам — заработать на спекуляциях.

В первую неделю февраля скупка "зеленых" стала практически неконтролируемой. В это время валюту из страны выметали все, кто по каким-то причинам не успел этого сделать раньше. Поводом для паники, скорее всего, стала информация о предстоящем официальном обвале национальной валюты.

"7 февраля Нацбанк официально девальвировал гривню, установив новый официальный курс. Причем сделано это было поздно вечером, а не до конца рабочего (банковского) дня, как происходит обычно. Можно предполагать, что "нужные" люди знали о предстоящем обвале и могли воспользоваться ситуацией", — поясняет долларовую истерику руководитель департамента АФ "Грамацкий и Партнеры" адвокат Игорь Реутов.

Подтверждением тому служит тот факт, что ликвидность в последние дни теряли именно банки, близкие к "семье", а также финучреждения, связанные с лицами, против которых Европа и США могут ввести санкции.

Деньги утекали из страны под видом выплаты процентов по иностранным кредитам, досрочного возврата займов, выплат роялти, фиктивного импорта товаров или услуг и т. д. В общем, всех тех операций, которые НБУ прикрыл в прошлую пятницу, но уже после того, как все желающие провели нужные им транзакции.

Хотя платежи украинских чиновников и связанных с ними структур пристально мониторятся, а иногда и стопорятся западными банками, вывод денег не стал для них проблемой. Блокировка финансовых потоков гораздо опаснее для реальных бизнес-операций, чем для бегства денег из страны.

"Сроки вывода капиталов менее критичны. Подтвердив легальность происхождения денежных средств, чиновники рано или поздно добьются размораживания счетов. После этого они смогут свободно пользоваться деньгами, инвестируя их в объекты за пределами Украины", — поясняет Игорь Реутов.

Слуга двух господ

Едва ли НБУ решился бы на официальную девальвацию, если бы не политический кризис в стране. Ранее ведомство Игоря Соркина строго следовало приказу жестко удерживать курс гривни вплоть до президентских выборов.

Хотя стоимость национальной валюты уже давно не соответствовала реальным показателям, а ее фиксация вредила экономике. Евромайдан стал хорошим прикрытием: он дал возможность Президенту и НБУ отпустить курс, но при этом умыть руки, списав все на политический кризис и оппозицию. Именно им в случае поражения Майдана будет предъявлен счет и за тотальное уменьшение доходов граждан, и за разгул инфляции, которые неминуемо последуют за девальвацией.

Зато в случае победы "семьи" и младореформаторов те получат неоспоримый козырь в виде оживления экономики и повышения наполняемости бюджета, которые станут следствием дорогого доллара.

"Но позитивный эффект от девальвации для экономики краткосрочный. Если им не воспользоваться для проведения реформ, то он быстро испарится", — предостерегает старший советник Альфа-Банка (Украина), глава совета Независимой ассоциации банков Украины Роман Шпек.

Официально объявленный переход к плавающему курсу может стать и первым шагом навстречу МВФ, который последние несколько лет настаивал на таких изменениях в валютной политике Украины.

Очевидно, власть решила заручиться симпатией международного кредитора на тот случай, если отношения с Россией все же будут испорчены. Если следовать этой логике, то следующим шагом правительства может стать повышение тарифов на ЖКХ, которое также постараются списать на Евромайдан.

Нацвалюта прогнулась под МВФ

На прошлой неделе НБУ официально заявил о переходе к гибкому курсу, девальвировав гривню. Очевидно, что такие решения не могли приниматься единолично главой Нацбанка Игорем Соркиным, протеже и. о. премьера Сергея Арбузова, который так и не стал самостоятельной фигурой.

Команда "валить" нацвалюту была спущена "сверху". И на то у власти было несколько весомых причин. Во-первых, сейчас для этого появился громоотвод — Евромайдан, на который можно списать все экономические потрясения. А о том, что переход к плавающему курсу и ослабление нацвалюты — дело времени, говорили уже давно.

Во-вторых, таким образом правительство выполнило одно из главных требований МВФ, выставленных к Украине для размораживания кредитного сотрудничества. Ну и в-третьих, раз уж гривне суждено было упасть, грех на этом не заработать. Гораздо более насущной, чем стабильность национальной валюты, сейчас стала проблема спасения капиталов, накопленных "верхушкой".

Чиновники и толстосумы, вывезя за рубеж свои семьи, параллельно стали выводить из Украины валюту. В жертву их меркантильным интересам была принесена гривня, а заодно — благополучие рядовых украинцев.

Девальвация нацвалюты начнет быстро съедать доходы населения. Импортные товары уже стали стремительно дорожать. Вслед за ними, как это всегда бывает в Украине, цены поднимут и отечественные производители (чья продукция на самом деле никак не зависит от курса), разогрев инфляционную волну. Проблемы начнутся и у заемщиков, не успевших погасить валютные кредиты.

Банкиры констатируют, что подорожание доллара уже спровоцировало рост заявок на реструктуризацию займов. Об отсрочках просят и физлица, и корпоративные заемщики, чья ситуация выглядит почти безнадежной в свете рецессии в экономике и постоянно усиливающегося фискального прессинга.

В числе пострадавших окажутся и сами банки, чей капитал частично испарит рост курса. Однако в конечном итоге в выигрыше от происходящего окажутся не только бегущие с тонущего корабля чиновники, но и украинская экономика.

ИНТЕРВЬЮ:

Александр Савченко, Заместитель главы НБУ в 2005–2009 гг. о вреде дедолларизации экономики

Александр Владимирович, НБУ принял решение о переходе к политике гибкого курса. В каком диапазоне будет колебаться курс грн./$ в ближайшее время?

А. С. Для стимулирования экономики курс на февраль должен быть в диапазоне 8,4–8,6 грн./$. Но я считаю, что фактически он будет чуть выше — 8,6–8,8 грн./$. Гривню подталкивают к девальвации фундаментальные факторы — падение промышленного производства и ВВП, рост дефицита текущего счета, бегство инвестиций, громадный дефицит бюджета, политическая нестабильность. Кроме того, отсутствует активная осмысленная монетарная политика, как, впрочем, и экономическая.

Каковы причины обвала курса гривни на прошлой неделе?

А. С. Во-первых, люди перестали надеяться на быстрое и правильное разрешение политического кризиса. Во-вторых, перед обвалом гривни обвалился российский рубль. Центральный банк России практически перестал поддерживать рубль путем интервенций и плавно перешел к режиму свободного плаванья.

НБУ какое-то время копировал курсовую политику России. Не исключаю, что в ведомстве снова могут вернуться к подобной практике. И, конечно же, не обошлось и без коммерческой выгоды приближенных к НБУ банков.

Мы видим, что в то время как национальная валюта девальвировала, Национальный банк бездействовал. В это время деньги выводились из страны.

Поставит ли нынешний кризис и девальвация национальной валюты крест на планах НБУ по дедолларизации экономики?

А .С. Нам не нужна форсированная дедолларизация. Тот план, который реализовывали до этого правительство и Национальный банк, — это глупая политика. Наоборот, нам нужно учиться тому, чтобы доллары и евро работали на экономику. Например, я убежден, что валютные депозиты не вредят банковской системе. Их всегда можно трансформировать в кредиты.

Кроме того, это ресурс банков для хеджирования валютных рисков. Думаю, сейчас лучше забыть о дедолларизации. Нам нужна валютная либерализация и современная монетарная политика. Все граждане Украины должны иметь право держать доллары и евро как в украинских банках, так и за рубежом, а не "под подушкой".

А именно к последнему варианту нас подталкивает нынешняя политика НБУ. Наиболее действенная стратегия — это инфляционное тагетирование. Движение в этом направлении мы пока только декларируем. Все остальные инструменты могут быть лишь временными. Кроме того, нужна реальная независимость НБУ и его кадровое усиление.

Весь прошлый год население активно наращивало гривневые вклады. Изменится ли ситуация сейчас?

А. С. Гордиться существующим объемом гривневых депозитов неправильно. Стремительный рост объема вкладов в национальной валюте — результат в том числе активной эмиссионной политики НБУ. Вся новая эмитированная гривня в конце концов оседает на депозитах. Так что этот показатель не совсем верно отображает ситуацию на банковском рынке.

Гораздо важнее наращивать остатки по кредитам. Именно кредиты обеспечивают рост ВВП, в том числе и долларовые займы. Резкая девальвация — это всегда налог для населения и мелкого бизнеса. Теперь они стали беднее. Но советовать складывать деньги "под матрац" я не могу. Лучше держать доллары в надежных банках.

Сергей Яременко, экс-зампред НБУ в 2005 г. об экономических причинах девальвации гривни

Сергей Александрович, каков ваш прогноз курса гривни на 2014 год?

С. Я. Каким будет курс гривни через неделю или месяц, никто не может предвидеть. Прогнозы уместны, когда курс зависит от экономических факторов. Но сейчас ситуация вышла из-под контроля, в игру вступила политическая составляющая. На валютном рынке преобладают панические настроения. Однако это лишь последствие, а не причина падения курса национальной валюты.

Главный движущий фактор девальвации гривни — состояние украинской экономики, которое ухудшается. Когда ставки по депозитам превосходят рентабельность бизнеса, возникает вопрос: зачем работать?

В экономике огромные диспропорции, которые нужно устранять. Кредиты недоступны, реальное сальдо платежного баланса негативное. Это и есть причины слабой гривни. Неудивительно, что и население, и корпоративный сектор предпочитают держать свободную наличность не в нацвалюте, а в более прогнозируемом долларе.

Как вы оцениваете действия НБУ по стабилизации ситуации на валютном рынке?

С. Я. Нацбанку нужно было сразу отсекать спекулятивные операции, активнее контролировать участников рынка, проводить валютные интервенции. НБУ не торопился защитить рынок от спекулянтов и задействовать рычаги для стабилизации ситуации, например, ввести запрет на покупку-продажу валюты на межбанке более одного раза в течение одной торговой сессии, ограничить вывод капитала.

Все шаги по стабилизации рынка были сделаны с большим промедлением. Допускаю, что некоторые банкиры и чиновники на Институтской смогли неплохо заработать, пока Нацбанк бездействовал.

Население и корпоративный сектор теперь наказаны за веру в гривню. Как результат, многие могут снова переключиться на доллары, нивелировав перспективы экономического роста. Чтобы этого не произошло, НБУ нужно проводить правильную политику.

Экс-глава ФРС Бен Бернанке, к примеру, снизил учетную ставку и наполнил рынок ликвидностью. У нас же все делается наоборот: в таких ситуациях, как сейчас, НБУ обычно сужает ликвидность, чтобы устоял валютный рынок.

То есть население сейчас снова будет переводить накопления в доллары?

С. Я. Думаю, портфель долларовых депозитов не покажет большой прирост. Во-первых, население побоится нести сбережения в неустойчивую банковскую систему. Во-вторых, предложения банков не выглядят соблазнительно, ставки по валютным депозитам очень низкие. Скорее всего, люди будут выжидать более выгодных условий, а пока складывать валюту "под матрацы".

Население несло гривню в банки, потому что им предлагали высокие ставки. Но такая политика абсурдна. Чем выше ставки по депозитам, тем дороже экономике будут стоить кредиты.

Важно не только, чтобы у людей была мнимая стабильность, но чтобы у экономики были стимулы для роста. Откуда брать деньги, чтобы платить населению по депозитам более 20%?

Чем чреват для экономики очередной виток долларизации?

С. Я. Я бы не говорил однозначно о росте долларизации. Соотношение долларовой массы ко всей денежной массе практически не меняется. Вот только роль доллара увеличивается, а этого не должно быть в стране с сильной самостоятельной экономикой, которую мы хотим иметь. Важно разделять, что хорошо, а что плохо.

Если страна одалживает деньги на внешних рынках, направляет их в экономику и они там работают — это позитивная долларизация. Но сокращение валютного предложения и ограничение обращения валюты могут иметь самые негативные последствия.