Экономика

Почему бизнес не хочет спать спокойно

Налоговый компромисс, который предусматривает уплату 5% неуплаченных налогов с последующим освобождением от ответственности, оказался невостребованным

Фото: УНИАН

Сегодня на встрече с главными редакторами отечественных СМИ председатель Государственной фискальной службы Игорь Билоус вынужден был признать - стартовавшая кампания по добровольному уточнению налоговых обязательств (так называемый налоговый компромисс) явно пробуксовывает. Напомним вкратце суть происходящего. 17 января в силу вступил закон, который дает налогоплательщикам 90 дней на то, чтобы добровольно сдаться - подать в органы ГФС уточняющий расчет налоговых обязательств по налогу на прибыль и НДС за любые налоговые периоды до 1 апреля 2014 года. И со всей недоплаченной в казну суммы уплатить всего 5% - остальные 95% суммы в свое время сокрытого налога будут считаться погашенными.

Предложение более чем выгодное. Однако, по информации Билоуса, на сегодняшний день ГФС получила лишь 305 заявок на достижение налогового компромисса. В пересчете на деньги речь идет о недоплаченных 800 млн. грн. НДС и 160 млн. грн. налога на прибыль. Учитывая, что с них бизнес заплатит только 5%, в сухом остатке имеем всего 48 млн грн, которые уже гарантированно должен получить бюджет от легализационной кампании. Хотя сам глава ГФС рассчитывает привлечь 1-3 млрд грн.

Более того, сами же налоговики уточняют, что "добровольно сдалось" всего 35 компаний, а 265 заявок поступило от предприятий, у которых споры с налоговой уже рассматривается в апелляционных судах. При этом армию "добровольцев" пополняют предприятия, против которых открыты уголовные дела по факту уклонения от налогообложения. По данным Вадима Мельника, начальника главного следственного управления финансовых расследований ГФС, на данный момент открыто 3 тысяч соответствующих уголовных производств, 600 дел на общую сумму 3 млрд. грн уже готово к передаче в суд. Соответственно, в рамках налогового компромисса бюджет может рассчитывать на 150 млн грн.

Частные собственники, которые проигнорируют налоговый компромисс, на все сто уверены, что карающий меч правосудия их минет. В конце концов, окончательное решение и по заведенным уголовным делам относительно уклонения от налогообложения и о доначислении налоговых обязательству будет приниматься в судах. И здесь, как говорится, возможны варианты

Впрочем, все это - лишь капля в море. Налоговая, по утверждению ее руководства, имеет полную информацию о минимизаторах - "кто сколько и когда" (наличие рискоориентированной системы плюс базы данных по использованию так называемых налоговых платформ). Так вот, исходя из имеющихся в распоряжении ГФС данных, в зоне риска находится примерно 17 тыс плательщиков, а сумма недоплат - примерно 200 млрд за три года (более ранние периоды не в счет по причине истекших сроков давности). Сами минимизаторы не просто знают, где, сколько и когда смухлевали, но и то, что о подноготной этих операций знает налоговая. Казалось бы, если все друг про друга знают все, почему тогда так мало "добровольцев"?

Сам Билоус поясняет это плохой информированностью бизнеса о сути налогового компромисса, боязнью подмочить репутацию и выжиданием, "мол, пусть сначала сдастся "сосед", а мы потом". Аргумент "плохой информированности", честно говоря, немного слабоват. Ведь закон о налоговом компромиссе обсуждался не один месяц и представители бизнеса (те, кто недоплачивал по-крупному и на кого в первую очередь рассчитана легализационная кампания) активно участвовали в написании и формулировке его норм. Да и боязнью "испортить репутацию" тоже далеко не все объяснишь - в конце концов, под дамокловым мечом возможной уголовки о репутации думается меньше всего.

Глава фискальной службы Игорь Билоус признает: так называемый налоговый компромисс явно пробуксовывает. Фото УНИАНПохоже, что-то действительно идет не так, если в налоговой признают медлительность бизнеса. Рискну выдвинуть свои версии происходящего. Во-первых, частные собственники, которые проигнорируют налоговый компромисс, на все сто уверены, что карающий меч правосудия их минет. В конце концов, окончательное решение и по заведенным уголовным делам относительно уклонения от налогообложения и о доначислении налоговых обязательству будет приниматься в судах. И здесь, как говорится, возможны варианты. Тем более, что опять-таки по признанию Билоуса, пока обсуждалась идея налогового компромисса многие минимизаторы подчистили хвосты - позакрывали "сомнительные лавки", поменяли структуру и т.д. в общем, не подкопаешься. Соответственно, с доказательной базой могут возникнуть проблемы.

Во-вторых, как сообщил Игорь Билоус, главные наши минимизаторы - отнюдь не частные фирмы, а госсектор, который "больше всех украл". Соответственно, решение, что делать с минимизаторами такого рода - политическое, и приниматься будет явно не на уровне налоговой. Простой пример - "Нафтогаз Украины", который, как сообщил Билоус, тоже активно пользовался "налоговыми ямами" и суммы сокрытого от налоговой "куда больше миллиарда". Что делать с ним? Решение об участии в налоговом компромиссе, как собственник, должен принимать Кабмин. Дав Коболеву отмашку, Яценюк, фактически должен будет решить, откуда взять деньги даже на те 5% недоплат, которые, исходя из объемов укрытого, могут достичь сотен миллионов. Или, проигнорировав легализационную кампанию, фактически дать карт-бланш на заведение уголовного дела против "Нафтогаза" и его руководства. Скорее всего, жизненные реалии будут совсем иными, например, на законодательном уровне будут закреплены некие исключения, которые позволят отдельным госкомпаниям обойти столь жесткую развязку.