Экономика

Почему депутаты позволяют российским банкам работать в Украине

Парламент мог бы поставить вопрос о принудительной продаже или национализации финучреждений с российским капиталом, но для этого государству придется найти 30 млрд грн на выплаты их вкладчикам

Фото: qha.com.ua

Банки с российским капиталом - хронический раздражитель, который вот уже два года как вызывает негодование у патриотически настроенной части населения. Именно из "русских" банков долгое время вытекало больше всего депозитов, а их отделения по всей стране до сих пор периодически взрывают и забрасывают камнями. Последний пример - погром в отделении "Альфа-банка" на Крещатике в минувшую субботу во время акции, посвященной годовщине Евромайдана. В тот же день атаке подверглось и одно из отделений Сбербанка России.

Многие финучреждения с российским капиталом в срочном порядке уже сменили имя (Сбербанк России, например, превратился в просто Сбербанк, Русский Стандарт - в  Форвардбанк и т.д.). Но это ничего не поменяло. Для миллионов украинцев они по-прежнему прочно связаны со страной агрессором. А то, что некоторые из "дочек" российских госбанков еще и умудряются зарабатывать для своих акционеров прибыль во время кризиса, только усиливает раздражение. К примеру, по статистике АУБ, прибыль ВТБ Банка (99,9% его акций владеет "Банк ВТБ", принадлежащий правительству РФ) в декабре составила 11,35 млрд.грн. Хотя по итогам всего прошлого года финучреждение показало убыток - минус 4,45 млрд.грн. 

За два года российский капитал вычистили, пусть даже формально, фактически из всех сегментов финансового рынка. Многие страховые и фондовые компании успели сменить владельцев и вывеску (часть из них теперь имеют кипрскую прописку) или лишились лицензий. Но у их профильных регуляторов были развязаны руки: закон "О лицензировании видов хозяйственной деятельности" позволил НКЦБФР и Нацфинуслуг  аннулировать лицензии компаний, подконтрольных собственникам из страны-агрессора. Обе комиссии успешно воспользовались таким правом.

А вот НБУ не имеет законодательных полномочий расправляться с подопечными российского происхождения. На Институтской говорят, что не имеют претензий к банкам с российским капиталом: те, мол, успешно прошли стресс-тесты и выполняют все требования регулятора. Основания для лишения их лицензий или признания неплатежеспособными отсутствуют. И это чистая правда. Чтобы прекратить деятельность этих финучреждений, необходима политическая воля: за соответствующий законопроект должен либо проголосовать парламент, либо решение должен принять СНБО. Но ни один из них не решается взять на себя такую ответственность.

Главная причина колебаний - финансовая. Только на счетах 4 банков с российским капиталом, входящих в группу крупнейших (это Проминвестбанк, Сбербанк, ВТБ Украина и Альфа-Банк Украина), по состоянию на 1 октября 2015 года находилось почти 33 млрд грн. вкладов населения. Такую сумму государству пришлось бы выплатить населению, реши оно закрыть российские банки. Откуда брать эти деньги - абсолютно непонятно. В фонде гарантирования вкладов после массовых банкротств финучреждений денег катастрофически не хватает. Только за прошлый год ФГВФЛ одолжил у правительства и НБУ на выполнение обязательств неплатежеспособных банков 21 млрд.грн., и планирует взять из госбюджета еще 16 млрд.грн. в 2016 году. Огромную брешь такой шаг пробьет в бюджетах украинских предприятий: на их счетах в крупнейших финучреждениях с российским капиталом находилось свыше 32,8 млрд.грн. (по состоянию на 1.10.2015). Возвращать эти средства юридическим лицам явно никто не будет.  

По мнению экспертов, если политическое решение все же будет принято, первыми из страны попробуют выдворить банки, акционерами которых является государство Россия - Сбербанк РФ, ВТБ Украина и Проминвестбанк. В отношении Альфа-Банка (Украина) вопрос спорный. Штаб-квартира его акционера - ABH Holdings S.A. находится в Люксембурге. Конечными бенефициарами ABH Holdings S.A. являются граждане Израиля Михаил Фридман (36,47%) и Герман Хан (23,7%), а также граждане РФ Петр Авен (13,76%), Алексей Кузьмичов (18,12%), Андрей Косогов (4,08%).

События могут развиваться по двум сценариям. Собственникам финучреждений могут выставить условие о принудительной продаже украинских "дочек" либо правительство может национализировать их здешние активы.

"В любом случае, делать это надо будет очень осторожно. Ведь в конечном итоге собственники наверняка примут решение о ликвидации этих банков, и она может быть проведена в недружелюбной форме. Например, из финучреждений будут выведены активы. И государство встанет перед необходимостью возвращать депозиты населению из госбюджета. Что касается национализации, то это чревато не менее серьезными расходами: правительству придется возместить акционерам сумму капитала плюс кредиты, предоставленные им материнскими структурами", - полагает руководитель аналитического департамента Concorde Capital Александр Паращий. Так, по состоянию на 1 октября 2015 года уставный капитал ПИБа составлял 19 млрд грн., Сбербанка России - 3,4 млрд грн., ВТБ Украина - 10,8 млрд грн.

Не стоит забывать, что украинский бизнес (включая госкомпании) в свое время был закредитован банками с российским капиталом. "Совсем недавно была информация, что Минфин договорился со Сбербанком РФ о реструктуризации кредитов Госагентства автомобильных дорог Украины и КБ "Южное". Но нельзя забывать, что таких долгов может быть много, включая кредиты частным компаниям. И если российские банки начнут применять встречные санкции по отношению к тому же Метинвесту, ДТЭК или другим крупным холдингам, которым они могли в свое время выдать международные кредиты в рамках международного законодательства, еще вопрос - кому от этого будет хуже", - отмечает Александр Паращий.  

Не говоря уже о том, что национализация активов, имеющая политическую подоплеку, может стать серьезным ударом по имиджу Украины в глазах остальных инвесторов. После этого едва ли кто-нибудь рискнут вкладывать капиталы в отечественную экономику в будущем.  

Руководитель департамента АФ "Грамацкий и партнеры", адвокат Игорь Реутов

У НБУ есть необходимый инструментарий, чтобы избавляться от «ненужных» банков, и не только путем признания их неплатежеспособными. К примеру, возможна ликвидация банка в случае, если будет установлено, что тот систематически нарушает законодательство в сфере предотвращения и противодействия легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем или финансирования терроризма. При выявлении таких операций в деятельности банков с российским капиталом, это может стать основанием для законной ликвидации таких финансовых учреждений.
В мировой практике в случаях военных конфликтов иностранные банки обычно покидают другое государство самостоятельно, как это было в Египте, Ираке, Ливии и т.д. Что касается более «спокойных» ситуаций, то, в основном государство применяет административные меры, как, например, недавно сделал Китай, приостановив forex-операции для таких крупных иностранных банков как Standard Chartered и DBS Group Holdings. Но учитывая позицию главы НБУ Валерии Гонтаревой, банкам с российским капиталам в Украине бояться нечего.