Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Любят у нас иностранцев. Почему Украина пережила свою банковскую "золотую эру" при Кучме

Пятница, 13 Января 2017, 12:10
После того, как Нацбанк залил в финансовые трубы страны изрядную порцию "крота", весь "жир", накопленный за время формирования украинских банков, был спущен в канализацию

В 2017 год, мы вошли с белым, пушистым снегом и очищенной банковской системой. Вот только легче от этого никому не стало, скорее наоборот. Фигурально выражаясь, финансовая "канализация" продолжает издавать неприличные звуки и запахи, а уровень застойной "воды" только повысился. Может проблема не в трубах, а в неумелом "сантехнике" в лице председателя НБУ Валерии Гонтаревой? Возникают вопросы, нужно ли было вообще так рьяно чистить? Что произошло с нашей национальной банковской системой и был ли у неё тот самый "золотой век"?

Издержки диагноза

В последние годы мы все пребываем в ошибочной парадигме, что банки с иностранным капиталом - это основа системной надёжности, а банки с украинским капиталом - все сплошь либо "прачечные", либо "пылесосы", либо, простите за срамное слово - "зомби". Уже появилась целая плеяда экспертов, сведущих в нумерологии: все их аналитические способности сводятся к поиску "числа Бога", а именно, сколько банков нужно Украине: 80, 70, 90... Естественно, без какого-либо рационального обоснования.

На самом деле, вопрос заключается не в том, какие банки надёжные, украинские или иностранные, а в простой формуле: какая финансовая трансмиссия нужна для двигателя реального сектора экономики? Очевидно, что иностранные банки не будут кредитовать производство отечественных самолётов, ракет, кораблей, нашу науку. Их может заинтересовать автомобильное, ипотечное, потребительское кредитование, финансирование простых сырьевых циклов. Западные материнские структуры не будут взращивать конкурентов в виде украинских высокотехнологичных товаров, зато с удовольствием решат проблемы слабого спроса на западные товары за счёт украинского внутреннего рынка. Ещё и денег дадут. Да, банки с иностранным капиталом привносят новые технологии, инвестиции, вот только технологии эти запустили в Украине валютное кредитование физических лиц, когда тысячи украинцев превратились фактически в финансовых рабов после катастрофической девальвации национальной валюты - гривны.

Сюда же можно отнести модели потребительского кредитования, когда заёмщик, купив в кредит фен и плойку для жены, лет пять работал только на выплату процентов. Иностранные инвестиции в банковский сектор тоже имели контроверсионный характер. Средства, которые заводились в банки с иностранным капиталом улучшали сальдо финансового счёта страны. Но они тут же, транзитом вымывались в качестве оплаты заёмщиками импортных автомобилей и прочих бытовых товаров, резко ухудшая дефицит внешнеторгового баланса. В 2008 году такая политика привела к настоящей катастрофе: дефицит торгового баланса превысил 20 млрд. дол. США или 11% ВВП!

Кроме того, основная часть средств заводилась в иностранный сектор банковской системы с помощью таких каналов как материнские кредиты и выпуск еврооблигаций. В условиях кризиса, отток валюты на погашение этих внешних обязательств банков с иностранным капиталом, в том числе с использованием рефинансирования НБУ, лишь усиливал девальвационное давление на гривну и придавал его ускорению дополнительный импульс.

Очевидно, что банки с иностранным капиталом открыли для Украины "ящик Пандоры" в виде каналов влияния на национальную экономику внешних кризисов. После вступления в ВТО, когда по требованию крупных мировых игроков, наше руководство бездумно раскрыло национальный рынок капитала для внешнего поглощения, Украина стала слишком открытой для внешних шоков, но при этом продолжала оставаться маленькой и сырьевой экономикой.

Банки с иностранным капиталом зашли на украинский рынок с очень простой стратегией: они прекрасно понимали, что после вступления в ВТО, рынок страны ожидает короткий, но очень интенсивный рост, когда все базовые цены (недвижимость, земля и т.д.) будут стремительно достигать мировых уровней. Именно на этом краткосрочном интервале (примерно 5 лет) и необходимо снять все финансовые "сливки", запустив валютную ипотеку, авто- и потребительское кредитование. После кризиса 2008 года, "сливки" на отечественном рынке капитала прокисли и у банков с иностранным капиталом осталась лишь одна базовая стратегии: выжить и в период временной стабилизации уйти с украинского рынка. Частично эта стратегия была реализована в период 2009-2013 годов, когда наш рынок покинули такие финансовые группы как: SEB (Швеция), Commerzbank (Германия), Swedbank (Швеция), Erste Group (Австрия), Home Credit Bank (Чехия), Dresdner Bank (Германия), HSBC (Британия), Bayerische Landesbank (Германия), Kookmin Bank (Южная Корея), Volksbank (Австрия), Societe Generale (Франция). Кто не успел выскочить до 2014 года, застрял как обоз Наполеона на смоленском тракте...

Издержки курса

Задекларированный курс на евроинтеграцию пока лишь привёл нашу страну к реализации на практике чего-то диаметрально противоположного европейским стандартам, в регулятивной системе - это некий антибазель, на рынке - вымывание национальных субъектов, усиление роли государства и доли российских банков в рядах "иностранцев". Таким образом, мы видим, что спор о том, какие банки более надёжные, украинские или с иностранным капиталом, представляет собой классическую древнегреческую апорию, т.е. вымышленную логическую ситуацию Это всё равно, что спорить, какие университеты дают более качественное образование (украинские или европейские), какие клиники лучше лечат (наши или израильские), какие политики лучше управляют страной, и пытаться на базе этого спора доказать, что в Украине лучше вместо украинских оставить европейские университеты, израильские клиники, западные банки и политиков из США...

Кроме того, вызывают удивление попытки сравнить роль иностранных банков в Украине с такими странами как Польша, Чехия и т.д. Не стоит забывать, что данные страны являются членами ЕС, включены в европейскую систему разделения труда и общий с ЕС рынок капитала. Для них вообще не уместно такое понятие как иностранные банки, если конечно это не банки из Азии или Америки.
К сожалению, в условиях уничтожения исторического ядра украинских банков и анемии банков с иностранным капиталом, которые не видят перспектив на нашем рынке капитала и уход которых сдерживается лишь невозможностью продать обесцененные активы, Украина получила в 2017 году квазигосударственную банковскую систему (52% рынка). И это при том, что ни денег, ни эффективных моделей управления у государства нет и в ближайшее время не будет.

Есть такой показатель как CR5 (Concentration ratio), который показывает концентрацию активов 5 крупнейших банков страны. В Украине этот показатель в 2016 году составил 54%. А если пересчитать по объёму депозитов населения, концентрация в пятерке достигает 62%. При этом, до кризиса 2008 года, индекс CR5 у нас едва превышал 30%. То есть мы получили не только государственную, но и сверхконцентрированную банковскую систему, в которой основные риски сосредоточены в 5-10 банках и уже нет амортизационной подушки в виде малых и средних финансовых учреждений. Кстати, в ЕС показатель в CR5 значительно ниже: в Германии, менее 40%, в Польше - чуть выше 40%.

А был ли мальчик? Или, иначе говоря, существовал ли тот поворотный момент, когда украинская банковская система работала исходя из интересов реального сектора экономики, была стабильна и безопасна? И как подобные проблемы решаются в странах, успешно развивающихся и при этом не страдающих изоляционизмом?

Оглядываясь назад, можно выделить период развития национальной банковской системы в 2000 - 2004 годах, когда она была максимально экономикоцентрична, отвечала потребностям реального сектора и общества, обладала достаточным уровнем устойчивости и резистентности к внешним влияниям. В этот период (до 2005 года), уровень иностранного капитала в ней не превышал 10%.

Как видим, динамика роста банковских активов в период 2002 - 2004 годов, не смотря на явный драйв, в целом соответствовала требованиям экономического роста и потребностям общества, ведь именно в данный период Украина перешла к достаточно устойчивому росту ВВП и реальных доходов населения. Но уже в период 2004 - 2006 годов мы наблюдаем гипертрофированный, взрывоподобный скачок банковских активов, когда их размер по сравнению с 2002 годом увеличился более чем в пять раз, что не могло быть объяснено ни реальным экономическим ростом, ни инфляцией, ни увеличением чистых внутренних активов (ЧВА), а было обусловлено экспансией иностранного капитала и заводом в Украину "горячих" инвестиций на десятки миллиардов долларов, которые направлялись не в реальный сектор экономики, а в банковский сектор, рынок ценных бумаг, в том числе на покупку государственных облигаций, а также на рынок недвижимости.

Следующий график развенчивает очень устойчивый миф относительно того, что банки с иностранным капиталом обеспечивают снижение кредитных ставок за счёт более дешёвых ресурсов. Как видим, в период с 2002 по 2004 год, когда присутствие иностранных банков у нас было минимальным, уровень кредитных процентных ставок в гривне сократился почти в два раза, с 40% до 20%, в то время как в период массового захода на украинский рынок иностранных "дочек" (2004 - 2006 годы), кредитные ставки в гривне сократились лишь на 5% (до 15%).

Необоснованная закредитованность украинской экономики привела к тому, что процентное отношение банковских активов к величине ВВП достигло в 2006 году рекордных 56%, в то время как в динамично развивающейся Польше данный показатель не превышал 51%.

В то же время, даже несмотря на колоссальную мифологизацию роли и надёжности банков с иностранным капиталом, доверие населения к банковской системе не выросло до среднеевропейского уровня. Колоссальная часть общественных накоплений, благодаря ложным рыночным индикаторам, "зажжённым" с помощью спекулятивных иностранных инвестиций, была перенаправлена на рынки недвижимости, земли, ценных бумаг.

Национальный рост

Роль украинских банков в экономическом росте 2002 - 2004 годов не миф, а реальность, подтверждённая цифрами роста ВВП Украины: 2002 год - рост на 5%, 2003 год - рост на 9%, 2004 год - рост на 12%. О такой динамике нынче остаётся только мечтать и вздыхать...
Открытие банковской системы Украины в угоду интересов международных игроков, без определения стратегии её развития и национальных интересов, привело к тому, что банковская система стала уязвимой к внешним кризисным воздействиям, национальная валюта оказалась в долгосрочном девальвационном тренде, а экономика получила ложные импульсы развития, в то время как стратегические направления экономического роста лишились необходимой поддержки.

Уровень иностранного капитала в банковской системе в 2005 году составил уже 35%, а на данный момент, если определять его размер без учёта государственных банков, составляет почти 76% от капитала рыночных участников.

Необходимо также учесть, что иностранные банки работают в Украине в условиях жёстких административных ограничений валютного рынка, в том числе ограничений по валютному кредитованию (для физических лиц запрещено вообще), а также в условиях закрытия для Украины внешних рынков заимствования.

Кроме того, украинский рынок капитала практически не интегрирован в мировой, особенно в части инфраструктуры и технологий. Такая модель функционирования практически лишает иностранные банки их традиционных преимуществ: ресурсной базы в валюте и широких операционных возможностей. По сути, они превратились в обычные украинские банки, только чувствуют себя здесь временными гостями.

А как другие страны решили проблему иностранного участия в своих банковских системах? Рассмотрим США и Китай. США - как эталон рынка капитала, а Китай - как пример динамичного экономического рывка.

В США существует Комитет по иностранным инвестициям (КИИ), который оценивает их с точки зрения соответствия национальной безопасности. В 2007 году Джорджем Бушем был подписан Акт об иностранных инвестициях и национальной безопасности, который принят с целью недопущения контроля иностранных государств над стратегическими объектами страны. Также функционирует Бюро экономического анализа (БЭА) Министерства торговли, которое осуществляет анализ информации о покупке нерезидентами собственности на территории США.

Кроме того, согласно нормам закона о Международной банковской деятельности, иностранные банки в США достаточно жестко ограничены относительно возможности открытия новых филиалов. Иностранный банк обязан выбрать один "штат головной конторы" (Home State), а осуществление деятельности за пределами штата возможно на основании отдельного разрешения ФРС, законов конкретного штата и с существенными ограничениями по привлечению депозитов физических лиц. Иными словами, США приветствуют на своей территории иностранные банки, но только при условии, что они не будут залезать в ресурсную базу местных банков и согласятся инвестировать свои ресурсы лишь в те направления, которые будут полезны для Америки, но без экспансии в стратегические отрасли экономики.

Аналогичную политику реализует и Китай, который после вступления в ВТО частично открыл свой рынок капитала, но иностранные банки так и не смогли потеснить местных игроков (на долю "иностранцев" приходится лишь 2% суммарных активов). Китай ещё на этапе вступления в ВТО оговорил пятилетний переходной период по раскрытию своего рынка капитала для иностранных банков.

В 2006 году решением Госсовета КНР были приняты Правила регулирования деятельности банков с участием иностранного капитала, в частности для открытия филиала банка в Китае, его акционеры должны обладать активами в размере не менее 20 млрд. дол. на дату подачи заявки на регистрацию. Кроме того, для получения права работать с местной валютой юанем, иностранные банки должны работать на китайском рынке не менее трёх лет и быть прибыльными в течение последних двух лет.

Но это ещё не всё. Даже если у Вас есть многомиллиардные активы, Вы успешно проработали на местном рынке более трёх лет, из них два года - прибыльно, Вы сможете привлекать депозиты физических лиц только на сумму свыше 1 млн. юаней (это отсекает от иностранных банков мелких вкладчиков) и не сможете кредитовать в юанях частные компании и население. Для чего выдвигаются подобные требования? Ответ очевиден. Хочешь развивать на китайском рынке капитала розничный бизнес - создавай совместный банк с местным участником. Кроме того, доля иностранных акционеров в местных банках существенно ограничена: не более 20% на одного иностранного участника и не более 25% на всех иностранцев совокупно.

Заметим, что даже при наличии всех указанных выше ограничений, число желающих работать на рынке капитала США и Китая только увеличивается. Но подобный рост направляется с помощью системы регуляторных актов в нужное для экономики и общества русло.

Кроме того, государство эффективно мониторит риски и угрозы для национальной безопасности, отсекая опасные инвестиции на этапе их реализации.

В Украине, местные "элиты" удосужились сформулировать жёсткую позицию лишь по такому вопросу как неприкосновенность национальной газотранспортной системы. Подобная, почти фрейдистская зацикленность на обычной трубе, объясняется просто: именно с помощью неё были заложены основы всех ныне процветающих отечественных олигархических бизнес-империй. Ну а такая "мелочь" как банковская система, может быть оставлена как никому ненужная ветошь, которую не жалко передать в "хорошие" руки, пусть даже весьма сомнительные. На крайний случай - государство подберёт.

Ныне в обществе сформировалось устойчивое отвращение к "толстопузым" банкирам. Хотя при виде иностранного лейбла, уровень агрессии заметно снижается... Но вопрос не в любви/ненависти. Просто мы должны осознать, что утратив такой атрибут государственности как национальная банковская система (без учёта неэффективного сектора государственных банков) мы будем обречены на роль сырьевого придатка, выпрашивающего очередные подачки в обмен на какой-нибудь "кругляк". Не говоря уже о стабильности национальной валюты, которая может быть достигнута лишь при условии эффективной работы национального рынка капитала.

Есть такая избитая фраза: банки - кровеносная система экономики. Хотя их можно, скорее, сравнить с таким важным органом человека как почка. Человек может жить с одной почкой, может с чужой, имплантированной. Может и на внешнем аппарате вообще без неё. Вот только полноценной жизнью назвать это будет сложно. Лучше уж со своими почками, пусть не совсем здоровыми, но своими. Ведь вредный "доктор" может отключить "аппарат" в любой момент. Если "пациент" будет себя не правильно вести....

Больше новостей о финансах, бизнесе и промышленности читайте в рубрике Экономика