Экономика

Полураспад атома

Министерство энергетики и угольной промышленности развило бурную деятельность по строительству в Украине завода по производству ядерного топлива (ЯТ)

Министерство энергетики и угольной промышленности развило бурную деятельность по строительству в Украине завода по производству ядерного топлива (ЯТ). Мощности строящегося предприятия таковы, что ЯТ будут обеспечены все украинские АЭС, и еще 30% будут задействованы для поставок на зарубежные блоки. Партнером Украины в проекте выступает российская госкорпорация ТВЭЛ.

На сегодняшний день НАЭК "Энергоатом" покупает в России более 90% ядерного топлива, остальное приходится на долю шведской компании Westinghouse Electric Sweden AB, контракт с которой заканчивается в 2015 году. За 9 месяцев 2013 года на закупку ядерного топ­лива Украина потратила $424 млн, за весь 2012-й — $608 млн, а за 2011-й — $563 млн.

Согласно отчету генерального подрядчика строительства, компании "Альтком", к декабрю 2013 года на участке площадью 6,8 га возле поселка Смолино Кировоградской области были закончены все земляные работы, и компания начала подведение систем коммуникации и электроснабжения, чтобы весной приступить непосредственно к строительству завода.

Ожидается, что к этому времени Кабмин как раз утвердит титул строительства и будет выдана лицензия. График работ пока соблюдается.

Новосибирский машзавод, не дожидаясь никакой оплаты, уже произвел все оборудование для будущего завода в Украине. Начало поставок запланировано на сентябрь 2014 года, после чего пройдет наладка и испытание. Представители ТВЭЛа уверены, что к моменту запуска завода в 2015 году все оборудование и первая производственная линия начнут своевременно работать.

Причем Россия рассматривает данный проект не как потенциальную потерю рынка ядерного топлива, а как расширение производства с приближением его к потребителю. К тому же, "ТВЭЛ для завода в Украине поставит оборудование, продаст технологии, обеспечит квалификацию производства и обучение персонала", — пояснила собственный интерес российская сторона (подробнее — см. блиц-интервью с Олегом Григорьевым).

Финансовые обязательства в этом проекте выполнили пока лишь россияне. Корпорация ТВЭЛ внесла в уставный капитал свою долю взноса: $10 млн в конце 2012 года и $42 млн в ноябре 2013-го. А вот Украина не спешит вносить свои $42 млн.

Сначала министр энергетики Эдуард Ставицкий обещал произвести расчеты до Нового года. Но в конце декабря сроки были перенесены на конец первого квартала 2014-го. Вносить попросту нечего, и это может скорректировать все планы по строительству.

Общая его стоимость — около $450 млн. Стройка будет вестись за счет заемных средств. Чтобы оформить такой кредит, акционерам ЧАО "Завод по производству ядерного топлива" — российскому ТВЭЛу и украинскому госконцерну "Ядерное топливо" — необходимо иметь как минимум 30% собственных средств. А их нет.

Украинская игра

Между тем "Энергоатом" ищет возможности сократить расходы на топливо. Одним из таких шагов стало участие Украины в работе Международного центра по обогащению урана (МЦОУ) (подробнее — см. "Страховой запас"). В 2010 году Украина выкупила 10% акций Центра, что обошлось ей в 2 млн рублей, и получила возможность обогащать порядка 80 тонн уранового концентрата в год по более низкой цене, чем требует ТВЭЛ. Этого объема хватает для загрузки поло­вины реактора.

"Мы имеем с Украиной долгосрочное соглашение, и там заложена фиксированная стоимость наших услуг с определенной скидкой для украинского акционера, которая будет действовать до 2017 года и не будет подвержена каким-либо изменениям. Когда мы устанавливали эту скидку несколько лет назад, рынок урана был один. Сегодня рынок сильно просел, и Украине выгоднее покупать у МЦОУ, чем у ТВЭЛа", — поясняет ситуацию Глеб Ефремов, коммерческий директор ОАО "МЦОУ".

При этом Ефремов признается, что Украина пытается увеличить свою квоту на переработку урана. Но сделать это не так просто. Увеличить квоту можно только за счет квоты других акционеров, таких, как Казахстан или Армения. Но эти квоты пока виртуальные, в обеих странах нет атомных станций, поэтому перерабатывать уран им незачем.

"Российская сторона считает, что для переведения этого вопроса в практическую плоскость нужно, чтобы квоты Казахстана и Армении начали существовать в реальности. Пока что соглашений о поставках ни с Казахстаном, ни с Арменией не подписано. Понимаете, соглашение о членстве в МЦОУ — это одна юридическая процедура, соглашение о коммерческих поставках, где прописываются условия и маркетинговые ограничения, — уже другая. С этими странами мы ничего подобного не обсуждали", — говорит Глеб Ефремов.

Ну и, к тому же, МЦОУ со своими ценами на сегодня является прямым конкурентом ТВЭЛ, где цены на переработку урана устанавливаются по рыночным механизмам. Так что вряд ли переговоры украинских чиновников с руководством МЦОУ вызывают положительные эмоции у ТВЭЛ.

Встречный ветер

Начало строительства в Украине собственных мощностей по производству ядерного топлива совпало со стагнацией в атомной энергетике. Украинские АЭС столкнулись с реальными перспективами закрытия, атомная отрасль Украины постепенно теряет статус базовой, производимый ею объем электроэнергии уменьшается.

Так, если в 2011 году на ее долю пришлось почти 50%, то в 2012-м уже 47%, а в 2013-м — всего 44% электроэнергии от общего объема. В 2011 году прибыль украинских атомщиков составила 2,4 млрд грн. Последние же два года отрасль катастрофически убыточна: в 2012-м чистый убыток достиг 2,7 млрд грн., а за 11 месяцев 2013 года — около 5 млрд грн.

Причина — в дешевизне электроэнергии, производимой атомщиками. С 1 января 2014 года тариф на отпуск электроэнергии НАЭК "Энергоатом" подняли символически на 0,88 коп. — до 23,08 коп. за 1 кВт•ч. В самой компании неоднократно заявляли, что для обеспечения полноценной производственной, инвестиционной и социальной программ тариф должен быть не меньше 27,3 коп. за 1 кВт•ч (подробнее — см. блиц-интервью с Ольгой Кошарной).

При миллиардных убытках и притом что АЭС производят едва ли не самую дешевую электроэнергию в стране (кроме гидрогенерации, но ее объем не превышает 10%), правительство увеличивает диспетчерские ограничения на ее производство — как минимум 2 блока из 15 постоянно находятся в вынужденном простое. Только за 8 месяцев 2013 года из-за диспетчерских ограничений украинские АЭС недовыработали 6,7 млрд кВт•ч. За весь 2012 год этот показатель составил всего 1,4 млрд кВт•ч.

Зато в апреле 2013-го НКРЭ увеличила годовой объем поставки электроэнергии по нерегулируемому тарифу компании ДТЭК "Днепроэнерго" с 0,15 до 1,242 миллиардов кВт•ч.

"К сожалению, сегодня в энергетике политика преобладает над экономикой. У нас политика — сжигать больше угля, давать работу шахтерам. При этом экономика, которая говорит в пользу более дешевой атомной энергетики, ушла далеко на задний план. В результате низкий тариф на отпуск электроэнергии в "Энергорынок" и снижение объемов ее выработки привели к тому, что атомным электростанциям хватает средств только на текущие эксплуатационные расходы", — говорит Владимир Бронников, почетный президент Украин­ского ядерного общества.

Диспетчерские ограничения ведут к тому, что блоки работают не на полную мощность. Коэффициент использования установленных мощностей (КИУМ) украинских АЭС постоянно снижается. Если в 2012 году он составлял 74,5%, то за первое полугодие 2013-го — 68,7%, и по итогам года вряд ли превысит 70%.

Для сравнения, за рубежом КИУМ составляет 90-95%, в России — не меньше 80%. Искусственное ограничение работы блоков ведет к их ускоренному износу, а значит, денег на ремонты и текущую деятельность требуется все больше и больше.

Подводя итоги 2013 года, Александр Мертен, глава представительства ГП "Росатом" в Украине, отметил плодотворное сотрудничество своей компании с НАЭК "Энергоатом".

При этом подчеркнул, что НАЭК аккуратно исполняет все свои текущие обязательства, в частности, оплату свежего ядерного топлива и хранение отработанного. И выразил уверенность, что НАЭК выполнит свои обязательства по строительству завода. Он — госчиновник, и по-другому сказать не мог. Но вряд ли он не видит, в каком состоянии находится НАЭК "Энергоатом".

У украинских чиновников остается два месяца, чтобы найти деньги на финанси­рование строительства завода. Министр Эдуард Ставицкий пообещал, что деньги будут пе­речислены, потому что они заложены в бюд­жете. Правда, оказалось, что там всего 20 млн грн. (чуть больше $2 млн). Когда появятся остальные $40 млн, непонятно.

Страховой запас

Международный центр по обогащению урана (МЦОУ) в городе Ангарск был зарегистрирован 5 сентября 2007 года и работает под контролем МАГАТЭ, так как эти технологии имеют двойное назначение. Его учредителями выступили Россия и Казахстан. Позднее к Соглашению о создании МЦОУ присоединились Украина и Армения.

Центр предоставляет услуги ядерного топливного цикла, включая обогащение урана, на основе недискриминационного доступа. То есть любая страна мира может обратиться в Центр с просьбой провести обогащение урана для нужд своих АЭС, и МЦОУ не имеет права отказать.

Идея создания сети таких Центров принадлежит России и появилась в ответ на попытки ряда стран создать собственные технологии обогащения. Центр гарантирует МАГАТЭ, что ядерные материалы, проходящие через него, не будут переключены на военные цели.

Впрочем, некоторым странам показалось мало одних только политических гарантий, и тогда глава МАГАТЭ Мухаммед эль-Барадеи (1997-2009 гг.) предложил создать систему Банков топлива.

Это не источник поставок материала на рынок, это еще более высокий уровень гарантий. Если производитель ядерного топлива, взяв на себя обязательства, по какой-либо причине не выполнит их, и страна-заказчик окажется перед угрозой остановки своих АЭС, система Банков топлива и будет являться тем источником поставок на рынок, который работает в случае наступления политического форс-мажора.

Первый и пока единственный в мире Банк топлива создан на базе МЦОУ в Ангарске. Фактически это вторая функция Центра.

Запас российского Банка топлива на сегодня составляет 120 тонн низкообогащенного урана. Этого хватает на полную загрузку двух блоков-тысячни­ков. Запас создан один раз и не пополняется, к тому же он отдан в оперативное управление МАГАТЭ. Это означает, что, несмотря на то что сам уран является собственностью Российской Федерации, МАГАТЭ имеет право в любой момент его истребовать, и Россия обязана отдать.

Для этого подписаны два основополагающих документа: межправительственное соглашение с МАГАТЭ о создании Банка топлива и коммерческий контракт на поставку. То есть единственным покупателем этого материала является МАГАТЭ, и Россию не интересует, кто будет конечным пользователем. Такое решение МАГАТЭ принимает самостоятельно.

Сегодня над созданием Банка топлива работает Казахстан. Ведущие ядерные страны мира надеются, что появление второго Банка станет дополнительным аргументом "за" развитие атомной энергетики для пока что сомневающихся стран. Например, таких, как ЮАР, Вьетнам, ОАЭ.

Читайте также: Ольга Кошарная: Из-за недофинансирования в ближайшие годы могут быть остановлены несколько блоков украинских АЭС

Олег Григорьев о том, почему российская сторона участвует в проекте по обеспечению Украины мощностями по производству ядерного топлива