Экономика

Кто хочет избавить бизнес от налога на прибыль

Кабмин и Рада снова спорят, какой будет новая налоговая реформа

Фото: ukr.media

В июне стартовала подготовка налоговой реформы, уже третья за последние два года. Премьер-министр Владимир Гройсман поручил Министерству финансов совместно с парламентским комитетом по вопросам налоговой и таможенной политики подготовить законопроект с изменениями в Налоговый кодекс (НК), на основании которого будет приниматься госбюджет-2017.

После месяца консультаций финальный законопроект еще не готов, и единодушного мнения — каким он должен быть — пока нет. Минфин представил комитету свой проект закона, предложив в нем точечные и нерадикальные изменения. Тогда как в профильном комитете, как и минувшем году, настаивают на либеральном варианте реформы, вплоть до смены моделей некоторых налогов. «Уже есть около 400 страниц наработок», — говорит глава налогового комитета Верховной Рады Нина Южанина. Согласовать проект закона и внести его в парламент, по ее словам, нужно до конца работы нынешней сессии Рады, которая завершается 22 июля. Обсуждать и принимать документ можно будет в сентябре, когда депутаты вернутся с летних каникул.

В нынешнем году обсуждение налоговой реформы проходит не на повышенных тонах, как было в прошлом, когда министр финансов Наталья Яресько и Нина Южанина не стеснялись публично критиковать наработки друг друга. С новым министром градус эмоций явно снизился. Но внутри группы, которая готовит законопроект, по ряду вопросов мнения опять разделились. В частности, в профильном парламентском комитете лоббируют налог на выведенный капитал, который должен заменить классический налог на прибыль. Эту концепцию поддерживает бизнес, зато от нее явно не в восторге Министерство финансов. Если объектом налогообложения налога на прибыль является финансовый результат, то в случае с налогом на выведенный капитал это будут, в частности, выплаченные акционерам дивиденды и приравненные платежи. Таким образом, реинвестируя прибыль в развитие производства, а не распределяя ее, компании смогут отложить уплату налогов. К слову, подобная модель в минувшем году рассматривалась во время подготовки законопроекта об изменениях рентной платы при добыче газа. Но в итоге от нее отказались, увидев риск проседания бюджетных поступлений. Сейчас, по словам Южаниной, депутаты взяли за основу эстонский формат налога на выведенный капитал. Он предусматривает уплату налога при распределении прибыли между собственниками ценных бумаг или инвестиционных сертификатов по ставке 20%.

В Минфине публично от такого предложения не отказываются, но и не поддерживают. Министр финансов Александр Данилюк заявил, что потери для госбюджета в случае перехода к налогу на выведенный капитал могут составить 30-50 млрд грн. Как их перекрывать — пока неясно

«Смена модели налога явно обрадует крупный бизнес. Это будет стимул для развития компаний. Но на данном этапе мы не можем себе этого позволить, это решение не поймут в МВФ», — говорит высокопоставленный сотрудник аппарата Минфина.

К радикальным мерам без убедительных компенсаторов для госбюджета у Данилюка пока не готовы, особенно помня опыт прошлого года. За глаза новая команда Минфина упрекает предшественников в решении снизить ставку Единого социального взноса (ЕСВ), в результате чего поступления в Пенсионный фонд сократились, а желаемый эффект по детенизации зарплат так и не был получен. Чтобы не наступить на те же грабли, новый министр не хочет спешить с подарками бизнесу, в том числе вводя налог на выведенный капитал.

Еще одна причина, почему Минфин против НВК — угроза роста масштабов оптимизации налогов. В комитете такой риск не исключают, но уверены, что его можно избежать. «Чтобы налог на выведенный капитал не содержал возможностей для оптимизации, мы доработали пункты приравненных платежей (роялти, проценты в пользу нерезидентов, инвестирование за рубеж, финансовая помощь неплательщикам налога. — «ДС»). Сейчас относительно этого идет дискуссия», — объясняет Нина Южанина.

Успеют ли правительство и парламент договориться о новом налоге или снова все отложат до лучших времен, потрепав нервы бизнесу, станет известно после регистрации согласованного законопроекта, если таковой, конечно, появится. Но нет гарантий, что, как и годом ранее, финал реформы не дотянут до конца декабря, и законы снова придется принимать в спешке накануне праздников.

Что еще предлагает Министерство финансов

Профильное министерство, во-первых, хочет ввести мораторий на изменение налогового законодательства и улучшить администрирование. Рабочая версия законопроекта, поступившая в налоговый комитет, также предусматривает создание персонального электронного кабинета налогоплательщика. Предполагается, что его использование позволит свести к минимуму общение бизнеса с фискалами. Кроме того, Минфин намерен перебрать на себя часть функций Государственной фискальной службы, сделав ее, по сути, более зависимой от министерства. Нормотворческие полномочия по части ГФС перейдут в Минфин. То же самое касается аналитической работы и прогнозов относительно налоговых сборов. Однако все это еще предстоит долго обсуждать.
Единственное, что пока не вызывает споров — проведение в четвертом квартале добровольного одноразового декларирования доходов физлиц. После чего (с января 2017 г.) фискальная служба начнет применять непрямые методы контроля за расходами и доходами украинцев, сопоставляя их и отслеживая теневой капитал. Законопроект, предусматривающий такие нормы, уже выписан и согласован с Министерством финансов. На данный момент его обсуждают с экспертами Международного валютного фонда. Но, скорее всего, проект будет вноситься в парламент отдельно от пакета основной реформы.
Еще один до сих пор нереализованный план в рамках налоговой реформы — ликвидация налоговой милиции. Министерство финансов сохраняет намерение упразднить эту структуру и создать наново аналитический центр по борьбе со схемами уклонения от налогообложения. Другой вопрос, когда правительство перейдет от слов к действиям. Ведь идея создания некой службы финансовых расследований вынашивается не первый год, но все время ее откладывают, вероятно, по причине нежелания терять инструмент давления на бизнес.