Экономика

Прибыльный бизнес или забота о здоровье нации?

Ловкость рук и никакого мошенничества

Ситуацию, сложившуюся в парламенте вокруг законопроектов, связанных с выполнением Украиной Соглашения об ассоциации с ЕС и имплементацией Директивы 2014/40/ЕС в сфере борьбы с табаком иначе как курьезной не назовешь. И создали ее антитабачные лоббисты. Судя по всему, деньги сыграли с ними злую шутку. (В СМИ неоднократно говорилось о 325 тыс. долл., заплаченных Фондом М. Блумберга украинским антитабачным активистам за соответствующий законопроект.) В своем порыве борцы за здоровье нации начали творить законотворческие чудеса, заложником которых стал весь парламент.

На сегодня Соглашение об ассоциации не содержит обязательств по имплементации Директивы 2014/40/ЕС (для внесения соответствующих поправок необходимо решение Совета ассоциации). Несмотря на это, в марте 2015 года в парламенте был зарегистрирован  внесенный О. Богомолец, А. Гопко, О. Мусием, И. Луценко, О. Корчинской законопроект под №2430 "О внесении изменений в некоторые законы Украины касательно приведения законодательства в соответствие с требованиями Директивы 2014/40/ЕС Европейского Парламента". Законопроект попал в Комитет ВР по вопросам налоговой и таможенной политики. Его качество было сродни обычному компьютерному переводу Директивы 2014/40/ЕС, что полностью отвечало темпам его подготовки. Новое регулирование предлагалось ввести в действие с 20 мая 2016 г. (одновременно с Директивой) без каких-либо исключений, хотя сама Директива содержит множество положений, которые вступают в силу позже, в том числе, вводятся постепенно – на протяжении нескольких лет. В Европе принятию Директивы предшествовали публичные консультации с общественностью. Были изучены и обобщены более 85 000 предложений от граждан, общественных организаций, бизнеса и правительств стран-членов ЕС. С момента начала консультаций до принятия Директивы прошло почти четыре года. Еще два года прошло с момента принятия Директивы до даты ее вступления в силу. В Украине же новые нормы планировалось ввести лихим кавалерийским наскоком. Последствия принятия законопроекта для государства, бизнеса и потребителя не были просчитаны даже в самом общем виде.

В отведенный Регламентом период у законопроекта появилась альтернатива, №2430-1 от 03.04.2015 г. "О внесении изменений в некоторые законы Украины, касающиеся выполнения обязательств Украины по Соглашению об ассоциации между Украиной, с одной стороны, и ЕС, Европейским сообществом по атомной энергетике и их государствами-членами (касательно производства, презентации и реализации табачных изделий, их рекламы и спонсорства)". Этот документ был внесен депутатами Г. Кривошея, В. Сташуком, Б. Козырем. Главным по его подготовке тоже был определен налоговый комитет ВР, поскольку именно в его ведении находится регулирование производства и оборота табачных изделий.

Но перспектива работы с "чужим" комитетом, судя по всему, не входила в планы антитабачного лобби. Там предпочли привычную для себя "борьбу за здоровье нации" в подконтрольном комитете парламента. Для этого 28 апреля 2015 г. субъекты законодательной инициативы отозвали свой проект под №2430. А 13 мая 2015 г. те же народные депутаты зарегистрировали законопроект №2820 с текстом аналогичным отозванному №2430, но с другим названием: "О внесении изменений в некоторые законы Украины касательно охраны здоровья населения от вредного влияния табака". Одна только смена названия законопроекта привела к изменению главного комитета, которому было поручено его предварительную подготовку и рассмотрение – с Комитета ВР по вопросам налоговой и таможенной политики на Комитет по вопросам здравоохранения.

Как говорится, ловкость рук…

Следствием таких манипуляций стала экстраординарная (даже по меркам привычного к нарушениям процедуры украинского парламента) ситуация, когда два альтернативных законопроекта (№2430-1 и №2820) имеют разные регистрационные номера и расписаны на разные комитеты. Стоит ли уточнять, что столь грубое несоответствие требований Регламента нарушило установленный порядок рассмотрения законопроектов в комитетах и стало причиной конфликта, который потребовал вмешательства руководства парламента.

Директиве не соответствует

Качество подготовки законопроекта №2820 требует особого внимания. На небольшой по объему антитабачный документ (12 страниц) Главное научно-экспертное управление (ГНЭУ) аппарата Верховной Рады написало 5 страниц замечаний. Кроме того, законопроект получил отрицательный отзыв Антикоррупционного комитета ВРУ, ключевые замечания которого касаются размытости большей части  предложенных норм, что в случае принятия их парламентом, создаст широкое поле для коррупции в среде контролирующих органов.

Даже Минздрав указал на недостатки законопроекта, "связанные с дословным переводом текста Директивы на украинский язык, что требует правовой коррекции". Фактически же речь об элементарной неграмотности, которой пронизан документ: "убування ваги", "репродуктивно токсичні властивості", "некурящими"…

А СМИ при разборе законодательной коллизии удивили своих читателей тем, как украинские антитабачники получают по 8 млн грн. (350 тыс. долл.) за "бракованные" законопроекты.

Подход к имплементации статей Директивы оказался избирательным. Так, из поля зрения компьютерных "переводчиков" выпали ст. 15 и 16, регулирующие отслеживание передвижения табачных изделий и защитные элементы. Надо полагать, борьба с нелегальным оборотом не входит в перечень приоритетов антитабачников, их деятельность сконцентрирована на противодействии легальному производству. Хотя это самое производство в 2015 г. обеспечило более 25 млрд. грн. налогов и экспортировало сигарет на сумму более 278,5 млн долл. В то время как нелегалы, торгующие контрабандной и контрафактной продукцией, ни копейки не платят в бюджет.. В отличие от Директивы не определены стандарты измерения смол и никотина. Перечисленные и многие прочие вольности специфических "переводчиков" приводят к тому, что зарегистрированный законопроект явно не соответствует Директиве, которую он призван имплементировать. Создается впечатление, что перед активистами поставлены совсем другие задачи, а Директива – лишь ширма для прикрытия.

Неморальные дивиденды

Получается, что антитабачники действуют по принципу, чем хуже легальному производителю, тем лучше. Иначе, зачем они редактируют Директиву 2014/40/ЕС Европейского Парламента на свой лад и пытаются во чтобы то ни стало превратить такое творчество в закон Украины. И за это им платят вполне приличные гранты? В частности, официальный сайт Фонда Блумберга за сокращение употребления табака свидетельствует, что общая сумма грантов фонда, полученных украинскими активистами в сфере контроля над табаком в 2008-2015 гг. превышает 2 млн 672 тыс. долл.

И, судя по всему, такая борьба с табакокурением приносит не только моральные дивиденды ее конкретным участникам. Так, вряд ли одной зарплатой можно объяснить наличие в собственности Анны Гопко (одна из первых активистов в сфере контроля над табаком) четырех квартир (34,8, 46,6, 56,9, 52,4 м кв.) и земельного участка 0,1 га. Плюс еще 4 квартиры (46,6, 40,8,32, 41,8) и дом (117 м кв.) записаны на мужа, экономиста "Каргил". Эту недвижимость г-же Гопко пришлось задекларировать во время избрания народным депутатом в 2014 г., на тот момент официально не работающей. А ведь только в 2004 г. она окончила факультет журналистики Львовского государственного университета и поработать успела 2005–2007 гг. менеджером по коммуникациям в проекте международной помощи ISC/UCAN USAID по развитию гражданского общества. Ну а затем сплошная борьба: 2007—2009 гг. – координатор в Украине проектов международной общественной организации "Кампании за будущее без курения". В 2009–2013 гг. – соучредитель и заместитель председателя правления регионального центра гражданского представительства "Жизнь". А ведь кроме недвижимости на счетах в банках значатся более 1,5 млн (декларация за 2014 г.) только личных сбережений…

Справка

Общественная организация "Жизнь", председатель правления А. Скипальський, – один из крупнейших получателей иностранных грантов. Официальный сайт Фонда Блумберга свидетельствует, что в 2010 г. эта организация получила грант на сумму 550 тыс., в 2012 – 341 тыс. и в 2014 – 325 тыс. долл. США.

Кстати, прозрачность этой организации – притча во языцех. Ведь широкая общественность никогда не могла получить доступ к проектной отчетности "Жизни". Как распределялись гранты, какие самые важные статьи расходов профессиональных активистов – об этом остается лишь догадываться.

Вот и получается синергетический эффект. Борешься с курением и получаешь за это популярность человека с активной жизненной позицией, бескомпромиссно отстаивающего интересы общественности, заботящегося о здоровье граждан. И тебе за это еще и прилично платят, о чем, конечно, это самой общественности стараются не рассказывать. Заниматься реформированием системы здравоохранения или банальной борьбой с эпидемиями или раком не так престижно и прибыльно.

А главное, совсем не факт, что на деле такой коммерческий лоббизм не приносит вреда государству. Давайте вспомним, как за словами о европейском контроле за табаком, скрывают откровенно избирательный подход к включению/исключению статей и переходных положений из Директивы ЕС в законопроекте №2820.

Выход из тупика

О проблеме двух законопроектов стало известно руководству парламента. Для решения конфликтной ситуации было предложено разработать на основе двух альтернативных законопроектов, ставших причиной конфликта, единый законопроект, который бы максимально учитывал положения Директивы 2014/40/ЕС. Для этого во исполнение поручения председателя ВР в Комитете по вопросам налоговой и таможенной политики была создана рабочая группа по разработке согласованной редакции законопроектов №2430-1 и №2820. В состав рабочей группы предложили включить авторов обоих законопроектов.

Вот только Комитет по вопросам здравоохранения решение, которое в данной ситуации выглядит соломоновым, категорически не устроило. Он отказался направить своих представителей в состав рабочей группы и продолжает настаивать на "своем" законопроекте. Создается впечатление, что для антитабачных лоббистов и их представителей в Комитете главное – "право собственности" на законопроект, но не его качество. Если это действительно так, то, мотив авторов инициативы – скорее всего не борьба за здоровье нации, а получение вознаграждения за проделанную "работу".