Экономика

Процесс пошел. Почему «Нафтогаз» теряет контроль над «Укртрансгазом»

Решение Кабмина о передаче «Нафтогаза» из подчинения Минэкономразвития в непосредственное управление правительства — это только начало большой войны, которая должна завершиться радикальными изменениями в НАК

Всего неделя понадобилась правительству Владимира Гройсмана на то, о чем два года говорила команда топ-менеджеров из НАК "Нафтогаз України". В период с 14 по 21 сентября состоялось фактическое разделение газового монополиста - с отчаянной борьбой, в которую втянули "тяжелую артиллерию" в лице посла США и представителей ЕБРР. Только когда дым над местом схватки развеялся, оказалось, что "Укртрансгаз" будет выведен из-под контроля НАК "Нафтогаз України". 

Пусть юридически этот unbandling пока не оформлен, но де-факто центральный офис "Нафтогаза" уже не может влиять на кадровую и финансовую политику компании - оператора газотранспортной системы (ГТС).

Как все начиналось

В начале прошлой недели первый вице-премьер-министр - министр экономического развития и торговли Степан Кубив своим распоряжением переподчинил непосредственно своему ведомству "Укртрансгаз", которым до этого руководил "Нафтогаз України". Глава НАК Андрей Коболев не собирался вот так просто терять контроль над этим важнейшим активом и перешел в контрнаступление. Коболев сразу выбрал публичную линию защиты, которая сводится к простой формуле: "этого делать нельзя, потому что мы проигрываем в стокгольмском суде россиянам". После этого, через сутки, решение было приостановлено. Вмешалась третья сила. И это не президент, потому что свое решение Кубив не мог принять без согласия Банковой.

Как говорят источники "ДС", катализатором процессов стал звонок посла США, которая предупредила, что на сессии ООН Петр Порошенко может и не встретиться с Бараком Обамой (наш президент вылетал на следующий день). В переводе на простой язык это означает, что Госдеп почему-то решил в этом споре поддержать Коболева. Наиболее простая причина, почему так произошло, лежит в личностных отношениях. Однако Банковая, отступив, сыграла хитрее - премьер Владимир Гройсман не стал отделять "Укртрансгаз", а полностью переподчинил напрямую правительству НАК вместе со спорной компанией.

Такая корова нужна самому

Чем же ценен и дорог "Укртрансгаз" - компания, за которую так отчаянно сражались молодые реформаторы газового рынка? Коболев называет "Укртрансгаз" камнем, на котором стоит весь газовый рынок, годовой объем которого составляет 300 млрд грн. По его мнению, хозяин этого "камня" может влиять на равновесие газового рынка. Или, другими словами, незаметно перевешивать чашу весов в свою пользу. Связано это с тем, что оператор ГТС отвечает за баланс газа и определяет, кто из участников рынка перебрал, а кто недобрал свои объемы в ходе торговли на рынке. Более того, оператор ГТС следит за страховыми запасами рыночников - каждый из них обязан зарезервировать часть своего оборота (что довольно накладно). Так вот, оператор ГТС как справедливый арбитр либо обеспечивает равные конкурентные условия, либо не обеспечивает, закрывая глаза на недостаток резерва у некоторых игроков. Понятно, почему для "Нафтогаза", который является крупнейшим газовым трейдером, очень дорог оперативный контроль над такой компанией. Впрочем, как и для любого другого торговца на газовом рынке.

В таких условиях единственное решение, которое устраивает всех участников газового рынка, - это обеспечить независимость оператора ГТС. О чем и говорится во множестве документов: в Законе "О рынке природного газа", в отраслевых кодексах, программах и т. п. Несмотря на это, топ-менеджеры "Нафтогаза України" старательно удерживали "Укртрансгаз" в своей орбите.
Скорее всего, секрет такой настойчивости кроется в том, что у этой компании есть еще одно вполне осязаемое достоинство - она является генератором одного из самых мощных финансовых потоков в стране. О масштабах можно судить по тому, что финансовый план "Укртрансгаза" превышает 30 млрд грн. в год (и это без учета $2 млрд, которые "Газпром" платит за транзит на счета "Нафтогаза України"). Еще одна цифра: в сентябре оператор ГТС объявил тендеры по закупке оборудования на сумму 4,12 млрд грн. Прелесть ситуации в том, что на этот заказ претендуют только два поставщика, так как компрессоры для магистральных газопроводов производит лишь сумское ПАО "СНПО" Константина Григоришина и государственный завод "Зоря-Машпроект" (Николаев). До 14 сентября решение о том, кому достанутся миллиардные заказы, принимали в "Нафтогазе України". После 21 числа такие ответственные решения тяжелым бременем легли на чиновников в правительстве.

Цельноюридическая оболочка

Сейчас руководство НАК "Нафтогаз України" объясняет действия Минэкономразвития в отношении "Укртрансгаза" только лишь стремлением заполучить контроль над закупками. При этом о своем влиянии на оператора ГТС и на его закупки ни Коболев, ни коммерческий директор НАК Юрий Витренко не говорят. Хранят они молчание и о том, какова же нынешняя рыночная стоимость активов, которые находятся на балансе "Укртрансгаза" (магистральные газопроводы и ПХГ).

Хотя в преддверии приближающейся приватизации ГТС (пусть и под видом передачи ее в концессию) информация об изменении стоимости этого имущества очень важна. Тем более что речь идет об астрономических суммах. Например, прошлогодняя оценка ГТС одной из международных аудиторских компаний составила почти $20 млрд. В 2014 г., только заступив на пост главы "Нафтогаза", Коболев заявлял о цене в пределах $25-35 млрд (в зависимости о загрузки транзитных возможностей).

В "Нафтогазе" за время управления "Укртрансгазом" подготовили свою модель передачи в концессию активов этой компании. В первую очередь их планировали раздробить на магистральные газопроводы и ПХГ. "Конечно, так удалось бы быстрее передать в концессию магистраль. А вот убыточные, даже при европейских тарифах на хранение газа, ПХГ, скорее всего, зависли бы у "Укртрансгаза", - считает президент "Грант Торнтон Украина" Александр Чалый.
Однако есть и другая точка зрения на концессионные перспективы многомиллиардного имущества. По словам главы парламентского комитета по ТЭК Александра Домбровского, в Кабмине считают, что никакого разделения ГТС проводить не стоит. Эту информацию подтверждает и глава "Укртрансгаза" Игорь Прокопив, который встречался с Кубивым накануне 14 сентября. "В европейских правилах, в том же Третьем энергопакете, нет обязательного условия отделить ПХГ от оператора. В Евросоюзе четыре оператора имеют в своей собственности ПХГ. Там нередко газохранилища специально строят, проводят к ним трубы от магистралей, чтобы получить возможность маневра за счет хранения. У нас все уже готово - ПХГ построены как часть системы", - объяснил Прокопив.

По его мнению, менеджмент "Нафтогаза" рассматривает ГТС с точки зрения инвестбанкинга, поэтому они хотят ее разделить и побыстрее продать самое ликвидное - магистральные газопроводы. После разделения и продажи ГТС по частям вся система будет разбалансирована и утратит управляемость и мобильность. "Это поставит под угрозу стабильность как транзита, так и поставок газа внутренним покупателям", - полагает глава "Укртрансгаза".
Что касается дальнейших перспектив, то, скорее всего, весной будет объявлен конкурс на должность руководителя "Укртрансгаза". Во всяком случае, как сообщил один из участников заседаний рабочей группы при Кабмине по разделению "Нафтогаза України", такое условие выдвигают представители кредиторов от международных финансовых организаций. Так или иначе, решение правительства про подчинение непосредственно себе НАК "Нафтогаз України" - это начало долгих позиционных действий. То, что Гройсман решил не заминать это дело, а поднял его на более высокий уровень, говорит лишь о том, что он стал на сторону Кубива и продолжит проводить абсолютно правильное разделение НАКа.