Экономика

Райские проценты

Министерство здравоохранения ухитряется завалить работу по всем направлениям, которые только возможно представить. В то время как медицинские реформат

Министерство здравоохранения ухитряется завалить работу по всем направлениям, которые только возможно представить. В то время как медицинские реформаторы "тендерят", в санаториях обваливаются балконы и гибнут дети

30 мая с. г. в Симеизе случилось ЧП, прямое отношение к которому, можно сказать, имеют Минздрав и его глава. В детском противотуберкулезном санатории "Юность" обрушился балкон 3-го этажа спального корпуса, в результате погиб один ребенок, второй был госпитализирован в Ливадийскую больницу. И это спустя две недели после того, как премьер-министр поручил Раисе Богатыревой взять под личный контроль готовность детских лагерей к приему детей в летний период.

Полный игнор

"Эти уроды убивают наших детей. Богатырева и компания, посмотрите в глаза родителям", — написал на своей страничке Facebook местный журналист Леонид Карпов. Скандал активно обсуждали в СМИ и в соцсетях. Одним из первых отреагировал на произошедшее министр курортов и туризма Автономной республики Крым Александр Лиев.

"Санаторий принадлежит государству и находится в сфере управления Министерства здравоохранения Украины. Крымская власть в 2011 и 2012 годах обращалась с просьбой передать санаторий "Юность" в управление Совета министров Крыма, аргументируя именно тем, что он в "плачевном состоянии", и при этом Минздрав Украины совершенно не уделяет внимания решению проблем этого детского санатория. Минздрав Украины нам отказывал без объяснений", — написал он на своей странице в Facebook.

По итогам происшествия замминистра Александр Толстанов рапортовал, что финансирование санатория осуществлялось на 60%. То, что подано заместителем министра Раисы Богатыревой как достижение, на самом деле означает полный провал — если называть вещи своими именами, то санаторий не финансировался в полном объеме, а это значит, что денег на ремонт не было и быть не могло.

В то же время в передаче "Грошi" телеканала "1+1" в начале июня журналисты выяснили, что Минздрав тратит деньги не туда, куда стоило бы, и привели следующие цифры: на ремонт министерских кабинетов из бюджета потрачено 2 млн грн. в 2011 г. и 400 тыс. грн. в 2012 г. "Этих денег хватило бы на ремонт корпуса крымского санатория. <…> В ее кабинет теперь ведет отдельный вход с персональным пунктом охраны, мраморные ступени, ковровые дорожки, венецианская штукатурка, дубовые двери, элитный кафель — антураж пятизвездочного отеля", — говорится в сюжете телеканала.

Телеканал также подсчитал, что в то время, когда больницы и санатории трещат по швам, в министерстве установили унитаз за 4 тыс. грн., рукомойник за 2 тыс. грн. и персональный министерский микролифт.

"Совмин Крыма на подобные государственные санатории практически не имеет влияния. Руководство назначается из Киева и не согласовывается (по факту) с Крымом, а о своей деятельности госсанатории Минздрава Украины местную власть даже не информируют. В сентябре прошлого года я публиковал список из 15 крупных объектов (санатории, отели), как государственных, так и частных, от посещения которых просил воздержаться. Под номером 12 в этом списке был санаторий Минздрава Украины "Юность". Реакции органа управления (Минздрава Украины) не последовало", — утверждает Александр Лиев.

И это далеко не единственное, что пред­по­читает не замечать министр Раиса Богатырева. В ответ на многочисленные обращения со стороны игроков рынка, общественных организаций и даже выговоры со стороны правительства и президента министерство выбрало тактику полного игнори­рования. Оно не реагирует на письма ген­прокуратуры, обращение Госэкспертизы, Гослекслужбы и т. д.

В частности, в письме ГПУ от 20 ноября 2012 года правоохранители подчеркивают, что отсутствие четкого взаимодействия между Мин­здравом и Государственным Экспертным центром, который осуществляет экспертизу материалов, поданных на государственную регистрацию лекарств, приводит к обороту некачественных пре­паратов. В письме также сказано, что Госэкспертиза написала Гослекслужбе (входит в структуру Минздрава) 40 писем о случаях не­эффективности ряда лекарственных средств. Письма "оставлены без внимания".

Неудивительно, что министру недосуг. Зачем заниматься проблемами людей, когда время делать деньги. На чем же может зарабатывать министр? Да на всем, что имеет отношение к бюджетным закупкам. Последнюю выволочку Богатырева наверняка получила от президента за поход за покупками в магазин Луи Виттон, который заснял на видео нардеп Олег Ляшко. С годовым доходом в 552 тыс. грн. в таком магазине делать нечего, и министр в комментарии прессе оправдалась, что забирала чужие покупки, и об этом сказала президенту.

Может, он ее и услышал, но весь интернет активно обсуждал и этот скандал, и стоимость других покупок госпожи Богатыревой. Негатив, который министр тоже предпочитает игнорировать. Теперь все "сочувст­вующие" ожидают фотографий апартаментов, которые она якобы обустроила себе в Мин­здраве, чтобы разместить их в соцсетях рядом с фото обрушившегося в симеизском санатории балкона. По таким "мелким" поводам министр предпочитает хранить молчание.

А в то же время…

На носу — президентские выборы. Де-факто они уже начались, и реноме будущих кандидатов уже находится под угрозой. Согласно соцопросам GFK Ukraine в апреле 2013 г., рейтинг Виктора Януковича, по сравнению с мартом, остался на прежнем уровне — 16%. У партии, которая при входе во власть пользовалась поддержкой трети избирателей, партийный рейтинг, согласно тому же исследованию, находится теперь на уровне 17%. По мнению Глеба Вышлинского, заместителя директора GfK Ukraine, такие данные стали возможными в том числе и из-за низкого уровня доверия населения к власти.

Парламентские выборы тоже не за горами. Согласно динамике, которую предоставляет на своем сайте центр Разумкова, партийные рейтинги регионалов с 39,1% в апреле 2010-го упали до 22,1% в апреле 2013 г.

Не последнюю роль в происходящем играет и ситуация в сфере здравоохранения, которая у всех на устах последние несколько лет. Если в других реформируемых сферах можно сослаться хоть на какие-то успехи, то в сфере здравоохранения, которой управляет министр от Партии регионов — полный крах.

Закупка по завышенной стоимости машин скорой помощи, проволочки с регистрацией таблетированного морфина, затягивание сроков регистрации препаратов, скандалы с остановкой лекарств на таможне, удорожание лекарств, сокращение количества лечебных учреждений, смерть детей от некачественных вакцин, фальсификат и продажа некачественных препаратов, наводнивших Украину, — все это происходит, а ответственности в Минздраве никто не несет.

Законы, которые принимаются на протяжении этого времени, увы, не делают эту сферу лучше для простых граждан. К примеру, 1 августа 2012 г. президент подписал закон №5044-VI "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины по вопросам государственных закупок", которым госпредприятия, по сути, освобождаются от обязательного действия тендерных процедур закона "Об осуществлении государственных закупок". А 5 апреля 2013 года ВРУ прого­лосовала в первом чтении за законопроект №0884.

"Теперь Министерство здравоохранения, например, всегда будет отказывать в участии в тендерах иностранным производителям лекарств, поскольку участники тендера теперь должны иметь не только необходимую материально-техническую базу, но и "собственные производственные мощности". На практике это означает торжество посредников, которые будут импортировать иностранные лекарства, паковать их в коробки на "собственных мощностях" и в десять раз дороже продавать государству. До свидания, свободный рынок", — писал в тот же день нардеп, глава комитета по борьбе с организованной преступностью и коррупцией Виктор Чумак. Ну что же, зато в такой мутной воде удобно ловить большую рыбу.

Немножечко регистрации

Основные потоки, на которых в созданной системе министр здравоохранения может стричь купоны — регистрация лекарственных средств. О том, что министр фактически приватизировала это направление, писала в блоге Александра Кужель, сетуя на то, в каком состоянии находится здравоохранение из-за того, что Раиса Богатырева и Татьяна Бахтеева (курирует вопросы здравоохранения в Раде) не могут поделить одно пространство.

"Теперь на регистрации сидит Рая Богатырева, а Таня Бахтеева это пережить не может, поэтому и придумала лицензирование. В министерстве на этом будет зарабатывать Рая, а Таня будет зарабатывать на лицензировании. Самое смешное, что они заносят абсолютно недостоверную информацию и премьеру, и все остальным", — писала в феврале 2013 г. оппозиционный нардеп.

В письме из ГПУ на имя Раисы Богатыревой сказано, что прокуратура зафиксировала многочисленные нарушения в сфере регистрации препаратов. "В Украине зарегистрировано свыше 13 тыс. лекарственных средств и 400 иммунобиологических препаратов. <…> Треть из зарегистрированных в текущем году 685 препаратов не имеет подтверждения соответствия условиям производст­ва лекарств надлежащей производственной практики". При этом, отмечается в письме, Минздрав проводил регистрацию ряда препаратов, несмотря на данные, предоставленные Гослекслужбой о производителях, которым было отказано в выдаче сертификатов соответствия.

"Не было принято никакого решения о полном или частичном запрете применения медикаментов, которые были введены в оборот на территории Украины на протяжении двух лет с момента их государственной регистрации (перерегистрации). <…> В то же время препараты этой категории составляют десятую часть (1354) от всех зарегистрированных", — указывает на вопиющие факты Генпрокуратура в своем письме на имя министра от 20 ноября 2012 года. В ответ — опять молчание.

Пощупать импорт

До недавних пор удавалось заработать еще и на вотчине Бахтеевой — импорте. С 1 марта 2013 г. в Украине стартовало лицензирование импорта лекарств, то есть без этого документа импортеры не имели права ввозить лекарства. Лицензии пришлось выдавать с 1 марта практически всем желающим, дабы не остановить импорт лекарств. Ведь в противном случае это грозило полным коллапсом фармрынку, поскольку большая часть рынка лекарств в денежном выражении приходится на иностранные лекарства. За два-три месяца пациенты могли полностью вымести лекарства из аптек и, как следствие, стране грозил бы лекарственный дефицит.

Вполне возможно, что секрет введения необходимого лицензирования импорта лекарств заключается вовсе не в желании чиновников пресечь ввоз некачественных препаратов в Украину, а в стремлении пополнить собственные карманы, оказывая помощь в оформлении всех необходимых документов и не "ставя палки в колеса". "В частных беседах представители фармацевтических компаний оценивают стоимость вывода одного лекарственного препарата на отечественный рынок в $200 тыс., — комментировал в феврале на сайте "Forbes" Виктор Чумак. — А официальный срок такой процедуры занимает не менее 1 года. Новая же лицензия еще больше уве­личит расходы поставщиков, которые будут переложены на плечи пациентов".

"По нашим подсчетам, только за лицензию на одну серию препаратов придется заплатить более 30 тыс. грн. Естественно, это скажется и на цене лекарств", — возмущалась в феврале в интервью "Фокусу" Ольга Стефанишина, исполнительный директор общественного Совета по вопросам доступа к лечению в Украине. И это только официальный платеж для ввоза одной партии препарата.

Импортом занимался один из, без пре­увеличения, животворных источников Богатыревой — официальное представи­тельство Heel в Украине — торговый дом "Каск­ад-медикал" (объем розничных продаж Heel в прошлом году составил $52,56 млн). Однако недавно лавочку прикрыли. В середине мая торговый дом столкнулся с проблемой: СБУ и Гослекслужба изъяли с их склада 3,9 млн упаковок лекарств общей стоимостью примерно €30 млн. Компанию обвинили в изготовлении и рас­пространении фальсифицированных препаратов.

Впрочем, не обошлось и без контрабанды. По мнению представителей СБУ, которых цитировали СМИ, на складе компания содержала просроченные препараты, время от времени заменяя упаковку с нужными сроками. Обнаружены были также и нерасфасованные препараты, незарегистрированные в Украине, по мнению все тех же сотрудников СБУ, ввозившиеся в Украину нелегально, т. е. контрабандным путем. Все это открылось в рамках внеплановой проверки, санкционированной Гослекслужбой. Последняя в своем заявлении отметила, что по лицензии "Каскад-медикал" имела право только на импорт и оптовую торговлю лексредствами, а все остальное — вне закона. В результате того, что "крыша" Богатыревой "протекла", без качест­венных и нужных препаратов осталась вся страна.

Отношения Минздрава с Гослекслужбой давно далеки от идеальных. Оба ведомства давно не упускают возможности поставить друг другу подножку. Например, в прошлом году Гослекслужба отказала в выдаче сертификата соответствия условиям производства лекарственных средств 38 производителям. А Минздрав их регистрационные удостоверения оставил в силе.

Причиной такого положения дел может быть то, что министр "крышует" сферу регистрации препаратов, а Гослекслужбу к кормушке не допускают. "Как только наступил Соловьев на мозоль Богатыревой — "иди сюда", и все свои связи начинает поднимать, чтобы остановить оздоровление ситуации и санацию процесса", — возмущался на слушаниях парламентского комитета по вопросам экономической политики "Государст­венные закупки в сфере здравоохранения", состоявшихся 24 мая 2013 года, нардеп-свободовец Святослав Ханенко (возглавляет подкомитет по медреформе).

Теперь, после скандала с Heel, глава Гослекслужбы Алексей Соловьев инициирует обращение в парламент, в котором будет просить отменить норму об обязательном предупреждении предприятий о проверке в части предупреждения аптек. Поговаривают, что и это приносило доход.

Бюджетные калькуляторы

Еще одно важное направление — тендеры (в  2012 г. Минздрав провел тендеров примерно на 1,5 млрд грн.). Раньше компания сына министра была одним из бенефициаров бюджетных средств (ПАО "Фармстандарт-Биолик", одним из учредителей которой значился сын Богатыревой — Александр, официально контролировал примерно 20% акций). От вакцины против гепатита, купленной фарм­фирмой, погибли дети, возник скандал. Якобы эти вакцины изготавливались с грубыми нарушениями производственных технологий.

В частности, об этом свидетельствует письмо главы Гослекслужбы Алексея Соловьева в ответ на запрос народного депутата Татьяны Бахтеевой о причинах приостановки лицензии для вакцины против гепатита В, произведенной "Фармстандартом". "По результатам проверки по месту проведения деятельности Харьковская область, г. Харьков, Помирки <…> установлено наличие 14 критических, 22 существенных и 4 несущественных нарушений Лицензионных условий (Акт от 06.12.2012 г. №62-в)", — говорится в письме. Если в 2010 г. компания сына Богатыревой получила подрядов от Минздрава на 15,53 млн грн., то дальше был только рост: в 2011-м — 28,93 млн грн., в 2012-м — 34,39 млн грн.

Жесткой рукою министр решила проблему. Вскоре ее сын продал свой пакет другу и компаньону — Александру Забудкину, владевшему почти 25% акций. А 29 мая с. г. российский производитель "Фармстандарт" приобрел почти 97% "Фармстандарт-Биолика". Но игроки рынка сомневаются, что Богатырев, формально уйдя из бизнеса, ушел оттуда по-настоящему.

Косвенно в пользу такой версии может свидетельствовать и то, что в начале июня 2013 г. одним из крупных бенефициаров тендерных средств стала ООО "Вектор Фарма", получившая 96,32 млн грн. Формально она не имеет отношения к сыну министра. В то же время, по сообщениям издания "Нашi грошi", директором этой компании является некто Виктор Киптык, фигурирующий как один из соучредителей в других фармкоманиях с Иваном Луговым — директором "Биолика".

Александр Богатырев и Александр Забудкин имели отношение еще к двум компаниям, занимающимся онкопрепаратами — ООО "Синбиас фарма" и "Онко Дженерикс". В этих двух компаниях, равно как и в "Биолике", одним из владельцев фигурировал банкир Сергей Максимов. Отношения трех "компаньонов" на определенном этапе зашли в тупик, Максимов искал покупателей на свои доли в России и нашел — якобы тот же "Фармстандарт". Однако вскоре бывшие компаньоны обвинили его в рейдерстве и аккуратно от собственности "отодвинули".

Недавно регионал Виталий Журавский сделал депутатский запрос по поводу происходящего с онкопрепаратами. По его информации, Минздрав во время формирования плана закупок онкопрепаратов не учитывает реальные потребности регионов не только при формировании перечня лексредств, но и в том, что касается объемов закупок, и настаивает делать заявки на 2013 год в полном объеме (без учета уже существующих остатков препаратов в регионах). "Это приводит к тому, что создан запас онкопрепаратов, которые не могут быть использованы в регионе и будут уничтожены после окончания срока действия", — считает Журавский.

По его мнению, такой подход создает постоянный дефицит необходимых лекарств и приводит к неэффективному использованию бюджетных средств. "Я обратился во временную следственную комиссию Верховной Рады по вопросам расследования фактов нарушения законодательства Украины при осуществлении государственных закупок, неэффективного использования государственных средств и злоупотреблений служебным положением со стороны должностных лиц", — пишет Журавский на своей странице в Facebook.

Внимание на то, что происходит с медицинской реформой, обратил и комитет ВР по экономической политике. Согласно документам, которые были оглашены на заседании комитета 24 мая с. г., всего в сфере здравоохранения по состоянию на 2013 год ведется 12 уголовных дел.

Подсчеты на крови

В начале июня сын министра снова оказался в центре внимания СМИ. Телеканал "1+1" обратил внимание на его недвижимое имущество в Конче-Заспе, увязав этот факт с неконкурентными преимуществами, которые ему дает родство с министром. Однако после всех скандалов компании, аффилированные с сыном Богатыревой, вряд ли будут фигурировать в числе "тендерных любимчиков", поэтому министру приходится идти в обход. Например, в том, что касается обеспечения пациентов онкопрепаратами через компанию "Фармекс-груп". В апреле 2013 г. Минздрав по результатам тендеров заключил соглашения с рядом компаний на почти 395 млн грн. В эту сумму входит приобретение лекарственных средств, медуслуг, оборудования. Бизнес, независимо от того, кто находится у руля, хочет делать бизнес.

Поэтому неудивительно, что и в числе апрельских победителей тендеров — знакомые лица. К примеру, Борис Литовский, которого в СМИ частенько называли "фармолигархом" и "давним партнером Александра Богатырева". В этот раз его компании ООО "Фармекс Груп" (зарегистрированной на офшоры) достались 114,44 млн грн. на осуществление поставки вакцин. В сентябре 2012 г. компания Литовского получила 6,3 млн грн., а в 2011 году в общей сложности от государства Литовский "загреб" почти 140 млн грн.

Либо через компанию "Биофарма", в скандале с которой все-таки успел засветиться сын Богатыревой. С легкой руки заместителя ми­нистра Александра Толстанова в феврале 2013 года был закрыт отдел производства препаратов в Киевском центре крови.

Сотрудники центра в своем открытом письме в прошлом году указали, почему такое могло произойти: "Сегодня на территории Киева и Киевской области существует только одно производство препаратов крови, которое имеет мощности для переработки плазмы крови и заинтересовано в качественном сырье — это частное акционерное предприятие "Биофарма", которое не так давно было государственным и выпускало жизненно необходимые иммунобиологические препараты. У предприятия всегда были проблемы с качественным сырьем (плазмой). Контрольным пакетом этого завода владеет Константин Ефименко, который имеет определенный административный ресурс и с помощью Александра Богатырева мог пролоббировать закрытие отдела производства препаратов крови. К слову, завод "Биолек", принадлежащий Александру Богатыреву, производит биопрепараты и является одним из основных поставщиков вакцин, что неоднократно отмечалось в СМИ. Это подтверждает и тот факт, что на протяжении многих лет "Биофарма" декларирует строительство в городе Белая Церковь комплекса переработки донорской плазмы".

После продажи в октябре 2012 года доли предприятия контроль над ним, тем не менее, сохранили за собой регионал Василий Хмельницкий и первый замминистра инфраструктуры Константин Ефименко. Теперь плазму, которую в Киеве больницы получали бесплатно, медикам и населению придется покупать. Стоимость сырья, проходящего через Киевский центр крови, руководитель отдела производства препаратов Центра крови Ольга Борисевич оценивала в 800 тыс. грн., а стоимость произведенных из него препаратов крови — в 4 млн грн. Несложно предположить, в чьих карманах осядет разница. Если в 2011 году компания получила господрядов на сумму почти 14 млн грн., то в 2012-м — уже почти 62 млн. В апреле-мае 2013 года "Биофарма" получила 48,4 млн грн. бюджетных средств, и все еще впереди.

Внезапно…

Примечательно, что в этом году тендер на по­ставку препаратов свертывания крови получило госпредприятие "Индар" (почти на 2 млн грн.). Благодаря лоббистским законам оно получило возможность штамповать, что пожелает, в обход тендеров. Ранее "Индар" занимался только производством инсулинов, да и то не лучшего качества (судя по претензиям пациентов, не раз озвученным в интернете), теперь же выиграл тендер на поставку препаратов для лечения ВИЧ/СПИД на почти 103 млн грн. Завод также получил подряд на поставку вакцин на 104 млн грн. Надо ли упоминать, что все эти категории не входили в специализацию "Индара"?

Очень вовремя пришлось апрельское выступление министра на Международной конференции в Брюсселе (международная конференция по вопросам ВИЧ/СПИДа "Право на здоровье, право на жизнь"). "Следует сказать, что сегодня почти 50% потребностей Украины в сфере противодействия ВИЧ/ СПИДА покрываются за счет средств Глобального фонда", — цитируют информагентства министра. Учитывая, что в апреле 2013 года вступило в силу постановление правительства "Об освобождении от НДС товаров и услуг, которые закупаются за деньги Глобального фонда в Украине", надо ли понимать это так, что теперь Глобальный фонд окажется перед фактом необходимости закупать эти препараты у нужных предприятий?

Тем более что прецедент уже создан. В письме Счетной палаты от 22 марта 2013 года Андрею Иванчуку, народному депутату, члену фракции "Батькивщина", сказано, что из-за недостаточного контроля со стороны Мин­здрава, в ГП "Укрвакцина" более девяти месяцев не поставлялся закупленный им противотуберкулезный препарат на сумму 6489,9 тыс. грн. При этом вследствие недополучения закупленных препаратов и несвоевременного их распределения Минздравом были созданы условия для задержки поставки этих препаратов в учреждения здравоохранения, нарушения схем и прерывания процесса лечения и приобретение лекарств на другие средства, указано в письме нардепу. В конце концов в Счетной палате пришли к выводу, что "при отсутствии в Министерстве надлежащего мониторинга цен на препараты иностранного производства созданы условия для закупки у коммерческой структуры лекарственных средств по ценам, которые в 2,6-1,3 раза превышают цену этого же препарата, приобретенного за счет гранта Глобального фонда и поставленного в лечебные учреждения в 2012 г.".

А ведь Минздрав является главным акционером "Индара" — 71% предприятия принадлежит ГАК "Укрмедпром" (ранее "Госмедпром"), входящего в структуру министерства. Кроме того, предправления "Индара" Любовь Вишневскую, которая ухитряется совмещать свою деятельность на госпредприятии с бизнесом (совладелица фарм­компании "Ридан"), называют подругой нынешнего министра здравоохранения.

Одним из ключевых людей в министерст­ве называют заместителя министра Романа Богачева, который курирует тендерное направление в ведомстве. Несмотря на то что Богачева называют человеком бывшего министра Александра Анищенко, а того, в свою очередь, — протеже Татьяны Бахтеевой, это не помешало ему, человеку без профильного образования, стать сначала советником, затем замминистра и успешно удержаться на этой позиции. Разве было бы это возможно без поддержки министра? Вряд ли.

24 мая с. г. в Запорожье произошло несчастье. Психически больной человек вызвал скорую и облил бригаду кислотой, попутно изрубив фельдшера — молодую беременную женщину. Заместитель министра, когда врачи пришли к нему с вопросами "как защититься", не нашел ничего лучше, как ответить: "Заметьте, какие-то бредовые мысли в голову психически больным людям просто так не приходят. Может, стоит уменьшать количество негатива из средств массовой информации и больше говорить о достижениях?" — цитирует интернет-сайт "Взгляд". С такими людьми министр в связке, такой негативный резонанс они создают в СМИ.

Нечего ездить

В целом проводимое реформирование вызывает у украинцев очень много нареканий. Одним из таковых является фактическое сокращение медицинских учреждений, что прямо запрещено Конституцией Украины. Делается это под разными предлогами, но факт остается фактом — зачастую пациентам приходится тратить больше прежнего времени на приезд к врачам, что не всегда возможно, особенно для пожилых граждан. Например, по данным интернет-издания "Дело" в декабре прошлого года Днепропетровский областной совет принял решение о ликвидации сразу 13 больниц, а в Кривом Роге — семи, притом что в 2012-м в Днепропетровске уже были закрыты три больницы.

При этом на голосование провластного большинства не повлияли ни возмущенные пациенты под стенами, ни предостережения оппозиции в зале. Власти уверяли, что изменения необходимы для эффективного использования бюджетных денег, часть медучреждений присоединят к другим, того же профиля, медперсонал без работы не оставят. В официальном решении совета указано, что будет происходить реорганизация путем присоединения. "Слить" решили больницы одного типа, в частности детские поликлиники в Кривом Роге, городской и областной онкоцентры. Правда, к примеру, две клинические больницы в Днепропетровске, которые объединили, находятся в разных районах города — одна на левом, другая на правом берегу. В то же время оппоненты этих слияний предостерегали: оно, как и вся медицинская реформа в области, не прошло общественного обсуждения.

Все это, в конечном итоге, не может не отразиться на качестве медицинской помощи населению, лекарств и ценах на них в аптеках. ГПУ обвиняет должностные лица Минздрава в "недостаточном контроле", из-за которого лечебные учреждения не предоставляют вовремя достаточно данных о выявлении опасных побочных реакций при применении лекарств. В результате, по состоянию на 2012 год, министерство не предоставило ни одного предложения о запрете (полном или частичном) медицинского применения препаратов.

Цены же, несмотря на все заявления чиновников, остаются заоблачными. 19 мая Раиса Богатырева заявила, что ведет переговоры с импортерами по пересмотру ценовой политики. Пикантность ситуации заключается в том, что лекарства могут стать доступными в том случае, если аптеки заполнят препаратами отечественного производства. Цены на них, по мнению чиновников от здравоохранения, якобы ниже, а вот о качестве никто и не упоминает.

В начале июня тему цен на лекарства поднял премьер-министр Николай Азаров, сославшись на то, что "президент требует от правительства расширить практику применения государственного регулирования цен на жизненно необходимые лекарства". На заседании правительства 5 июня с. г. премьер напомнил, что цены на ряд онкопрепаратов, а также средства для лечения ВИЧ/СПИДа и туберкулеза в Украине по сравнению с Европой "в разы выше". В связи с чем поручил Минздраву разработать программы госрегулирования цен на определенные лекарства против социально значимых заболеваний.

В середине октября прошлого года президент погрозил министру пальцем: "Многие жалуются на цены на лекарства. Эта работа ведется, но не системно. Некоторые ини­циативы, которые были еще 2-3 месяца назад, затормозились. Я предупреждаю, Раиса Васильевна, вас лично: как только закончатся выборы, на Совете национальной безопасности и обороны мы рассмотрим все под микроскопом, что выполнено и что не выполнено". В этом году все сделано ровно наоборот. В мае с. г. Миндоходов и сборов реанимировал тему введения на лекарства 7%-го НДС. "НДС, по сути, является налогом на потребителя и, в конечном счете, ложится на плечи пациента. Важно глубинное понимание ответственности перед обществом и осознание последствий подобной инициативы", — говорится в заявлении Ассоциации представи­телей международных фармацевтических производителей Украины (AIPM Ukraine).

Комментариев и заявлений министра по этому поводу нет, впрочем, это уже не удивляет. Ведь если еще год назад процент на тендерных откатах, по словам игроков рынка, составлял 20%, то в этом году, по их уверениям, он достиг уже 30-40%. Самое интересное — впереди.