Экономика

Рецепт вечной кабалы. Почему деньги МВФ не помогают выйти из кризиса

В октябре МВФ предупредил мир об очередной серьезной проблеме

Уровень совокупного долга правительств, домохозяйств и нефинансовых корпораций достиг рекордных $152 трлн, или 225% мирового ВВП. Еще в 2002 г. этот показатель был ниже — «всего» 200%, в предкризисном 2008-м — 220%.

Что это означает?

Во-первых, весь мир должен работать два года и три месяца, чтобы просто рассчитаться с долгами. Причем все это время должникам придется ничего не покупать, а выпущенную продукцию сбывать инопланетянам (ведь должники ничего не покупают!).

Во-вторых, последние годы долг рос быстрее, чем мировая экономика. Это может означать, что ощутимая часть этих кредитов была потрачена неэффективно (инвестиции в Украину на волне Оранжевой революции постигла именно такая судьба).

В-третьих, даже после кризиса 2008 г., который был спровоцирован перегревом рынка недвижимости в США и вызван чрезмерным ростом кредитования по всему миру, долг продолжил увеличиваться, пусть и не так быстро, как накануне.

Глобальные последствия

Долги — это проблема, а большие долги словно камень на шее экономики. Домохозяйства, выплачивая кредиты, не могут покупать столько же товаров, сколько покупали раньше (разве что за счет новых займов). Компании вместо инвестиций в развитие должны откладывать деньги на обслуживание долгов, а правительства — повышать налоги или сокращать расходы. Это снижает спрос на произведенные товары, которые оказываются никому не нужными, и может вызвать порочный круг, когда финансовый кризис вызывает рецессию, а рецессия усугубляет финансовый кризис.

Кроме того, центральные банки развитых стран в таких условиях не могут возвращать ставку на докризисный уровень. Это означает, что накопительная пенсионная система по всему миру продолжит испытывать дефицит (прямо как наша отсталая солидарная), который будет решаться или за счет самих пенсионеров, или за счет правительства, или за счет бизнеса.

При этом низкая ставка и постоянные попытки центробанков перезапустить экономику через кредитование приводят лишь к тому, что объем плохих кредитов только увеличивается. В поисках нормальной (по старым меркам) доходности люди более охотно вкладывают деньги в авантюры и финансовые пирамиды. Чего, например, стоит активный выпуск украинскими компаниями и правительством облигаций, номинированных в долларах и евро, в 2010–2013 гг.? А ведь их кто-то покупал, зная риски, но готовый пойти на них ради 7–10% годовых.

Для полноты картины

Конечно, у всех вышеназванных проблем есть обратные стороны.
Во-первых, многие западные компании, имея реальную возможность рассчитаться с долгами, занимались «финансовым инжинирингом». Вместо погашения долгов или даже инвестиций в развитие они тратили деньги на выкуп собственных акций. Смысл действий прост: если стоимость ценных бумаг растет, то акционеры довольны (ведь они  богатеют!), а руководители компании получают высокие зарплаты и бонусы за свой труд. Это популярная тема для брюзжания в западной прессе, но адекватного решения нет, ведь руководителя, который не печется об интересах акционеров, просто снимут с должности, а средняя продолжительность владения акцией в США составляет четыре месяца. Так что результат надо показывать здесь и сейчас.

Во-вторых, обременительность долга напрямую зависит от процентной ставки. И 225% ВВП сегодня — это совсем не то, что 220% в 2008 г. Сейчас обслуживание кредита обходится намного дешевле (нас это не касается, потому что брали в валюте, после чего гривня обвалилась).

В-третьих, низкие процентные ставки в долларах и евро и до сих пор раздутые цены на сырье, кроме того что приносят краткосрочную выгоду таким странам, как наша (для долгосрочной не хватило ума), позволяют активнее развиваться новым технологиям — от добычи сланцевой нефти и до «зеленой» энергетики.

В-четвертых, рост долгов необязательно плохое явление. В развитых в наше время странах в конце XIX в. объем долгов к ВВП колебался в районе 10–20%. Сейчас — более 100%. Конечно, украинский опыт, который вкратце можно описать так: распиливай кредиты, когда мировые цены на сырье растут (2005–2008; 2010–2013 гг.), страдай, когда цены на сырье падают, из любого сделает ненавистника банкиров-финансистов и «прочих масонов». Но такой подход не учитывает главную причину, по которой и компаниям, и правительству приходилось брать кредиты за границей, — неэффективную работу отечественной финансовой системы.

По разным оценкам, на руках у населения от $20 млрд до  $80 млрд налички. Почему они не идут в дело? Да потому, что люди знают, чем зачастую заканчиваются бизнес-начинания в нашей стране, что случается с банками и каким зверем может быть инфляция. Как видим, «мировое правительство» тут не при чем.

Как победить долг

Есть несколько способов снижения чрезмерной долговой нагрузки. Через быстрый экономический рост, когда экономика обгоняет кредитование, с помощью инфляции, когда старые долги съедаются ростом цен, через списание и реструктуризацию.
Сейчас мировая экономика растет медленно, инфляция в развитых странах остается низкой (еврозона 0,4%, США 1,7%, Япония -0,5%, Великобритания 0,6%), а многие докризисные долги, по информации Bloomberg, висят на балансе правительств, занимавшихся спасением крупных банков и компаний. Как ни крути, патовая ситуация, переходящая в цугцванг. Но давайте перейдем к проблемам нашего хутора.

Несмотря на обвал экономики, инфляция и массовое списание кредитов (с последующей смертью десятков банков), а также подорожание кредита (по данным НБУ, сейчас финучреждения кредитуют под 20–30% годовых без учета комиссий) привели к тому, что в Украине в целом произошел делевериджинг (см. Кредиты, выданные нефинансовым корпорациям, домохозяйствам и некоммерческим организациям, % от ВВП).

Но это одна сторона медали, так как в статистике не учитывается, например, выпуск еврооблигаций украинскими компаниями или привлечение кредитов за границей. Кроме того, здесь не отображен и взрывной рост госдолга в результате падения ВВП в долларах, а также перехода части обязательств частного сектора государству (помните, как для наполнения Фонда гарантирования вкладов пришлось выпускать ОВГЗ?). Как видим, наша ситуация со времен начала мирового кризиса только ухудшилась (см. Динамика совокупного государственного долга). 

Мы не развитая страна, наша возможность перекредитовываться весьма ограничена, а экономика намертво привязана к мировым ценам на сырье. При этом долги частного сектора легким движением руки оказались на плечах у государства, которое сейчас берет деньги у МВФ, чтобы отдавать другим кредиторам. И здесь кроется интересный момент: МВФ нельзя не отдать долги. Если другим кредиторам мы могли весной или летом 2014 г. сказать «до свидания» и объявить дефолт, то, не заплатив МВФ, мы окажемся в компании Судана, Зимбабве и Сомали.

Есть и другой парадокс: для страны всегда лучше «пропетлять» и одновременно провести реформы, чем скрежетать зубами и платить. Но если есть хоть малейшая возможность проскочить, то и реформами никто не будет заниматься.  Подтверждением  является то, как бездарно были потрачены 2002–2008  и 2010–2013 гг. внешнеэкономической стабильности.

Что делать в такой ситуации?

Во-первых, народ должен уяснить, что халява всегда выходит боком. И любое пиршество популистов на временном улучшении внешнеэкономической обстановки (дай мне украсть, а я тебе — льготы, пенсии, зарплаты) всегда приводит к тому, что ситуация становится еще хуже, чем была.

Во-вторых, в обозримом будущем никакого чуда не случится и нам нужно полагаться в первую очередь на себя, а не только мечтать получить денег от МВФ, при этом ничего не меняя в экономике.

В-третьих, программу МВФ все равно надо выполнить. Украинские власти привыкли в трудную ситуацию бежать за помощью к Фонду. Как только деньги получены, а дела пошли немного в гору, от сотрудничества под любым предлогом отказываются, не закончив реформ. Но такой специфический подход только усугубил проблемы страны.