Экономика

Российский экономист о сотрудничестве с Китаем: Назло маме уши отморожу!

Контракты, подписанные Путиным в Китае, еще больше консервируют закостенелую структуру российской экономики

Сергей Алексашенко, российский экономист, директор по макроэкономическим исследованиям Высшей школы экономики на своем блоге написал о том, к чему в действительности приведет сотрудничество Москвы и Пекина.

Количество новостей о российско-китайском экономическом сотрудничестве, появившееся в наших СМИ, зашкаливает за разумные пределы. Такое ощущение, что к визиту президента Путина в Китай, каждый уважающий себя бизнесмен или губернатор, посчитал необходимым как следует подготовиться. Смотрите.
Московское метро: инвестор - China International Fund, строитель - China Railway Construction Corporation . Освоение Удокана - китайская инвестиционная компания HOPU. Газпромовский завод СПГ во Владивостоке - доля предлагается китайской компании. Новый сборочный автозавод в Тульской области - китайcкая Great Wall. Даже Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ), задача которого состоит в привлечении иностранных инвестиций в Россию, отрапортовал ... о своей готовности вложить сотню миллионов долларов, полученных, между прочим из российского федерального бюджета, в сингапурскую логистическую компанию Global Logistic Properties, развивающую свой бизнес в Китае.

И это в стране, где только ленивый не повторяет мантру о миллионах китайцев, безнадзорно бродящих по российским просторам. В стране, где параноидальные страхи политиков относительно китайского вторжения, были доминантой на протяжении последних 12-13 лет. Где, любые прежние попытки привлечь китайские инвестиции в Россию натыкались на железобетонный взгляд исподлобья и слова: "Вы что, не понимаете?", сказанные таким тоном, что после этого следовало немедленно раствориться в воздухе.

Я нормально отношусь к международному партнерству в бизнесе, поскольку уверен, что у каждой страны есть свои интересы и свои конкурентные преимущества. И если инвестиционные сделки совершать не по принуждению, то реализованные проекты могут быть эффективными для всех участников. Только вот все приведенные мною примеры говорят о том, что, если интерес китайской стороны вполне понятен (получение доступа к сырьевым ресурсам, вложение капитала, обеспечение своих компаний контрактами), то интерес российской стороны - увы, не прослеживается.

Поездка Путина в Китай - это, своего рода, поездка русского князя в Золотую Орду за ярлыком на княжение, который (ярлык) одновременно выступает твоей охранной грамотой. Российский президент и его окружение считают, что закрывая двери для экономического и финансового сотрудничества с Западом, российская экономика сможет заместить его набором различных проектов со своим восточным соседом. И именно эта вера является отражением полного непонимания российскими политиками того состояния, в котором находится наша экономика и тех рецептов модернизации, которые ей предписаны.
Российские политики не понимают, что никакие китайские инвестиции не приведут к притоку в Россию человеческого капитала, без которого никакого долгосрочного эффекта от этих инвестиций не будет.

Российские политики не понимают, что китайские инвестиции не создают никакого запроса на повышение качества российского образования, а пределом мечты каждого третьего российского студента так и останется "Газпром", над неэффективностью и неповоротливостью которого смеётся весь мир.
Российские политики не понимают, что те контракты, которые Владимир Путин и сопровождающие его бизнесмены и губернаторы собираются подписать в Китае еще больше консервируют закостенелую структуру российской экономики, закрепляют её "унизительную сырьевую зависимость" (и какая, в конце концов, разница - зависимость от Европы или Китая?).

Впрочем, чего не сделаешь, чтобы насолить треклятому Западу? Как там сказал Сергей Лавров? - "Назло маме уши отморожу"? Ну-ну... Маме, конечно, не очень приятно будет, но жить с отмороженными ушами всю оставшуюся жизнь не она, ведь, будет. Правда?