Экономика

Ротшильды помогут Порошенко с бизнесом

Президент нашел способ выполнить предвыборное обещание избавиться от своих активов и сохранить их при себе

Петр Порошенко вспомнил о своем предвыборном обещании и занялся продажей собственного бизнеса: на прошлой неделе стало известно, что для поисков покупателей на свои активы во главе с кондитерской корпорацией Roshen он нанял международную инвесткомпанию Rothschild&Cie. Вот только темпы, с которыми он взялся продавать собственный бизнес, вряд ли позволят закончить начатое еще до завершения первого президентского срока. Похоже, в этом вопросе Петр Алексеевич решил следовать поговорке: и волки сыты, и овцы целы.

О том, что инвестиционная компания Rothschild&Cie, подконтрольная одной из самых богатых семей мира - династии Ротшильдов, будет заниматься организацией продажи активов украинского Президента Петра Порошенко, на прошлой неделе сообщил исполнительный директор и сопредседатель Rothschild&Cie Джованни Сальветти. "Мы получили сегодня очень хорошие новости и радуемся тому, что нас

Оценка стоимости бизнеса Петра Порошенко и его главной "голубой фишки" - крупнейшей в стране кондитерской корпорации Roshen - по сравнению с маем фактически не изменилась. "Сладкий" бизнес Президента тянет в лучшем случае на $1 млрд, хотя до кризиса он оценивался
в полтора раза дороже

отобрали на эту важную роль. Наша компания является одним из ведущих мировых советников в вопросах соглашений о слиянии и поглощении. И эффективная работа над непосредственным процессом продаж начнется уже на следующей неделе", - сказал радио "Свобода" Джованни Сальветти. Напомним, сразу после оглашения предварительных результатов президентских выборов Петр Порошенко пообещал продать весь свой бизнес, кроме "5 канала". После этого о каком-либо прогрессе в вопросе продажи не было слышно до конца августа. "Вы же понимаете, что сделки такого масштаба не проходят за месяц, все может растянуться на годы. Да и то, все может закончиться на уровне консультаций и due diligence (предпродажного изучения компании со стороны инвесторов. - "ДС")", - пояснил "ДС" инвестбанкир, ранее помогавший По‑ рошенко осуществлять ряд сделок.

По словам Джованни Сальветти, Rothschild будет работать в паре с местными партнерами - компанией "Инвестиционный капитал Украина" (ICU), которую до недавних пор возглавляла Валерия Гонтарева, перешедшая на работу в Нацбанк. Гонтарева хорошо знакома не только с Порошенко, но и с его кондитерским бизнесом. В 2011 г. ICU помогала немецкой компании Interstarch GmbH, которая связана с Порошенко, приобрести за 35 млн евро завод по производству модифицированного крахмала (крахмальной патоки) из пшеницы в немецком городе Цайц. Порошенко, как уже сообщала "ДС", к тому времени уже контролировал крупнейшего производителя крахмала в Украине - Днепровский крахмалопаточный комбинат.

Оценка стоимости бизнеса Петра Порошенко и его главной "голубой фишки" - крупнейшей в стране кондитерской корпорации Roshen - по сравнению с маем фактически не изменилась. По данным Candy Industry, в минувшем году выручка Roshen составила $1,02 млрд. Исходя из этого, реальная стоимость компании даже с учетом "довеска" в виде Днепровского крахмалопаточного комбината, находится в районе $1 млрд. Хотя до кризиса кондитерский актив Президента оценивался как минимум в $1,5 млрд. Согласится ли сейчас "продешевить" Порошенко - вопрос риторический. Скорее всего, компания Ротшильдов будет неспешно предлагать этот актив по максимальной цене всем международным "стратегам", которые рассматривают возможность выхода на украинский кондитерский рынок или уже присутствуют на нем, - таким, как Nestle, Mondelez, Mars и др. В Украине Roshen вряд ли кого-то сможет заинтересовать в силу его дороговизны и сложной ситуации на рынке, что недавно признал Борис Колесников, совладелец конкурента компании Петра Порошенко - "Конти".

Инвестбанкиры не исключают, что тот же Roshen может быть продан портфельным инвесторам с правом обратного выкупа через определенный срок. Еще один вариант - продажа компании какому-либо инвестиционному фонду, который де-юре никак не будет связан с Порошенко, но де-факто он сможет оказывать на него влияние. Впрочем, сейчас Петр Алексеевич может быть максимально заинтересован в реальной продаже Roshen из-за больших потерь, которые понес этот бизнес после закрытия для него рынка России.

Если в пользу успеха затеи по продаже Roshen кому-то из международных продовольственных компаний говорит вес, который имеет детище Порошенко в Украине (Roshen является лидером продаж, контролируя около четверти отечественного кондитерского рынка), то о других его активах этого не скажешь. Например, второй по масштабу бизнес Порошенко - аграрный, сейчас вряд ли вызовет ажиотаж на рынке. Основой этого бизнеса является сахарная группа "Агропродинвест", в состав которой входят три сахарных завода (Крыжопольский, Гайсинский и Погребищенский), которые суммарно обеспечивают Порошенко не более 8% сладкого рынка Украины, и около 100 тыс. га земли. Для серьезного международного "стратега" это слишком маленький куш, да еще и в условиях нынешних макроэкономических и политических рисков в нашей стране. Яркий пример - крупнейший украинский сахарный холдинг "Астарта", который контролирует около 25% украинского сладкого рынка и более 240 тыс. га земель. С начала этого года его капитализация на Варшавской фондовой бирже упала почти наполовину, и сейчас вся компания оценивается на уровне $300 млн. Соответственно, аграрный бизнес Порошенко может потянуть в лучшем случае на половину этой суммы, что также явно не обрадует его хозяина.

О других активах и говорить особо нечего. Международный инвестиционный банк (МИБ), контрольным пакетом которого владеет фонд "Прайм эссетс кэпитал" Петра Порошенко, в лучшем случае заинтересует его младших партнеров Олега Свинарчука, Олега Зимина и Игоря Кононенко и обойдется им не дороже 100 млн грн. Киевский завод "Ленинская кузница", владеющий почти 53 га земли в Киеве на Рыбальском полуострове, - актив более привлекательный, однако покупателя на него можно искать годами. А вот Севастопольский морской завод, расположенный в аннексированном Россией Крыму, если и может быть продан, то только россиянам по бросовой цене. Поэтому для владельца этого предприятия гораздо выгоднее не продавать его, а ждать экспроприации. После чего он сможет подать иск в международный суд и через несколько лет претендовать на получение рыночной компенсации от российских властей.