Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Сергей Гайдайчук: Украинский бизнес отдает как умеет, а лучшая модель – импакт-инвестирование

Вторник, 10 Сентября 2019, 07:55
В последнее десятилетие в мире наметился новый тренд: инвесторы вложили сотни миллиардов долларов в бизнес-проекты, цель которых не просто получить прибыль, а и решить какие-либо социальные или экологические проблемы. И Украина не стоит в стороне

В партнерстве с CEO Club Ukraine на Экономическом форуме в Крынице (Польша) состоялась дискуссионная панель, посвященная таким импакт-инвестициям (от англ. impact - "воздействие"). "ДС" пообщалась на полях форума с президентом CEO Club Сергеем Гайдайчуком, чтобы узнать, как новое направление развивается в Украине. 

"ДС" Давайте начнем с определений, потому как само понятие импакт-инвестирования появилось только в 2007 году. Что это такое? Мы знаем разные инструменты, с помощью которых бизнес может влиять на общество и экологию - от благотворительности до корпоративной социальной ответственности. А где в этом ряду импакт-инвестиции?

С.Г. Есть разные благотворительные социальные проекты - это когда ты даешь деньги, как, например, Билл Гейтс на Африку, эти деньги проедаются - и ты снова должен давать. Это очень неустойчивая модель, поскольку если у тебя закончились деньги - закрывается и проект. То есть сложно долгосрочно вкладывать в что-либо, потому что ты зависишь от доноров. Есть и другая сторона - это прагматичный бизнес, когда есть конкретная цель - зарабатывать деньги. Мы видим, что за последние 200 лет рыночная капиталистическая модель очень грубо проехалась по планете. Поскольку во главе угла у капиталистического бизнеса стоит прибыль, все остальное для него не имеет значения. В последние 200 лет деньги зарабатывались за счет уничтожения природы, игнорирования социальных проблем и задач. Это привело к тому, что, по большому счету, планета и цивилизация на сегодня находятся на грани коллапса. Мы реально можем получить одну или ряд экологических катастроф, способных уничтожить полчеловечества. Данные различных исследований это подтверждают. С другой стороны, бизнес, особенно большой, вкладывался в пиар с противоположной стороны, что все это миф, все это придумано, а такие экологические кризисы бывали всегда...

Но мы доигрались, потому что планета начинает трещать по швам. Вот люди и задумались, как объединить все-таки эти два подхода: филантропию, которая неэффективна и неустойчива, и бизнес, который думает только о прибыли. Придумали идею импакт-инвестирования, когда бизнес вкладывается в проекты по решению этих глобальных задач и зарабатывает деньги.

Есть много определений импакт-инвестирования, но их объединяют три ключевых компонента. Первый - это бизнес, второй - направленность на решение социальных и экологических проблем в долгосрочной и средней перспективе, третий - этот эффект можно измерить. Если ты говоришь, что я за экологию и все хорошее, но не можешь измерить эффект, - это не импакт-инвестирование.

"ДС" Но ведь измерить социальный или экологический эффект может быть сложно. Какие существуют критерии?

С.Г. Я отвечу на примере. Бизнесмены где-то в Америке задумались решить проблему с трущобами в районах для беженцев. Потому что в этих трущобах царит антисанитария, там процветает преступность, дети не получают образования... Они решили строить экологичные дома эконом-класса и социальную экосистему, чтобы там было место для социализации, спорта, школ... И эти инвесторы говорят, вот мы вложили $300 млн, построили определенное количество домов, где будут проживать 10 000 людей. Вот мы можем измерить, что повлияли на жизнь 10 000 людей, дали им доступное жилье и нормальные условия, улучшили экологию и санитарную ситуацию.

"ДС" Кстати, давайте поговорим о конкретных проектах. Кроме известного "Убран Спейс" Юрия Филюка, какие еще кейсы преобразующего инвестирования вы можете выделить в Украине?

С.Г. Классный проект сделал в Одессе совладелец крупнейшего в Украине частного портового оператора ТИС Егор Гребенников. Он лет пять назад поставил в городе специальные контейнеры, куда можно складывать одежду. Он увидел, что 30% одежды, которая есть у людей, у них висит и пропадает, а другим, наоборот, нечего надеть. И Гребенников поставил эти контейнеры по всему городу, открыл в центре магазин под названием "ДоброБутик". В общем, организовал целый бизнес: одежда забирается из этих контейнеров, перебирается, сортируется и потом наиболее качественная идет в "ДоброБутик", продается там недорого, другая часть перерабатывается на материал и продается в какие-то производства. А все деньги, вырученные от реализации этой одежды, Гребенников инвестирует в разного рода социальные проекты, в основном связанные с покупкой оборудования для лечения детей. То есть это устойчивая модель. Похожий проект, кстати, реализован в Москве. У нас есть идея сделать нечто подобное в Киеве...

Второй проект Гребенникова - импакт-хаб в Одессе. Это здание в несколько этажей, где есть коворкинги, конференц-румы. И там постоянно каждый день выступают спикеры, проводятся мастер-классы и т. п. Это тоже знаковый проект на большие инвестиции, которые окупаются в долгосрочной перспективе. А "импакт" за счет того, что молодые люди или те, которые хотят делать бизнес, стартаперы, имеют доступную инфраструктуру для встреч, там же есть образовательный центр.

"ДС" А этот импакт-хаб зарабатывает на том, что берет плату за вход?

С.Г. Я думаю, что они сдают в аренду много чего, продают ивенты, но по доступной цене, но некоторым категориям людей сдают бесплатно.

Из других проектов можно назвать журнал "Бизнес-100", в который я тоже инвестировал. Придумано концепт, что 100 бизнесменов скидываются по $10 000 и выкупают журнал. Идея такова, что, во-первых, это коллективное медиа и оно должно быть объективным, во-вторых, вся генерируемая прибыль будет инвестироваться в социальные проекты. То есть бизнесмены-инвесторы не будут зарабатывать. Кроме того, журнал не будет отстаивать интересы кого-то конкретного, а публиковать только объективную информацию о рынке.

Итак, можно вспомнить проекты Юрия Филюка, Егора Гребенникова и вот этот журнал, но больше я в Украине не слышал о подобных кейсах импакт-инвестирования.

"ДС" В мире есть несколько крупных фондов преобразующего инвестирования, они тоже дают деньги под соответствующие проекты. Получал ли кто-либо в Украине финансирование от международных импакт-инвесторов?

С.Г. Юрий Филюк начал проект "Промприлад.Реновація" (на базе мощностей завода "Промприлад" в центре Ивано-Франковска. - "ДС"), очень нестандартный и очень непростой. Этот инновационный центр на территории ревитализованного завода, сфокусирован на четырех направлениях развития региона: новой экономике, урбанистике, современном искусстве и неформальном образовании. Его идея в том, что это тоже коллективное инвестирование. А инвесторы в будущем могут рассчитывать на дивиденды. Уже привлекли международных инвесторов, в частности правительства Швеции и Канады, ПРОМИС, FCM, Международный фонд "Возрождение", Швейцарское агентство развития и сотрудничества, Британский Совет, Federal Ministry of Economic Cooperation and Development of Germany, Heinrich Boell Stiftung, EVZ Stiftung.

Подтягиваются и украинские предприниматели. То есть Юрий Филюк через этот проект хочет повлиять на Ивано-Франковск, чтобы он как город процветал и развивался.

"ДС" А чем будет заниматься обновленный "Промприлад"?

С.Г. Цель проекта - реализовать потенциал города и региона, стимулировать предпринимательство и экономику и создать действующую модель для других городов. Здесь разместятся офисные пространства, лаборатории, мастерские, выставочный и развлекательный центры, отель и хостел, фермерский рынок, рестораны и многое другое. То есть в одном месте собирают прогрессивных предпринимателей, общественные организации, инвесторов - всех, кто что-то делает, что-то развивает и чего-то хочет. Но при этом у проекта большая импакт-составляющая: 30% от дохода будет реинвестироваться в социальные инициативы и 30% площадей будет сдаваться по сниженной арендной ставке функциям с социальной составляющей.

Фото Сергея Людкевича

Конечно, эти кейсы - еще не рынок, но это большая возможность, потому что многие бизнесмены в Украине, особенно средний бизнес, уже начали отдавать. Но они отдают как умеют и как знают. Они сами делают какие-то проекты благотворительные, социальные и так далее, потому что пока не знакомы с моделью импакт-инвестирования. И мне кажется, что если мы активно начнем эту тему продвигать в Украине, то через пять лет у нас появятся уже несколько десятков проектов, а тогда начнут приходить иностранные инвесторы. А пока что многие не знают, что это такое. Например, мы хотели сделать панель на украинском большом форуме, но нам ответили, что никто не придет. А по моему мнению, это достойная тема. Ведь в мире рынок импакт-инвестирования уже оценивается в $500 млрд, а его потенциал - в несколько триллионов.

"ДС" По вашему мнению, какая отрасль в Украине более всего нуждается в преобразующих инвестициях?

С.Г. Организация Объединенных наций определила 17 целей устойчивого развития - там и борьба с бедностью, и климат, и образование, все это четко описано. Что нужно Украине? Наверное, все, что прописано ООН.

"ДС" В тематической панели, которую вы проводили на Экономическом форуме в Крынице, принял участие директор проектов финского фонда инноваций Sitra Мика Пийккё. Удалось ли с ним о чем-то договориться? Есть ли уже конкретный результат после этого события, какие-то инвесторы заинтересовались украинскими проектами?

С.Г. Пока что сложно говорить о каких-либо результатах, но я понимаю, как работает продвижение идеи. Начинаешь говорить на разных площадках - и формируется некий кумулятивный эффект, который затем срабатывает. Поэтому пока что есть непрямой, нематериальный результат.

Беседовал Алексей Шевнин

Больше новостей о финансах, бизнесе и промышленности читайте в рубрике Экономика

загрузка...