Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Штормовое предупреждение. Почему гривня укрепляется перед новым мировым кризисом

Вторник, 15 Мая 2018, 10:00
Рынки развивающихся стран оказались под колоссальным давлением оттока капитала, но у Украины есть шанс спастись

Фото: НБУ / flickr.com

Повышение ставки по федеральным фондам ФРС США привело к установлению доходности по Treasury (казначейским обязательствам США) на уровне 3%. При такой планке с развивающихся рынков начался массовый отток инвесторов, а роль Луны в "гравитационном" воздействии на рынок капитала выполнили именно Штаты.

Национальные валюты таких стран, как Сингапур, Венгрия, Таиланд, Индия, Индонезия, ЮАР, Турция, РФ, Мексика, оказались под существенным давлением. Больше всего не повезло турецкой лире. Сейчас острие удара переместилось на Египет. Индекс ETF EMB, который показывает доходность облигаций emerging markets, опустился до уровня 108, хотя несколькими месяцами ранее составлял 116. Движение к- цифре 100 будет означать крах долговых рынков развивающихся стран. Катастрофически усилить этот тренд могут девальвация юаня и любые плохие новости из Поднебесной.

Но самые печальные вести пришли из Аргентины, которая в прошлом году была бенчмарком развивающихся стран, впервые разместив столетние облигации и отказавшись от помощи МВФ. Буквально на днях эта страна вновь запросила у фонда срочную поддержку в виде новой кредитной линии на $30 млрд. С начала года аргентинский песо потерял 20%, а 8 мая курс и вовсе упал до исторического минимума. Это заставило тамошний центробанк три раза в течение десяти дней поднимать учетную ставку, которая составила уже 40%.

Похожие процессы происходят и в Турции, где валютные резервы снизились до минимальных показателей, в то время как валютные долги корпоративного сектора уже достигли 70% ВВП и любая глубокая девальвация лиры чревата системным дефолтом частного сектора. Ситуация усугубляется еще и тем, что президент Эрдоган оказывает давление на монетарные власти с требованием не повышать базовую ставку.

Мировой пасьянс таков, что некоторые эксперты заговорили о реинкарнации кризиса развивающихся стран образца 1997 г. с тем отличием, что теперь в эту воронку могут попасть Китай и часть латиноамериканских стран.

В марте 2018-го дефицит сводного платежного баланса Украины (счета текущих операций плюс финансового счета) составил $77 млн, а по итогам первых трех месяцев он увеличился до минус $272 млн. В последние годы платежный баланс был профицитным, его дефицитность с начала года - очень тревожный сигнал, который свидетельствует о начале нового цикла оттока капитала 

Последние годы Украина привыкла жить с профицитным балансом, с ужасом вспоминая 2014 г., когда возник колоссальный дефицит по данному показателю. Уже начиная с 2015-го Нацбанк может похвастать положительным сальдо, хотя других достижений не густо, особенно в части восстановления трансмиссии между банковской системой и реальным сектором экономики. Да и на поприще инфляционного таргетирования похвастаться нечем...

Учитывая сказанное, переход, пусть и временный, платежного баланса в отрицательную зону вызывает легкое беспокойство. Ведь в нашей финансовой сфере нет более постоянных трендов, чем временные трудности. 

Основная причина дефицитности - это усиление отрицательной величины счета текущих операций вследствие превышения импорта над экспортом: в марте дефицит текущего счета составил $763 млн.

Отметим, что счет текущих операций - раздел платежного баланса страны, в котором фиксируются экспорт и импорт товаров и услуг, чистый доход от инвестиций и чистый объем трансфертных платежей. 

Причем именно весной этого года начали зарождаться весьма неприятные тенденции в нашей внешней торговле, и факторы влияния носили, к сожалению, экзогенный характер, то есть практически не зависели от внутренней экономической политики. Так, по данным НБУ, стоимостные показатели экспорта продовольственных товаров сократились на 16,2%. Внешняя конъюнктура на мировых рынках сельскохозяйственного сырья складывается для нас не лучшим образом.

Учитывая высокий уровень сохранности озимых культур и общий климатический прогноз на ближайшее лето, Украину ждет очередной рекордный урожай зерновых, который на несколько миллионов тонн может превысить показатели прошлого года. Но точно такой же зерновой вал ожидается и в РФ, и в Казахстане - у наших прямых конкурентов на африканском и азиатском рынках, а, следовательно, цены на зерновые этой осенью могут существенно сократиться.

Кроме того, если даже с вывозом нынешнего урожая отечественные аграрии испытывали колоссальные логистические трудности, то что говорить об экспорте возросших объемов, к которым недостаточно готовы наши порты, дороги, терминалы и железнодорожный транспорт.

В марте на 14,2% сократился и экспорт черных металлов, в основном за счет перехода металлургов на более дешевые товарные группы (чугун). А экспорт железной руды упал на 9,3%. В этой связи необходимо вспомнить и о пошлине на импорт металла, введенный США, который может ударить по украинским производителям металла и изделий из него (в первую очередь - трубы).

Потери от снижения экспорта сырья были частично компенсированы ростом экспорта услуг. В этой позиции выделяются трубопроводный транспорт (прокачка природного газа) и продажа IT-услуг. И если за айтишников можно быть спокойными, то сохранение экспортной выручки от транзита газа в свете строительства "Северного потока-2" под большим вопросом (хотя эта проблема активируется не ранее 2020-го).

Что касается импорта, то его показатели в марте существенно замедлились. Казалось бы, нужно радоваться - импортозамещаем! Но все не так однозначно. В первую очередь сократились поставки продукции машиностроения, например, закупки импортной сельскохозяйственной техники сократились на 28,9%. И это не потому, что в Украине начали выпускать свои качественные комбайны и трактора, а вследствие сокращения капиталовложений со стороны аграрных предприятий.

Если оценивать финансовый счет, то его значение находится в плюсе на $686 млн. Финансовый счет - это часть платежного баланса, равно как и счет текущих операций. Он показывает движение капитала (инвестиции, кредиты), а счет текущих операций - это сальдо торговли и трансфертов (заробитчане). В сумме они и дают платежный баланс, то есть позитивный приток по финансовому счету (движение капитала) почти компенсирует торговый дефицит, но уже есть сбой.

Заслуга положительного финансового счета принадлежит частному сектору, в основном банковскому. Чистые обязательства банков выросли в марте на $231 млн. Хедлайнером здесь выступил Укрэксимбанк, который разместил еврооблигации, деноминированные в гривнях. В реальной экономике предприятия увеличили задолженность по торговым кредитам на $304 млн - результат более активного использования ими программ кредитования экспортно-импортных операций в странах - торговых партнерах, в основном в ЕС и Китае.

Что касается показателя наличной валюты вне банков, то он в марте увеличился на $70 млн, хотя в последнее время сокращение валютной наличности было одним из ключевых каналов пополнения платежного баланса.

В целом март является весьма знаковым индикатором в плане оценки динамики платежного баланса. Эту реперную точку в нашем календаре можно обвести красным маркером. Именно с марта, скорее всего, начнется отсчет будущего девальвационного цикла, апогей которого, скорее всего, придется на осень следующего года и весь 2020-й. Не исключены и более ранние курсовые сюрпризы. Пока же мы находимся в условном перигее, самой близкой точке наблюдения, а все "великое", как известно, видится издалека. Именно поэтому многие сейчас видят лишь укрепившуюся гривню и больше ничего.

Если посмотреть ретроспективно, то бомба под нашим платежным балансом была взорвана в 2014-м. Именно на этот год пришлись пики внешних выплат и наибольший размер торгового дефицита. Что и породило глубокую девальвацию гривни в 2014-2015 гг. Но у девальвации был и позитивный момент - она "убила" импорт, вследствие чего начиная с 2015-го началось поступательное выравнивание нашей внешней торговли.

Кроме того, в 2015-м Украина начала получать существенную международную финансовую помощь и кредиты, что привело к выравниванию и счета финансовых операций. Затем последовала реструктуризация внешней задолженности, которая дала долговую передышку до 2019 г. Таким образом, наш платежный баланс выздоровел вследствие целого набора позитивных факторов, совпавших в одном временном горизонте: девальвация и сокращение импорта; кредиты и облигационные заимствования - выравнивание финансового счета; пауза в платежном календаре и списание части внешнего долга.



В 2014-м дефицит платежного баланса составил чудовищные $13,3 млрд, но начиная с 2015 г. мы получили профицитный баланс $0,849 млрд. В 2016-м уже +$1,3 млрд и $2,6 млрд в прошлом году.

Рост дефицита четыре года назад привел к девальвации гривни на 97% и на 52% в 2015-м. Зато профицитное состояние обеспечило нам курсовую стабильность: в 2016-м гривня девальвировала на 13%, а в прошлом году - всего на 3%. Сейчас гривня одна из самых стабильных валют мира и самая стабильная среди emerging markets.

Если рассмотреть структурные элементы платежного баланса, то мы увидим, что сальдо счета текущих операций у нас всегда отрицательное (импорт превышает экспорт): -$4,6 млрд в 2014-м, -$0,204 млрд в 2015-м, -$3,4 млрд в 2016-м и -$3,8 млрд в 2017-м.

Проблема заключается в том, что любой рост реальных доходов населения на фоне курсовой стабильности у нас конвертируется в увеличение дефицита внешней торговли: наша стабильность работает в интересах китайских производителей, а не своих. Кроме того, любая технологическая модернизация экономики приведет к росту закупок импортного оборудования и технологий.

Что касается финансового счета, то с дефицита в $9,11 млрд в 2014-м мы перешли к профициту в $0,582 млрд в 2015-м, $4,6 млрд в 2016-м и $6,4 млрд в 2017-м году. Учитывая слабость наших позиций на рынке частных заимствований, Украине стоит сохранять конструктивный диалог с международными финансовыми организациями.

Хотя показатель сокращения наличной валюты вне банков свидетельствует о том, что одним из основных источников поступлений в кредит платежного баланса является наличная валюта, простыми словами - внутренние накопления населения и бизнеса и поступления от сокращения размера теневой экономики. В 2015-м этот канал принес $1,8 млрд, в 2016-м - $4,7 млрд, в прошлом году - $1,7 млрд. Таким образом, основные "транши" нужно искать внутри страны, а не в Вашингтоне, что не умаляет роль внешних кредитов при условии, что получать их придется не на коленях.

Очевидно, что весь набор позитивных факторов для формирования платежного баланса будет "явлен" нам не каждый год. И даже не каждые пять лет. По сути, это исторический шанс, которым нужно умело воспользоваться. Как именно?

Стимулировать продвижение товаров отечественного производства на новые рынки. Развивать новые логистические маршруты ("Новый шелковый путь") и реализовывать инфраструктурные проекты, обеспечивающие ускорение движения товаров на экспорт. Наращивать пропускную способность нашей транспортно-логистической инфраструктуры. Разработать эффективную программу рефинансирования внешней задолженности и замещения внешнего государственного долга внутренним. 

Создать условия для притока прямых иностранных инвестиций и сокращения наличной валюты вне банков (налоговая амнистия).

Если ситуация пойдет по наихудшему сценарию, то новую волну кризиса смогут выдержать лишь те развивающиеся страны, которые встретят удар с низким уровнем бюджетного дефицита и государственных расходов, минимизированной инфляцией, адекватными угрозе базовыми ставками, а также "вкусной" программой реструктуризации внешних долгов. В противном случае уже через год можно будет просто вспомнить показатели нашего платежного баланса в 2014 г. и тот обменный курс, который тогда к нам "приплыл". К счастью, в отличие от "черного лебедя" 2014-го этот лебедь "белый" и время еще есть.

Больше новостей о финансах, бизнесе и промышленности читайте в рубрике Экономика