Экономика

Сколько стоят стабильные цены

Национальный банк забудет об удержании курса гривни и перейдет к таргетированию инфляции: что означают новые экономические реалии

Смена приоритетов

Возобновление сотрудничества Украины с МВФ подтолкнуло НБУ к радикальным реформам. Согласно Основным принципам денежно-кредитной политики на 2014 г., регулятор больше не будет поддерживать стабильный курс гривни любой ценой. Именно одержимость НБУ идеей стабильного курса привела к головокружительному сокращению объема его золотовалютных резервов и неконтролируемым девальвациям в 2008-2009 и 2013-2014 гг. В результате за последних шесть лет гривня подешевела более чем в два раза, экономика вошла в затяжную рецессию, а инфляция снова достигла двузначных цифр.

Теперь на Институтской решили ориентироваться не на курс, а на уровень инфляции. Это означает, что НБУ начнет определять прогнозный уровень инфляции, скажем, на год. И уже затем корректировать денежно-кредитную политику так, чтобы вписаться в целевые параметры. Собственно, то же самое сейчас происходит, но по отношению к курсу нацвалюты. "Мы обсуждали с МВФ возможность внедрения инфляционного таргетирования в течение 18 месяцев. Оно невозможно без нормальной работы рынков капитала. Это тоже будет моей задачей", - пообещала новая глава НБУ Виктория Гонтарева.

Новая модель денежно-кредитной политики должна дать сразу несколько преимуществ. Во-первых, она минимизирует девальвационную составляющую инфляции. В странах, практикующих инфляционное таргетирование, динамика цен гораздо меньше подвержена влиянию курсовых колебаний, чем в тех, где таргетируется валютный курс. Этот эффект в полной мере успела испытать на себе

Чтобы перейти к таргетированию инфляции, НБУ должен получить полную свободу в использовании всех имеющихся у него монетарных рычагов. Однако сейчас все действия регулятора сводятся к выполнению правительственных задач, главная из которых - решение бюджетных проблем

Украина. Только за январь-июнь 2014 г. потребительские цены в нашей стране выросли на 11,6%, тогда как за весь 2013-й - всего на 0,5%. Причиной такого головокружительного ценового скачка как раз и стала девальвация гривни, официальный курс которой просел с 7,99 до 11,6 грн./$. Во-вторых, значительно возрастет обоснованность экономических прогнозов, что даст возможность бизнесу планировать свою работу на среднесрочную перспективу: они смогут использовать в качестве индикатора показатель инфляции. Сейчас официальный индекс роста цен в нашей стране - вещь крайне ненадежная. Его расчет непрозрачен, а порою идет в разрез с подсчетами экономистов и фактически не имеет ничего общего с реальной ситуацией. Поэтому бизнес в качестве номинального якоря (механизма определения цен в стране) вынужден использовать курс гривни, что часто приводит к непредсказуемым последствиям.

Правда, существует и ряд рисков. Одна из опасностей резкого перехода к такой модели состоит в том, что власти могут в принципе утратить контроль над инфляцией. Превышение ее целевого уровня создаст дополнительные инфляционные ожидания в будущем. Чтобы экономика не ушла в рецессию, их придется удовлетворять. "Таргетирование инфляции намного сложнее в техническом плане, чем удерживание курса. Вводить его прямо сегодня - это безумие. В Украине такой переход возможен не ранее второй половины 2015 года", - считает глава аналитического отдела Альфа-Банк Украина Алексей Блинов.

Не в деньгах счастье

Фактически центробанки могут управлять инфляцией, только регулируя количество и стоимость денег в экономике. Основной их инструмент - изменение процентных ставок и объемов рефинансирования. В классической модели размер учетной ставки влияет на ставки межбанковского и депозитно-кредитного рынков. Повышение базовой ставки означает проведение политики "дорогих" денег и применяется, чтобы снизить уровень инфляции. Чем выше учетная ставка, тем дороже рефинансирование для банков и недоступнее кредиты для реального сектора. Лишившись дешевого финансирования, компании сокращают производство. Это приводит к росту безработицы, падению доходов населения и в результате - снижению темпов инфляции.

Наоборот, политика "дешевых" денег проводится в случае, когда необходимо замедлить спад производства и накачать экономику деньгами. К таким мерам недавно был вынужден прибегнуть, например, Европейский центробанк (ЕЦБ), поскольку экономика Старого Света столкнулась с угрозой дефляции. В начале июня регулятор снизил базовую ставку 0,25% до 0,15%, обновив рекордный минимум. Кроме того, ЕЦБ готовится провести несколько раундов программы целевого долгосрочного кредитования (TLTRO) банков под фиксированную процентную ставку (первоначальная сумма планируется в размере 400 млрд евро), а также запустить программу количественного смягчения, выкупив обеспеченные активами ценные бумаги. Таким образом регулятор намерен накачать экономику деньгами, подтолкнув рост цен.

В Украине политика изменения учетных ставок НБУ до сих пор была неэффективной и фактически не влияла на стоимость кредитов для реального сектора. Цена кредитных ресурсов сейчас в большей мере опирается на доходность депозитов населения, чем на цену финансирования Нацбанка. При этом стоимость кредитов на рынке намного выше учетной ставки НБУ. Даже когда учетная ставка держалась на уровне 6,5%, банкиры продолжали финансировать предприятия под 20% годовых и более. Причина - непрозрачная система выделения рефинансирования НБУ. Деньги от регулятора получает лишь ограниченное число банков, которые отбираются по внутренним, одним чиновникам известным критериям. Эти деньги редко попадают к предприятиям. Чаще всего они уходят на кредиты связанным лицам или попадают на валютный рынок. Хотя в последние месяцы ситуация стала меняться: в разгар кризиса НБУ начал активнеЕ снабжать подопечных деньгами. Объем выданного им рефинансирования за январь-апрель превысил 86 млрд грн. Однако эти деньги в основном пошли на латание разрывов ликвидности банков, которые в течение нескольких месяцев страдали от оттока вкладов. К тому же экстренное рефинансирование выдавалось по достаточно высоким ценам, достигавшим двойной-тройной учетной ставки НБУ.

НБУ откажется от бюджетного спонсорства

Эффективно таргетировать инфляцию центробанк может лишь в том случае, если рост цен обусловлен монетарными причинами. Чтобы эмиссия гривни шла на пользу, а не во вред экономике, одного желания НБУ держать в узде цены недостаточно. Например, переход к таргетированию инфляции Нацбанком невозможен без наведения порядка в бюджетной сфере и реального сокращения дефицита до стандартов ЕС - 3-4% ВВП. Сейчас же денежная политика центробанка жестко подчинена бюджетным запросам. НБУ щедро кредитует правительство, выкупая ОВГЗ. Только с начала текущего года центробанк успел приобрести государственные долговые бумаги на более 49 млрд грн. (по состоянию на 9 июля), которые пошли на латание бюджетных дыр, что внесло свою лепту в разогревание инфляции.

Кроме того, внедрение инфляционного таргетирования возможно лишь при условии комплексного реформирования фондового, кредитного и межбанковского рынков. При этом желательно, чтобы цены в стране были свободными, экономика не испытывала сильной зависимости от цен на экспортируемое сырье и колебаний обменного курса, а уровень долларизации был минимальным. Для Украины, в экспорте которой сырье составляет порядка 50%, такие условия выполнять тяжело. К тому же после очередного обвала гривни уровень долларизации экономики снова начал расти. По данным НБУ, долларизация депозитов в Украине в первом квартале 2014 г. увеличилась на 6,6%, кредитов - на 7,8%.

Среди необходимых мер - отказ от административного регулирования цен на товары и услуги, чтобы монетарная политика быстрее и в полной мере влияла на общий уровень цен в экономике. И, конечно же, НБУ должен получить уровень независимости, достаточный для того, чтобы правильно применять инструменты монетарной политики, даже если его действия будут нежелательными с точки зрения политиков или населения. Соответствовать последнему требованию НБУ будет особенно непросто. Ведь, несмотря на свой формально независимый статус, все последние годы центробанк был только инструментом, безропотно выполнявшим распоряжения правительства и Президента.