Экономика

Сколько в стране осталось честных банкиров

Быть банкиром в Украине больше непрестижно, а с недавних пор - даже опасно

Фото: infokava.com

С начала прошлого года НБУ признал неплатежеспособными более полусотни финучреждений, включая таких монстров как "Форум", "Надра", "Дельта" и многие другие. Десятки тысяч банковских работников пополнили ряды безработных. Многие из них оказались на улице без шанса вернуться на банковский рынок.

Желающих купить банк сегодня можно пересчитать по пальцам. И совсем немного добровольцев, которые рвались бы возглавить финучреждения. Это не удивительно: с марта этого года в Уголовном Кодексе Украины фигурирует статья, согласно которой менеджеры и собственники банков могут распрощаться со свободой. Властям лишь стоит доказать, что банк был доведен до банкротства не случайно, и финансисты окажутся за решеткой на пять лет. Но в Нацбанке сочли, что и этого недостаточно. На Институтской начали формировать "черные" списки. Тем, кто в них фигурирует, регулятор не позволяет ни возглавить банк, ни приобрести в нем существенное участие (10% и более в уставном капитале).

Чуть раньше - в начале июня - НБУ принял постановление №357, которым ввел ряд ограничений. Согласно документу, если банк был ликвидирован по обвинению в "отмывании" денег (как, например, Грин Банк, Прайм-банк, Актабанк и ряд других) или в связи с рисковой деятельностью, угрожающей интересам вкладчиков, его менеджмент и владельцы существенного участия будут "дисквалифицированы" на 10 лет. Аналогичные санкции применят и к т.н. квазируководителям банков - советникам и президентам, которые формально не являлись руководителями, но фактически выполняли их функции. Банкиры, не предпринявшие меры для предотвращения банкротства финучреждений, не смогут вернуться на рынок в качестве владельцев или топ-менеджеров банков в течение 5 лет. Если учреждение было признано неплатежеспособным по другим причинам, срок дисквалификации составит 3 года.

Уже сейчас в "черном" списке НБУ числится 948 человек - 837 руководителей банков и 111 лиц - владельцев существенного участия. И это при том, что на начало 2015 года в Украине было зарегистрировано 163 банковских учреждения. Такое количество фигурантов может означать лишь одно: под нормы постановления попали не только члены правления и наблюдательного совета, но и люди, которые имели весьма опосредованное отношение к принятию важных решений. Состав "черного" списка остается загадкой, а потому для многих может стать неприятным сюрпризом.

Уже сейчас в "черном" списке НБУ числится 948 человек - 837 руководителей банков и 111 лиц - владельцев существенного участия. И это при том, что на начало 2015 года в Украине было зарегистрировано 163 банковских учреждения

В некоторых случаях такое жесткое решение может быть действительно оправдано и необходимо. Владельцы финучреждений, балансирующих на грани банкротства, часто просто не хотят инвестировать в убыточный бизнес. Вместо докапитализации банков они выводят активы. В результате назначенные Фондом гарантирования вкладов временные администраторы получают в управление обычные "пустышки". Деньги на выплаты вкладчикам приходится брать из фонда, а когда не хватает - одалживать у правительства и Нацбанка. "В список можно включить и всех тех, кто управлял или владел банками, закрытыми из-за нарушений правил финмониторинга. Но зачем же ставить их в один ряд с теми, кто в силу объективных причин оказался у руля проблемного банка или, что еще хуже, около него. Мог ли кто-то предположить, что Украина потеряет кусок территории, а девальвация составит 300%? Выдержать такой стресс-тест, да еще в условиях отсутствия в стране института срочных вкладов, под силу немногим. Вне зависимости от того, насколько безрисковую политику они вели", - говорит экс-председатель правления одного из неплатежеспособных банков.

Примечательно, фигурантам "черного" списка не дали права оспаривать решение. "Вопрос презумпции невиновности даже не стоит на повестке - у попавших в перечень нет и теоретической возможности апеллировать к решению регулятора", - сетует банкир.

Финансисты отмечают, что если НБУ продолжит в том же духе, на рынке просто не останется "чистых" банкиров. Критерии отбора в список размыты, а формулировка "рисковая деятельность" применительно к банку может означать все что угодно. Простейшая кредитная операция по своей сути является рисковой.  "Учитывая статистику, будет довольно трудно найти сотню банкиров, не имеющих в трудовой книжке записи из проблемного банка. А если так, не проще ли приравнять профессию "банкир" к мошенничеству сразу?", - говорит топ-менеджер одного из банков. Ведь по сути теперь абсолютно любой банкир, работавший в финучреждении, признанном неплатежеспособным, автоматически попадает в черный список.