Экономика

Слабое звено. Гонтарева испортит эффект от транша МВФ

То, что МВФ возобновил, после годичного перерыва, кредитование Украины и выделил транш в размере $1 млрд, - это, конечно, позитив. Но пока у руля НБУ остается Валерия Гонтарева, внешние кредиты не станут стимулом экономического роста

Фото: УНИАН

Пока что эффективность использования внешних кредитов очень низкая, они не стали толчком для выхода из кризиса и начала системных позитивных сдвигов. И этого не будет и впредь, пока будет сохраняться политика главы НБУ Валерии Гонтаревой.

Нацбанк не способен восстановить кредитование в Украине

Вывести украинскую экономику из рецессии невозможно без возобновления кредитования. Очевидно, что нынешнее правление Нацбанка этим заниматься не собирается, а потому смена его руководства - вопрос жизни и смерти для бизнеса. За время пребывания Валерии Гонтаревой у руля НБУ система вплотную подошла к полному коллапсу: отток гривневых депозитов населения составил около 28 млрд грн., валютных - порядка $8 млрд. Вклады украинцев в обанкротившихся банках возмещать пришлось во многом за счет средств бюджета, разгоняя инфляцию, - только в 2016 г. выплаты Фонда гарантирования уже превысили 78 млрд грн. Но самый тяжелый удар пришелся по юрлицам. В июне текущего года Украинский банковско-кредитный союз подсчитал, что из-за тотальных банкротств финучреждений бизнес потерял около 82 млрд грн. В результате проблема неплатежей между юрлицами резко обострилась, многие компании обанкротились. Понятно, что в такой ситуации бизнес не мог аккуратно обслуживать долги, и рост доли проблемных кредитов набрал катастрофические темпы.

Официальный показатель доли просрочки в портфелях банков вырос с начала 2014 г. в три раза - с 7,7 до 24,1% (на 1 июля 2016 г.). Эксперты говорят, что реальная цифра почти вдвое больше.
Последние инициативы НБУ могут поставить крест на планах банкиров восстановить кредитование к концу нынешнего года. С 1 сентября в тестовом режиме начнет действовать июньское постановление НБУ № 351, которым регулятор утвердил положение о кредитных рисках. Эксперты говорят, что после вступления в силу документа у многих финучреждений снова образуется дефицит капитала, а старт кредитования будет отсрочен на неопределенный период.

Чтобы выйти из патовой ситуации, действовать нужно безотлагательно. В текущем году НБУ уже несколько раз снижал учетную ставку, в последний раз - в июле 2016 г. до 15,5%. Но этого недостаточно, чтобы опустить кредитные ставки. Чтобы займы подешевели, регулятор должен уменьшить ставку хотя бы до уровня инфляции, который он прогнозирует на конец года, то есть до 12%.

Еще одна первоочередная задача - тотальная реструктуризация кредитов юрлиц на максимально лояльных условиях. В июне нынешнего года парламент принял Закон "О финансовой реструктуризации", который якобы преследует те же цели. Однако этот документ сработает не для всех. В НБУ подсчитали, что благодаря закону банки смогут реструктуризировать (если захотят!) задолженность на 200 млрд грн.  - это четверть от общей суммы займов корпоративного сектора страны. Аналитики считают и этот прогноз завышенным.

Чтобы облегчить участь заемщиков и дать рестарт кредитованию, Украина могла бы позаимствовать опыт Аргентины. В свое время там была проведена реструктуризация долговых обязательств заемщиков на 10-20 лет, при этом снижены процентные ставки по кредитам и введено ограничение процентных ставок по депозитам. Внедрив такой подход и снизив ставки по реструктуризированным займам до 8-10%, можно создать реальный стимул для кредитования бизнеса. Такой сценарий невыгоден кредиторам лишь на первый взгляд. Де-факто ситуация улучшится - нагрузка на бизнес снизится, добросовестные заемщики начнут обслуживать долги. Ну а предприятия, которые продолжат игнорировать свои обязательства, придется банкротить.

Конечно, без помощи регулятора в этом деле не обойтись. Чтобы банки не "легли" после реструктуризации, НБУ необходимо ослабить нормы резервирования и, возможно, требования к капиталу банков. А для кредитов, ставка по которым будет завышенной (к примеру, 15% и более), нужно, напротив, ввести дополнительное резервирование. Таким образом регулятор подтолкнет к реструктуризации строптивых подопечных, которые откажутся это делать по доброй воле.

Еще один важный шаг - оздоровление крупнейших кредиторов экономики (Ощадбанка, Укрэксим­банка и Приватбанка). Отчасти это произойдет само собой, за счет запущенной реструктуризации кредитов, но понадобятся и дополнительные финансовые вливания от их собственников. В частности, правительству придется потратиться на докапитализацию госбанков, чтобы те со временем смогли взять на себя роль локомотива экономического роста.

Фото: argumentua.com

Гонтарева боится иностранных инвесторов

Иностранные инвесторы продолжают обходить Украину стороной. По данным Госстата, в первом полугодии 2016 г. прирост прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в экономику составил всего $2,28 млрд (нерезиденты вложили $2,86 млрд, изъяли $0,33 млрд, еще $0,22 млрд было "съедено" за счет курсовой разницы). Но и этот приток валюты лишь "нарисован". Львиную долю так называемых инвестиций обеспечила капитализация "дочек" иностранных банков, прежде всего российских, за счет материнских банков. В итоге отток капитала в виде выплат частным сектором внешнего долга фактически нивелировал приток ПИИ. В небанковский сектор деньги практически не заходят. Те из иностранцев, кто имеет такую возможность, продолжают избавляться от местных активов.

Иностранных инвесторов можно понять. Работать при неандертальских подходах, применяемых НБУ к регулированию банковской системы, невозможно. После двух лет "оздоровления" банковская система стала еще больнее. Налицо фактический ее крах и полный паралич кредитования. О том, что Приватбанк нуждается в существенной докапитализации или национализации, говорят эксперты ведущих аудиторских компаний. На это финучреждение приходится 21,4% активов банковской системы - это больше, чем активы всех ранее закрытых банков, вместе взятых. Формально показывая прибыль, он значительно отстает от коллег по показателю формирования резервов под проблемные кредиты и имеет существенную часть кредитов связанным лицам. У госбанков, крупнейших кредиторов экономики, дела обстоят особенно плачевно. По информации международного агентства Fitch, на конец первого квартала 2016 г. неработающие кредиты составили 39% портфеля Укрэксимбанка и 47% - Ощадбанка (на эти два крупнейших госбанка приходится почти 27% активов банковской системы). Согласно оценке Fitch, если их активы продолжат ухудшаться, судьба госбанков будет напрямую зависеть от возможностей государства поддержать их платежеспособность.

Остальным кредиторам тоже не до спасения экономики. В двадцатку крупнейших по активам входит, например, четверка банков с российским капиталом: на Сбербанк, Проминвест­банк, ВТБ, Альфа-Банк (с учетом одобренной НБУ покупки Укрсоцбанка) суммарно приходится порядка 200 млрд грн. активов, что составляет около 25% от активов остальных платежеспособных банков Украины. И хотя в НБУ их активно защищают, российским "дочкам" сейчас явно не с руки поднимать украинские предприятия.

Убытки действующих финучреждений в прошлом году поставили абсолютный рекорд, превысив 66 млрд грн. Доля плохих кредитов в системе приближается к 50%. Разумеется, что в таких условиях не может быть и речи о кредитовании реального сектора. Заемные ресурсы остаются заоблачно дорогими.

В валютном эквиваленте, по данным НБУ, кредитный портфель юридических лиц уменьшился с $81 млрд в январе 2014 г. до $23 млрд в июле 2016 г. Такое падение делает рынок кредитования в Украине малопривлекательным для крупных инвесторов.

Инертность инвесторов привычно оправдывают высоким уровнем коррупции в Украине. Но во времена Януковича масштабы коррупции зашкаливали, тем не менее в 2011-2012 гг. нерезиденты вкладывали в нашу экономику по $6-6,5 млрд ежегодно. Сейчас Украина находится в состоянии военного конфликта с Россией. Но тот же Израиль перманентно ведет войну уже полстолетия, и при этом инвестиции в его экономику растут ежегодно. С 2015 г. стало понятно, что риск распространения военных действий на территорию всей Украины минимален. Однако энтузиазма инвесторам это не прибавило.

По инвестпозициям Украины бьет неразумная политика Нацбанка. В пылу борьбы с оттоком капитала и за стабильность гривни НБУ еще в 2014 г. ввел пакет жестких валютных ограничений, длительное действие которых имело серьезные побочные эффекты. Совсем как в 1990-е, в стране начал развиваться теневой валютный рынок, оказавшийся вне зоны досягаемости регулятора. Он стал благодатной почвой для теневой экономики. Зажатые в тиски ограничений, многие предприятия перевели операции в теневую сферу. А запрет на репатриацию дивидендов и трансграничное движение капитала заставил "настоящих" иностранных инвесторов поставить крест на вложениях в Украину.

Очевидно, что нынешняя политика Нацбанка наносит ущерб и экономике, и имиджу страны в глазах инвесторов. Чтобы переломить ситуацию, НБУ должен кардинально изменить подходы: сказать правду и решить вопрос с Приватбанком и госбанками, создать привлекательные условия для инвестиций в банковский сектор (инвесторы должны иметь возможность честно зарабатывать и свободно распоряжаться своими средствами), определить философию кредитования реального сектора и предложить программу оздоровления существующих заемщиков, остановить пагубную политику валютного регулирования. В этом случае страна смогла бы увидеть приток реальных инвестиций хотя бы со следующего года.