Экономика

США теряют задний двор

В борьбе за Латинскую Америку Пекин обыграл Вашингтон и Москву

Зачем Путин отправился в турне

В пятницу Владимир Путин начал шестидневное латиноамериканское турне с Гаваны. Однако встречи с братьями Кастро - отнюдь не главная цель визита. Хотя, безусловно, самая затратная: накануне Москва списала 90% из $35 млрд кубинских долгов, которые набежали с советских времен, а оставшиеся 10% намерена инвестировать здесь же. Хотя соглашение о совместной разработке шельфа "Рос­нефтью", "Зарубежнефтью" и CUPET того стоит, особенно в контексте нового дыхания антиамериканской дружбы. Собственно, это ключевой момент турне: Путин наносит визиты благодарности тем, кто прямо либо косвенно поддержал аннексию Крыма. Куба в марте выступила против резолюции ООН, осуждающей захват полуострова, а Аргентина и Бразилия - следующие пункты маршрута - демонстративно воздержались. Президент первой обвинила Запад в двойных стандартах, помянув Мальвины (они же Фолкленды). Президент второй, очевидно, побоялась, что Москва "забудет" февральское обещание снять двухлетнее эмбарго на поставки мяса в Таможенный союз. Как бы то ни было, Путин сможет лично

Из $87 млрд, которые с 2005 г. КНР ссудила 14 странам Латинской Америки, Никарагуа, у которой с Китаем нет дипотношений, не получила ни единого юаня. А строить канал будет частная компания, руководитель которой имеет очень туманное прошлое

поблагодарить и Кристину Киршнер, и Дилму Руссефф, причем не раз: все соберутся еще и на саммите БРИКС. И ему даже, возможно, удастся перекинуться парой слов с Ангелой Меркель на финальном матче чемпионата мира по футболу.

При всей важности такого общения ключевая встреча все же состоялась в Гаване. Главным визави Путина стал дважды президент Никарагуа Даниэль Ортега. Еще один защитник России от нападок западных империалистов и давний клиент Москвы, который совершенно не замечает параллелей между свержением марионеточных режимов Сомосы в своей стране и Януковича - в Украине. И, разумеется, не видит политического тождества: для Кремля донбасские "ополченцы" - то же самое, что для Белого дома контрас, с которыми возглавляемая им же, Ортегой, сандинистская "хунта" воевала долгих 11 лет. Впрочем, оно и ясно: за эти годы СССР поставил ей оружия на $3 млрд, практически с нуля создав вооруженные силы. Впоследствии, правда, сандинисты все равно утратили власть, проиграв первые же демократические выборы 1990 г., и сотрудничество застопорилось. Но, вернувшись в президентское кресло в 2006 г., Ортега ударными темпами принялся наверстывать упущенное. В частности, выгодно продав признание Абхазии и Южной Осетии.

В общем, можно предположить, что в этот раз "друзья вспоминали минувшие дни...", но говорили, определенно, о будущем. И основная тема - возможное участие России в строительстве Большого канала, альтернативного Панамскому. Москва очень хочет втиснуться в это предприятие, но ей в нем, похоже, попросту нет места: на правах старшего брата проект застолбил Китай. Впрочем, по порядку.

Стройка века

Во вторник правительственная комиссия Никарагуа в целом одобрила технико-экономическое обоснование проекта строительства нового коридора, соединяющего Атлантический и Тихий океаны. Идею прокладки маршрута по реке Сан-Хуан и крупнейшему в Латинской Америке пресноводному озеру Никарагуа высказывал еще Наполеон ІІІ. Многие инженеры считали этот проект более предпочтительным, нежели Панамский: при вчетверо большей длине (около 280 км против 77 км) на его перешейке нет крутых гор, а прорывать нужно всего 45 км, причем вынутые породы пригодны для постройки плотин и запруд. В свое время точку в этом споре поставили пиарщики: заказные публикации о высокой опасности извержений в Никарагуа заставили Конгресс США предпочесть панамский вариант. Правда, Вашингтон сохранял право на строительство Никарагуанского канала вплоть до сандинистской революции.

С тех пор этот проект был идеей фикс для Манагуа: Никарагуа - беднейшая страна Западного полушария, исключая Гаити, и столь крупный инфраструктурный проект мог бы серьезно облегчить ее положение. Но желающих рискнуть не было вплоть до позапрошлого года, когда на сцену вышла Hong Kong Nicaragua Development Group (HKND). В отсутствие других претендентов она получила эксклюзивное право на сооружение и управление каналом и смежными проектами сроком на сто лет. Проект предусматривает, помимо водной артерии, строительство нефтепровода и наземной инфраструктуры, включая железную дорогу, два порта для обслуживания крупных судов, два аэропорта и столько же зон свободной торговли. Заявленная цена вопроса - $40 млрд, начало строительства намечено на декабрь, ввод в эксплуатацию - в 2020 г. При таких раскладах экологическая экспертиза, все еще не завершенная, просто обязана быть позитивной, учитывая полный контроль сандинистов над органами власти. Просчет в отношении главного пресноводного резервуара региона чреват экологической катастрофой гигантских масштабов. Но миллион рабочих мест, поднятие 400 тыс. человек над чертой бедности и удвоение ВВП уже к 2018 г. - уж очень соблазнительный куш. Панамский канал приносит $2 млрд в год, и даже небольшая часть этого пирога выглядит весьма заманчиво. Не говоря об откатах, по умолчанию зашитых в проект: решения никарагуанских властей не отличаются прозрачностью.

Впрочем, судьба проекта все меньше зависит от воли Манагуа. Панамский канал все хуже справляется с потоком судов, и при сохранении темпов роста грузопотока уже через 10-15 лет ему грозят многодневные пробки. Запуск же никарагуанского маршрута позволит увеличить грузопоток на 240% уже к 2030 г. Дело в том, что даже после реконструкции, которая обошлась в $60 млрд, Панамский канал не способен пропускать суда водоизмещением более 250 тыс. т, а это большинство построенных за последнее десятилетие и вновь проектируемых контейнеровозов, сухогрузов и супертанкеров. И здесь интерес Китая более чем очевиден. Новый маршрут обеспечит решение сразу двух насущных для Пекина задач: наращивание поставок готовой продукции из КНР на мировые рынки и предотвращение энергетического и сырьевого голода. Таким образом, резко снизится эффективность стратегии сдерживания Поднебесной через контроль морских путей импорта ресурсов, которую на протяжении последних трех десятилетий выстраивали США. Тем более что горячим сторонником проекта выступил Каракас: в обозримом будущем Китай станет основным импортером венесуэльской нефти. Подготовка к этому ведется, о чем свидетельствует китайская программа строительства крупнотоннажных танкеров для венесуэльской нефтяной компании PDVSA. 

Любопытная деталь: официально HKND является частной компанией, а ее владелец Ван Дзинь, миллиардер с туманным прошлым, отрицает любые связи с правительством. С другой стороны, из $87 млрд, которые с 2005 г. КНР ссудила 14 странам региона, Никарагуа, у которой с Китаем нет дипотношений, не получила ни единого юаня. Но, учитывая перспективы проекта, Пекин будет как минимум страховать предпринимателя. Впрочем, однозначным ответом здесь может стать разве что открытие военно-морских баз на обоих побережьях Никарагуа. Впрочем, Пекину сейчас ни к чему обострять отношения с Вашингтоном. Так что эту часть вполне могла бы взять на себя Россия. Тем более что в коммерческой части проекта ей вряд ли найдется место: в Поднебесной прекрасно знают, что "стройки века" - слишком хорошее средство стабилизации экономики.

Окончательная потеря США влияния на свой латиноамериканский "задний двор" выглядит полной симметрией потере Россией контроля над Восточной Европой. Так что большая шахматная партия продолжается. С той, правда, оговоркой, что главный приз может получить китайский новичок, вдруг выбившийся в гроссмейстеры.