Экономика

Судить нельзя освободить

Не каждый судебный процесс против политиков, чиновников и известных бизнесменов завершается в пользу его инициаторов. "ВД" решила разобраться, как дол

Не каждый судебный процесс против политиков, чиновников и известных бизнесменов завершается в пользу его инициаторов. "ВД" решила разобраться, как должен вести себя именитый подсудимый, чтобы власти было проще освободить его, чем убедить общественность в справедливости приговора.

Со дня задержания экс-регионала Игоря Маркова не прошло еще и месяца. Однако за этот сравнительно небольшой промежуток времени скандально прославившийся в считанные минуты политик уже многое успел: начать голодовку, закончить ее, повздорить со следователем из-за отказа сдавать кровь и даже дать несколько интервью.

"Внимание журналистов не позволяет власти действовать уж слишком жестко, — уверен Александр Казарновский, адвокат политика. — Закрыть и уничтожить человека, к которому привлечено общественное внимание, невозможно. У них не выйдет безнаказанно его устранить, чего им очень хотелось бы на самом деле".

Примечательно, что тактика поведения задержанного очень напоминает поступки других бывших и нынешних известных заключенных. Вероятно, потому, что среди прочих именно она является самой результативной.

Нашумели

Проанализировав судьбу самых ярких политиков и бизнесменов, в течение последних десяти лет побывавших за решеткой, "ВД" пришла к выводу, что главное правило, которым руководствуются VIP-заключенные — не затеряться в информационном потоке. Практически все известные узники первым делом объявляют голодовку.

"Журналисты это все равно процитируют, независимо от того, лояльны они к персонажу или нет, — объясняет Олег Покальчук, социальный психолог. — А дальше можно продолжать есть. Если бы заключенные говорили, что они объявляют интеллектуальное сопротивление — кто бы это цитировал? Хотя все же понимают, что голодовка, особенно в СИЗО, — это чушь: туда же приносят продукты. В местах лишения свободы — совсем другая история. Там и еда — не еда".

Оставаться на слуху именитым задержанным помогает не только голод. В качестве возможной альтернативы или дополнения к голодовке важно успеть "тяжело" заболеть. Правда, воспользоваться этой уловкой человеку с посредственным талантом игры на публику сложно. Ведь налет театральности в умении демонстрировать "тяжкие" страдания легко читается.

Не удивительно, что магическое выздоровление беглого ректора Налоговой академии Петра Мельника, на последнем издыхании убегавшего за океан, до сих пор будоражит умы медиков.

В этом он, вероятно, превзошел самого Николая Рудьковского, долгое время удерживавшего лидерские позиции больного-театрала. Стоило одиозному политику получить обвинения в оплате личных поездок в Париж из бюджета, миллионера тут же поразил недуг. Для убедительности экс-министр транспорта даже уселся в инвалидное кресло, на котором его и привозили в суд. Причем страдания политика были разыграны настолько мастерски, что за решеткой Рудьковский провел всего 9 дней.

Для тех, у кого нет ни малейшей надежды на положительный исход дела, существует куда более радикальный способ привлечения внимания — прямо в ходе судебных разбирательств попытаться поставить на "место" судью и прокуроров. Но этот вариант очень рискованный, поэтому прибегать к нему стоит исключительно политикам со стажем.

"Так вести себя могут лишь те, у кого есть серьезная поддержка за рубежом и положительный имидж в глазах 10-20% населения", — признается Кость Бондаренко, политолог, близкий к Банковой.

Причем сами правоохранители клюют на этот во многом эпатажный способ, подразумевающий крики, хамство и угрозы. Нередко они даже подбрасывают политикам удачные поводы себя проявить. Так, новость о том, что Юрий Луценко плюнул в лицо прокурору Дмитрию Лобаню, получила на порядок больше внимания, чем на самом деле заслуживала. Впрочем, вынудил экс-министра внутренних дел на такой поступок вовсе не приговор.

"На протяжении полутора лет этот прокурор показывал моему мужу средний палец, — сокрушается Ирина Луценко, жена политика. — Каждую минуту, каждую секунду он это делал в присутствии журналистов, адвокатов. Скажите, прокурор имеет право такие неприличные жесты показывать кому-нибудь?"

(Кликните, чтобы увеличить)

Правильный вектор

Со скандалами важно не переборщить. Первое время каждая новость о VIP-заключенной №1 Юлии Тимошенко для журналистов была на вес золота. Но ситуация кардинально изменилась.

По признанию управляющего партнера PR-агентства PR i Z Захара Чистякова, с недавних пор команда экс-премьера за размещение "больничного сериала" в прессе вынуждена доплачивать. Впрочем, не только СМИ потеряли интерес к Тимошенко. По данным Центра Разумкова, еще в октябре 2011 года на президентских выборах ее готовы были поддержать 16,3% избирателей. В октябре 2013 года эта цифра упала до 13,2%.

Правда, это нисколько не смущает людей, разрабатывающих стратегию освобождения Тимошенко. Они прекрасно понимают, что "проблемами" здоровья экс-премьера представителей украинской власти не пронять.

Другое дело — евросообщество, которому такие истории в диковинку. Вот только рассчитывать на примитивное размещение материа­лов о Тимошенко в иностранных СМИ они не могут. Поэтому иностранных журналистов приходится убеждать. Конечно же, не без помощи пиарщиков. Так, британское PR-агентство Ridge Consulting большинство достижений, связанных с поддержкой экс-премьера евродипломатами, считают своей непосредственной заслугой.

Правда, в самой "Батькивщине" тема сотрудничества с Ridge Consulting вызывает неподдельную злость. Дескать, вся эта информация — происки коварной власти. Но кто бы на самом деле ни приложил к этому руку, результатом оппозиционеры довольны.

"Нам сейчас не нужно никого убеждать в том, что Тимошенко сидит несправедливо, — говорит Андрей Шевченко, народный депутат от "Батькивщины". — Я очень часто бываю на разных международных мероприятиях и являюсь членом делегации ПАСЕ. Поэтому я знаю, что большинство украинцев были бы поражены уровнем информированности западных лидеров об этой ситуации".

Тактику молчания во время судебного процесса выбирают лишь те, кто "наверху" получил 100% гарантию своего выхода на свободу. Для остальных тишина представляет серьезную опасность. В октябре этого года исполнилось 10 лет с момента ареста некогда самого богатого человека России Михаила Ходорковского.

Политическим заключенным его считают далеко за пределами родины. Но даже международное признание несправедливости приговора Ходорковскому ничем не помогло. Сейчас влиятельные общественные деятели России сходятся во мнении: излишняя тактичность мешает предпринимателю. Мог бы он хамить и вести себя как Тимошенко и Луценко — его судьба сложилась бы совершенно по-другому.

"Если бы Ходорковский устраивал голодовки, не вел себя столь интеллигентно, как он вел, не обращался "Ваша честь", а говорил бы: "Ваш суд неправомочен" и так далее, то давно бы он вышел", — заявил российский журналист Матвей Ганапольский в эфире одного из украинских телеканалов.

Отсутствие резких выпадов в адрес судебной системы демонстрировал и бывший председатель Госкомфинуслуг Василий Волга, избравший для себя амплуа молчаливого интеллигента.

В результате экс-чиновник получил неутешительный вердикт в виде пяти лет лишения свободы, который на днях был окончательно подтвержден Высшим спецсудом Украины по уголовным делам. Так что ближайшие годы бывшему госслужащему придется строить карьеру библиотекаря на зоне в компании других заключенных, осужденных за тяжкие и особо тяжкие преступления.

Публичность непубличных

Тактика поведения в судебных заседаниях предпринимателя, не желающего попасть за решетку, имеет ряд важных отличий. Если политик может запросто выставить себя на посмешище и сохранить при этом избирателей, бизнесмен рискует прослыть неадекватным в глазах партнеров. Поэтому в подобных ситуациях последние стараются прибегать к помощи посторонних скандалистов — например, представителей профильных ассоциаций.

Когда в августе этого года одна из компаний, подконтрольных Kernel Holding, попыталась собрать урожай кукурузы другого предприятия — агрофирмы "Батькивщина", ее собственнику Олегу Дмитренко пришлось буквально отвоевывать свое добро. Как только бизнесмен взялся изгонять захватчиков с поля, милиция пригласила его рассказать детали конфликта. Но вместо того чтобы помочь, тут же его задержала.

Выяснилось, что Дмитренко подозревают в порче комбайнов захватчиков, а также избиении милиционера. И лишь благодаря наход­чивости бизнесмена сидеть в заточении ему пришлось недолго.

"Мы вывели 200 колхозников, уведомили облсовет о том, что собираемся пикетировать обладминистрацию, УВД, прокуратуру, перекрывать дороги и т. д. — вспоминает Андрей Семидидько, глава Антирейдерского союза предпринимателей Украи­ны. — Обещали устроить им вторую Врадиевку! Так что Дмитриенко уже на следующий день освободили. Причем так же незаконно, как и задержали: следователь просто приехал и выпустил его!"

Оценить все прелести поднятия шумихи вокруг судебного разбирательства сумел и управляющий партнер PR-агентства PR i Z Захар Чистяков, специализирующийся на конфликтном пиаре. Крымская милиция обвинила его в хакерской атаке на местный сайт Партии регионов.

"Знакомые в силовых структурах не раз мне тонко намекали: не шуми, не скандаль, и об этой теме все забудут, — рассказывает Чистяков. — Но у меня не было никаких гарантий, поэтому пришлось подключать журналистов, созывать их в зал суда. Зато после этого уровень свидетелей, которые были выставлены против меня, показывает, что правоохранительным органам был крайне неудобен поднятый шум. Вы просто вдумайтесь: показания давали первые лица крымской Службы безопасности Украины!".

В борьбе за право оставаться на свободе любой шум лучше молчания. Чем больше упорства и артистизма у подсудимого — тем больше шансов вынудить власть пересмотреть приговор в свою пользу. При сильном воздействии на правильно выбранную целевую аудиторию шанс на освобождение есть даже у самых неприятных государственной верхушке оппонентов.

И если вскоре самая известная заключенная страны окажется на свободе, стимул бороться появится у всех, кто о восстановлении справедливости в отношении своего дела не рисковал даже и мечтать.

Читайте также: Андрей Семидидько: Включать шум и свет предприниматели боятся в силу своих психофизических характеристик. Их логика - вдруг само рассосется

Алексей Ковжун: Образ Тимошенко - несгибаемой, стальной, бескомпромиссной - заместился в масс-медиа на что-то болезненное и печальное