Экономика

Свободные радикалы

Незадолго до начала противостояния на улице Грушевского корреспонденты "ВД" стали свидетелями словесной перепалки между лидером "Автома

Незадолго до начала противостояния на улице Грушевского корреспонденты "ВД" стали свидетелями словесной перепалки между лидером "Автомайдана" Дмитрием Булатовым и замглавы парламентской фракции "Батькивщина" Сергеем Пашинским. Поводом для конфликта между двумя противниками власти оказалась попытка определить лидера народного сопротивления.

Находясь на сцене, "автомайдановцы" обратились к участ­никам воскресного вече с вопросом о том, кого они видят во главе протеста. По утверждению Пашинского, громче всех люди скандировали имя Тягныбока. Причем было понятно, что политик этим весьма разочарован. Как, впрочем, и лидер "Автомайдана".

"Мы будем проводить звуковые замеры. Фанаты "Свободы" просто стояли возле микрофонов!" — возмутился Пашинский. В итоге Штаб национального сопротивления Булатов покинул ни с чем: имени лидера сопротивления ему так и не назвали.

Так что очередная хитрость оппозиции лишь разъярила улицу, подтолкнув радикально настроенных активистов Евромайдана из числа "Правого сектора" к силовому сценарию.

Пользуясь случаем

За полчаса до силового противостояния в правительственном квартале, возле Дома профсоюзов, где находится Штаб национального сопротивления, события развивались не менее драматично. "Мозг" и главный идеолог УДАРа нардеп Виталий Ковальчук, взятый в осаду несколькими однопартийцами, в красках рассказывал о чем-то невероятно страшном, что вот-вот может произойти.

На вопрос "ВД", что именно должно случиться, г-н Ковальчук, нервно покуривая сигарету, пытался отшутиться: "Прошу вас, не спрашивайте меня ни о чем сегодня. Я — слепоглухо­немой! Понимаете, слепоглухонемой?! Давайте завтра поговорим".

Тотчас же из окружения Ковальчука мы выхватили нардепа Марию Матиос. "Мария, как же так, что происходит?" — спрашиваем у нее. И та, отведя нас чуть в сторону, полушепотом отвечает: "Есть информация, что за периметром Майдана вот-вот начнется заварушка".

Уже cпустя несколько минут на Грушевского начали громить автобусы МВД. Так что о возможном противостоянии радикально настроенных активистов Евромайдана с силовиками оппозиция если не знала, то уж точно догадывалась еще днем в воскресенье, когда организовывала вече.

Однако никакого плана "Б" у нее точно не было. Да и не могло быть, поскольку каждый из лидеров оппозиции все еще хочет играть роль первой скрипки. Чуть позже на это намекнет Виталий Кличко, заявив в прямом эфире "Громадського ТВ", что в день проведения вече 19 января между ним, Яценюком и Тягныбоком "действительно был напряженный разговор". Дескать, спорили о том, что улице нужны активные действия, но брать на себя ответственность за смерти десятков людей он лично боится.

Красноречивое свидетельство того, что лидеры оппозиции по-прежнему не могут договориться, — отсутствие их общих пресс-конференций. За три дня после начала силового противостояния на ул. Грушевского руководители "Батькивщины", УДАРа и "Свободы" так и не созрели к совместному обращению к народу, хотя ранее делали это регулярно.

Более того, их совместное появление на людях — большая редкость. Впрочем, о ссорах в оппозиционном лагере за дверью Штаба национального сопротивления судачат не первый день. А ведь Евромайдан — это не только три оппозиционные политические силы парламента, но и множество других общественных течений (см. инфографику), прямо не подконтрольных Яценюку, Кличко и Тягныбоку.

Тем не менее, лидеры не могут договориться не только с радикалами вроде "Правого сектора", но и с потенциальными союзниками, предпочитая называть их "провокаторами". И напрасно. Костяк того же "Автомайдана" — наиболее действенного инструмента нынешнего народного сопротивления — состоит, по словам лидера "Гражданской позиции" нардепа Анатолия Гриценко, из его однопартийцев.

Круглосуточно его люди отвечают также и за три сотни Самообороны Майдана. Кроме этого, во время последнего народного вече на сцене Евромайдана не было и одного из его лучших ораторов — Юрия Луценко. Черная кошка между ним и оппозиционными лидерами пробежала накануне, когда Луценко призвал их "прекратить избирательную президентскую кампанию" и обратиться к людям с призывом "к штурму правящей банды". После этого в Штабе национального сопротивления поспешили дистанцироваться от союзника

. "Луценко — не член ни фракции УДАР, на партии УДАР, ни "Батькивщины", ни "Свободы", — заявил "ВД" нардеп-ударовец Виктор Чумак. — Луценко — это свободный радикал".

Броуновское движение

Сплотить оппозиционеров, казалось бы, должен агрессивный протест, но даже он ни на шаг не приблизил их к определению единого лидера сопротивления. Напротив — конкуренция между первыми лицами Майдана обострилась до предела. Совладать с протестующими пытались двое из троих — Виталий Кличко и Арсений Яценюк. И только представители партии "Свобода", знакомые с законами улицы как никто другой, держались в стороне.

"Контролировать улицу невозможно. Вчера улица показала это Кличко, который попытался возглавить акцию протеста и в чем-то ее убедить", — объяснил "ВД" бездействие своих однопартийцев нардеп Игорь Мирошниченко.

Впрочем, за смелость и стойкость перед струей огнетушителя лидеру УДАРа все же воздалось по заслугам. Пусть отряды агрессивных активистов боксер и не обуздал, выслушав тирады нецензурной брани, но зато заручился поддержкой "автомайдановцев". Стоило спортсмену ступить на поле боя, как участники дорожного протеста окрестили его своим командиром.

В то же время Арсению Яценюку, отправившемуся по следам Кличко разворачивать революционеров в сторону майдановских баррикад, достались менее почетные регалии — лишь матерные слова и выкрики "Щур", под которые его поспешили выдворить с поля боя.

Столь бурная реакция людей на вылазки лидеров оппозиции к ним на передовую мало кого удивила, ведь до начала силового противостояния оппозиция в глазах народа бездействовала. И хотя эффективные сценарии влияния на власть у них были, разрабатывались они крайне медленно. К примеру, больше двух месяцев командам первых лиц Майдана понадобилось, чтобы сообразить привлечь к протестам лидеров профсоюзного движения, с помощью которых можно было бы надавить на власть не политическими лозунгами, а экономическим прессингом.

За несколько часов до начала силовых протестов Михаил Волынец, глава Конфедерации свободных профсоюзов, делился с корреспондентами "ВД" грандиозными планами по организации забастовок на заводах регионалов и их приверженцев.

"Когда депутаты от Партии регионов, держащие в своих руках предприятия на Востоке, почувствуют силу забастовочного движения, они встанут во главе этого движения и поведут колонны на площадь, — уверял Волынец. — Так ведь было уже. В том же 1990 году Ефим Звягильский (сейчас нардеп от ПР — прим. "ВД"), осознав, что шахта встала и люди идут на площадь, поспешил возглавить их шествие. Но он не просто возглавил протест, но еще и попал на должность вице-премьер-министра!"

Спустя сутки после начала силового противостояния анонсированный Волынцом всеукраинский стачком заработал во главе с "ударовцем" Сергеем Каплиным. Впрочем, на фоне революционных событий идея о всеукраинской забастовке, запланированной на начало февраля, уже не кажется такой многообещающей.

Еще больше вопросов вызывает поведение оппозиционеров по отношению к их коллегам из Партии регионов. Вместо кулуарных переговоров с оппонентами и "выдергивания" их по одному из большинства лидеры Майдана увлеченно борются друг с другом за общественное внимание.

И это в то время, когда у протестной тройки на руках серьезный козырь — принятые по абсурдной процедуре законы, которые при случае могут коснуться каждого сегодняшнего приверженца власти — регионала, коммуниста или нефракционного "мажоритарщика". К тому же, президент не раз четко давал понять, что доверяет только "семье". А это значит, что в любой момент каждый, кто сегодня находится в парламентском большинстве, может стать соседом по нарам с прославившимся экс-регионалом Игорем Марковым.

Вместе выгодно шагать

Представители власти во главе с президентом не могут не замечать одиночную игру лидеров Евромайдана. Поэтому любой их шаг делается с расчетом на разрыв и без того слабых связей между главами оппозиционных фракций.

Чего стоит только поведение президента в ночь "Крещенского побоища". Не случайно гарант лично пообщался с Виталием Кличко, позвонил Арсению Яценюку и обошел вниманием Олега Тягныбока. От этого затаившие друг на друга обиду политики стали еще менее сплоченными.

Масла в огонь подливает лидер УДАРа, де-факто монополизировавший право поездок к президенту. Оценив общественный резонанс, полученный после первого путешествия в Межигорье, Кличко срывается в походы к гаранту и без особого на то повода.

И если во время визита в загородное имение Януковича 19 января Доктор Железный Кулак готов был сколько угодно ждать встречи с главой государства, уже через день терпение Кличко "подкачало". Стоило лидеру УДАРа узнать, что президент занят, он тотчас же отправился восвояси.

Ключевой тактический ход Виктора Януковича — переговоры, за которые ухватились оппозиционные лидеры. И хотя каждый из них понимает, что брошенная "палка" — не более чем попытка подольше потянуть время, отказаться от нее они уже не могут. Ведь как бы там ни было, но это реальный шанс попробовать реабилитироваться в глазах протестующих.

Правда, успешным он будет лишь в случае отказа лидеров оппозиции от президентских амбиций. Хотя бы временно. И если оппозиция сумеет действовать сообща, стараясь найти компромисс не только с президентом, но и с радикально настроенными течениями Евромайдана, победа будет за ними. Как это было в 2004 году во время оранжевой революции.

Читайтей также: Виктор Чумак: Санкции в отношении главы государства и главы правительства - это прекращение диалога [с Западом]. Я против того, чтобы изолировать Украину

Игорь Мирошниченко: "Свобода" уже объявила о создании отрядов национальной самообороны. Мы собираем людей по всей Украине, чтобы эта борьба была победной