Экономика

Тарута вылетает в трубу

«Семейный» банк может «подарить» трубный бизнес некогда одного из богатейших бизнесменов Украины россиянам

Фото: "ДС"/Сергей Владыкин

В начале января стартовал процесс банкротства одного из крупнейших трубных предприятий страны - ПАО "Днепро­пет­ровс­кий трубный завод". Иници­а­­тором этого процесса выступил киевский Радикал Банк. Еще в прошлом году он добился в Хозяйственном суде Днепро­пет­ровской области решения о взыскании с предприятия долга по кредитному договору образца 2012 г. на сумму около 19,5 млн грн. С помощью исполнителей финучреждению удалось получить порядка 11,8 млн грн., а оставшиеся 7,7 млн грн. должник не вернул. Это и стало основанием для начала банкротства, в рамках которого уже введена процедура распоряжения имуществом должника. Ее руководителем суд назначил арбитражного управляющего из Днепропетровска Дениса Ткаченко.

Стартовавший судебный процесс примечателен несколькими моментами. Во-первых, инициатора банкротства в прошлом году журналисты, ссылаясь на документы, найденные в "Межигорье", уличили в связях с "семьей". В частности, среди крупнейших собственников Радикал Банка выявили Дмитрия Сидляренко, который был заместителем директора по финансовым вопросам компании - владельца резиденции "Межигорье" "Танта­лит". Еще одним совладельцем банка оказался Николай Горон, который был одним из бенефициаров фирмы "Киевуниверсал­сервис", выполнявшей функции ЖЭКа в "Межигорье". Во-вто­­рых, затеянный финучреждением процесс может лишить трубного бизнеса некогда одного из богатейших бизнесменов Укра­ины Сергея Таруту, который не так давно назвал себя банкротом. На сегодняшний день 75% акций Днепропетровского трубного завода владеет входящая в его орбиту кипрская ком­па­­ния I.S.H.C. Industrial Steel Holding Co Limited. Предприятие специализируется на производстве бесшовных и электросварных труб. Оно до кризиса стабильно входило в число крупнейших в отрасли. Другое дело, что его мощности, рассчитанные на производство более 700 тыс. т труб ежегодно, с каждым годом использовались все меньше. Так, если в 2011 г. завод выпустил 102 тыс. т труб, то в 2013 г. производство обвалилось до 33 тыс. т. При этом чистый доход предприятия составил лишь 337 млн грн. в 2013 г., а его убытки превысили 240 млн грн. В прошлом году завод выпустил всего 32 тыс. т труб, также не сумев выйти в плюс. В итоге его задолженность перед кредиторами на начало минувшего года превысила 1 млрд грн.

Вполне вероятно, что в ходе банкротства Днепропетровского трубного завода комитет его кредиторов могут сформировать структуры, связанные с корпорацией ИСД, на которую Сергей Тарута уже почти не имеет влияния. Что в итоге обернется переходом его предприятия за долги россиянам

На предприятии Сергея Таруты пока не комментируют стартовавший процесс банкротства. Впро­чем, по данным "ДС", еще в 2013 г. завод фактически стал неплатежеспособным, и началось масштабное сокращение рабочих. Всего было уволено порядка 900 чел., или почти треть персонала. Предприятие реально не выдерживает конкуренции ни внутри Украины (с Нижнеднепровским трубным заводом Виктора Пинчука), ни на рынках ЕС (прежде всего с китайскими поставщиками). Следствием чего и стали его финансовые проблемы, вызвавшие активизацию кредиторов. Помимо Радикал Банка, например, взыскать долги с проблемного актива Таруты с прошлого года пытается Райффайзен Банк Аваль, которому Днепро­пет­ровский трубный завод задолжал около $5 млн. И наконец, в роли главного кредитора трубного предприятия может утвердиться Днепровский металлургический комбинат им. Дзержинс­кого, который на протяжении последних лет был одним из главных поставщиков трубной заготовки на днепропетровский завод. Этот комбинат принадлежит корпорации "Индустри­аль­ный союз Донбасса", должность главы совета директоров которой до назначения губернатором Донецкой области в минувшем году занимал Сергей Тарута. Формально он остается совладельцем ИСД (в корпорации ему принадлежит 20%-ная доля, которая была арестована в 2014 г. по иску российского банка ВТБ), но, по его собственному признанию, он никак не влияет на работу корпорации. Контроль над которой, по информации источников "ДС", принадлежит группе российского Внешэкономбанка. Поэтому вполне вероятно, что в ходе банкротства трубного завода комитет его кредиторов могут сформировать связанные с ИСД структуры. Что в итоге обернется переходом к ним за долги этого предприятия.