Экономика

Тимур Хромаев: Пока что мы надзираем за рынком через «замочную скважину»

Глава НКЦБФР о грядущих изменениях на фондовом рынке

Светлана Слесарук

Фото: Сергей Владыкин/"ДС"

Ровно год назад Тимур Хромаев — основатель инвесткомпании АРТА — возглавил Национальную комиссию по ценным бумагам и фондовому рынку (НКЦБФР). За это время он предпринял ряд шагов, которые были восприняты  участниками рынка неоднозначно. Кто-то хвалит нового главу за кардинальную чистку рынка, кто-то называет его популистом.  Об уже проведенных реформах и о планах комиссии на будущее "ДС" беседовала с главой НКЦБФР Тимуром Хромаевым.

"ДС" На прошлой неделе миссия МВФ закончила работу в НКЦБФР. С какой целью в этот раз специалисты Фонда приезжали в комиссию?

Т.Х. Миссия приезжает к нам каждые три месяца. Всего должно быть четыре визита. Каждая из миссий привозит различных экспертов, которые помогают с реализацией Комплексной программы реформ финансового рынка Украины. Прошлым летом проводилось исследование полномочий комиссии. По результатам ее работы специалистами Фонда был выпущен отчет о необходимости повышения полномочий и укрепления независимости НКЦБФР. Вторая миссия пребывала у нас с 11 по 22 января этого года и детально исследовала вопросы по изменению модели финансирования НКЦБФР, усилению наших полномочий. В поле ее зрения попали вопросы повышения требований к раскрытию информации на рынке капитала, прозрачности деятельности участников рынка, а также злоупотреблений — использования инсайдерской информации и манипулирования ценами.

"ДС" О каких новых полномочиях комиссии идет речь? Как они повлияют на работу регулятора и участников?

Т.Х. Эти полномочия у нас были, но оставались номинальными. Речь идет о праве проведения расследований и возможности получения всей информации о юридических и физических лицах, которые имеют отношение к операциям с ценными бумагами. В том числе о снятии банковской тайны по нашему запросу, возможности доступа к персональным данным, снятии любых ограничений на доступ к информации, а также возможности обмена информацией, в том числе с другими зарубежными регуляторами. Получение этого набора функций позволит нам присоединиться к Меморандуму о взаимопонимании IOSCO (международная организация, объединяющая регуляторов фондовых рынков более 100 государств. —Ред.) и в полноценном формате сотрудничать с другими регуляторами.

"ДС" Какие документы должны быть для этого приняты?

Т.Х. Прежде всего законопроект, который даст нам расширенные полномочия. Он был рассмотрен и принят на Национальном совете реформ в декабре прошлого года, согласован и непосредственно с IOSCO. Мы надеемся, что в феврале этот документ будет подан в Верховную Раду. После его принятия НКЦБФР сможет стать полноценным участником глобальной организации мировых регуляторов. Этот же законопроект меняет модель финансирования комиссии. В мире функция надзора за рынком финансируется за счет самого рынка. Регуляторы формируют свой бюджет в соответствии с затратами на надзор. У нас же в стране для участников рынка пока полный коммунизм — никто ни за что не платит. Хотя сами операторы рынка должны быть заинтересованы в том, чтобы регулирование и надзор были как можно более качественными.

"ДС" За что участники рынка будут платить?

Т.Х. Во-первых, это плата за надзор ("взнос на регулирование" согласно проекту закона), которая будет взиматься со всех участников рынка. Ее размеры будут дифференцированы в зависимости от вида субъекта, его объемов деятельности. Мы хотим распределить финансовую нагрузку равномерно среди абсолютно всех участников. Второй источник поступлений — это плата за административные услуги: лицензирование, выпуск новых ценных бумаг и т. д. Например, сейчас перед нами стоит задача перевести лицензирование и регистрацию в электронный вид, чтобы у участников была возможность проводить все процедуры онлайн, без физического обращения в комиссию. Но, чтобы это было действительно качественно и удобно, комиссии необходимо закупить оборудование, софт и обеспечить их бесперебойную работу. Для этого нужны средства. А значит, мы можем и должны сформировать цену, которую участники будут платить за такую услугу. Иначе комиссия и рынок всегда будут заложниками той бумажной лавины, которая на сегодняшний день у нас существует. Внедрение новой системы финансирования — довольно длительный процесс. Планируем плавный переход на нее в течение трех лет.

"ДС" Над какими еще законопроектами совместно с МВФ работает сейчас комиссия?

Т.Х. Разрабатывается законопроект относительно повышения требований к раскрытию информации, прозрачности деятельности и отчетности компаний. Во втором полугодии мы выйдем с законопроектом, который установит требования к пруденциальному надзору в соответствии с директивами ЕС. Завершается разработка и согласование законопроекта, который существенно ужесточит санкции за злоупотребления на фондовом рынке, а также усовершенствует механизмы выявления махинаций и борьбы с ними. Мы готовим его совместно с правоохранительными органами.

"ДС" Какие будут прописаны санкции за злоупотребления? Ведь нынешние штрафы просто смехотворны...

Т.Х. Ответственность за злоупотребления должна и будет приведена к европейскому уровню. Речь идет не только о повышении штрафов, но и наказании в виде лишения свободы. Нам нужна не просто эффективная система наказаний, но и система, позволяющая цивилизованно и выгодно работать всем на этом рынке. К сожалению, пока что работать нецивилизованным способом для большинства участников выгоднее.

Мы планируем привлекать людей с обширным международным и европейским опытом в качестве консультантов или в штат. Рынку нужна "свежая кровь", а не только технические возможности

В европейской практике ответственность за манипулирование информацией должен нести не только торговец, но и, например, физлицо, которое может использовать профессиональных участников рынка для своих целей. Круг ответственных лиц должен быть полным. Именно поэтому комиссии нужны широкие полномочия, чтобы была возможность привлечения к ответственности не просто исполнителей, но и заказчиков неправомерных сделок. К примеру, сейчас мы наказываем двух торговцев за манипулирование, но инвестор-нарушитель остается вне нашей компетенции. Пока что мы надзираем за рынком через "замочную скважину".

Но даже при существующих ограниченных возможностях мы смогли за этот год серьезно минимизировать злоупотребления. Мы вывели с рынка свыше сотни мусорных бумаг. В итоге капитализация листинговых компаний уменьшилась с раздутых 500 млрд до 60 млрд грн. Мы возбудили больше сотни дел относительно манипулирования с ценными бумагами. Тем не менее проблема все еще остается. 

"ДС" Как вы оцениваете убытки, которые наносят украинской экономике злоупотребления на фондовом рынке, в том числе посредством манипулирования? 

Т.Х. Хорошо функционирующий фондовый рынок, где происходит процесс накопления капитала, может добавлять к показателю роста ВВП до 5% ежегодно.  За последние два года с помощью мусорных бумаг было совершено операций на сумму около 500 млрд грн. Все эти средства были так или иначе выведены в теневой сектор экономики. А это порядка 25% годового ВВП страны. Рынок никогда не станет средством накопления и сохранения капитала, и ни национальный, ни иностранный инвестор не придут сюда, пока злоупотребления на рынке будут иметь такие масштабы.  Поэтому очищение рынка от некачественных активов, борьба с манипулированием — это одни из самых важных шагов на данный момент.

"ДС" Как вы планируете реформировать инфраструктуру рынка? Сколько, на ваш взгляд, нам необходимо торговцев, бирж, депозитариев?

Т.Х. В первую очередь нам нужно привести в порядок депозитарную и расчетно-клиринговую систему. Инфраструктура нашего фондового рынка слишком фрагментирована. У нас есть два депозитария, один расчетный центр, который не является центральным контрагентом для рынка, 10 бирж и несколько сотен участников. Наше мнение — рынку необходим единый депозитарий и полноценный клиринговый агент. Сейчас "Расчетный центр" действует как банк. А клиринговый агент имеет свою специфику работы и функционал, которые не сопоставимы с банковской деятельностью и не должны с ней пересекаться. Но это не значит, что у нас должна быть также и одна биржа. Суть в том, что ценообразование на финансовые инструменты должно происходить в одной плоскости, как это работает в США или Европе. Там нельзя купить одни и те же акции на разных биржах по разной цене. А наши биржи никак не координируют ценообразование друг с другом. К тому же все субъекты инфраструктуры недокапитализированы и не получают прибыли от своей непосредственной деятельности. Часто они покрывают свои расходы за счет другой деятельности, которая несовместима с основной. Это говорит о неэффективной системе взаимоотношений. Поэтому мы работаем над еще одним законопроектом, который упорядочит рыночную инфраструктуру. Эти нововведения позволят соответствовать нашим учреждениям международным стандартам.

Мы дадим рынку новые инструменты. Прежде всего речь идет о деривативах, законопроект о внедрении которых находится в парламенте. Он важен не только с точки зрения создания правового поля для торговли деривативами. Документ вводит унифицированные подходы для всех инструментов рынка капитала. Заканчиваем разработку законопроекта, который усовершенствует регулирование рынка облигаций и повысит защиту прав владельцев корпоративных облигаций.

Мы планируем привлекать людей с обширным международным и европейским опытом в качестве консультантов или в штат. Рынку нужна "свежая кровь", а не только технические возможности.

"ДС" Какова сейчас ситуация с Украинской биржей и ПФТС? Экспертно-апелляционный совет по вопросам лицензирования при Государственной регуляторной службе недавно вернул обеим биржам лицензии. В их капитале больше нет акционеров с "российской пропиской"? Сделки покупки-продажи состоялись? 

Ответственность за злоупотребления должна и будет приведена к европейскому уровню. Речь идет не только о повышении штрафов, но и наказании в виде лишения свободы

Т.Х. Ситуация с биржами — своеобразная демонстрация печальных реалий нашего рынка.  Проблема в том, что мы сами не знаем — прошли сделки или нет. На сегодня у нас нет подтверждения об отсутствии иностранного (а именно российского) капитала в биржах. Наше решение об отзыве лицензий было принято в соответствии с Законом "О лицензировании видов хозяйственной деятельности". Был очевидный факт — наличие собственников страны-агрессора в капитале бирж. Аннулирование наших решений было проведено на основе каких-то фактов, которые, очевидно, есть у Экспертно-апелляционного совета, но нам их не предоставили. Думаю, что мы рано или поздно получим эту информацию, и тогда у нас будет основание пересмотреть этот вопрос.

"ДС" И если будут основания, вы снова отберете лицензии у бирж?

Т.Х. Мы будем принимать решение на основе тех фактов, которые будут у нас в тот момент на руках. Наша позиция — реальные инвесторы уже давно могли бы закрыть обе сделки. Ведь с момента вступления в силу закона (о лицензировании. — Ред.) прошло уже больше шести месяцев. Проблема в том, что ни одно из решений госорганов неокончательно, а значит, эта история может продолжаться вечно и никто не поставит в ней точку.

"ДС" Если бы последнее слово было за комиссией, каким было бы решение?

Т.Х. Сам процесс выглядел бы иначе. Мы бы не принимали решение об аннулировании лицензий бирж, а дали бы четкое время на устранение проблемы и выполнение данной сделки. И все. По результатам сделки и принималось бы решение. Если стороны недоговороспособны и решение о покупке так и не было принято в обозначенный срок, то о чем речь? Регулятор должен действовать по четко обозначенным правилам. Чтобы принимать решение и полностью отвечать за результат. А сейчас за результат спросить не с кого.