Экономика

Уходим в подполье

Новое крыло музея Штадле во Франкфурте, которое позволило увеличить полезную площадь с четырех до семи тысяч квадратных метров, невозможно увидеть сна

Новое крыло музея Штадле во Франкфурте, которое позволило увеличить полезную площадь с четырех до семи тысяч квадратных метров, невозможно увидеть снаружи, даже если обойти все здание по периметру.

Вместо того чтобы уродовать старинный особняк XIX века или застраивать зеленую лужайку перед центральным входом, архитекторы из компании Schneider + Schumacher совершили подкоп и поместили новые выс­тавочные залы под землю.

Единственная внешняя деталь, которая свидетельствует о масштабной реконструкции, — стеклянные круглые иллюминаторы в траве, через которые солнечный свет проникает внутрь под­земных залов.

Не ввысь, а вглубь — этим принципом стали все чаще руководствоваться архитекторы, которых кризис вынудил искать экономичные решения. И хотя, по словам руководителя Schneider + Schumacher Тиля Шнайдера, подземное строительство по затратам не дешевле высотного, а порой и дороже (все зависит от типа грунта, прилегающих узлов коммуникаций и др. факторов), зато расходы на отопление намного ниже.

Однако не только выгодой вызван бум на подземные дома. Архитекторы стали придумывать настолько креативные "землянки", что уподобиться кротам желает все больше городских жителей.

Кто глубже?

Судя по свежим концептуальным проектам, небоскребы вообще выходят из моды. Фантазия архитекторов занята подземными зданиями, построенными на месте старых угольных шахт, карьеров и других технических объектов.

Об этом говорят результаты престижного конкурса Evolo Skyscraper Competition 2013, собирающего инновационные проекты небо­скребов будущего со всего мира. В этом году в число лауреатов затесалось пять подземных и подводных зданий, которые и небоскребами-то не являются в прямом смысле слова, зато в полной мере воплощают актуальные представления об экологическом строительстве.

Архитекторы уверены: заброшенные шахтерские городки вполне реально перепрофилировать в жилые комплексы и офисные центры, расположенные частично на поверхности земли, а частично занимающие подземное пространство бывших шахт.

При этом инфраструктура будет базироваться на уже существующих коммуникациях. Так, вертикальные шахты могут работать как лифты и одновременно служить для подачи воздуха в подземные помещения.

Предполагается, что под землей окажутся не только люди, но и растения. Чтобы оживить "землянки" и улучшить качество воздуха, архитекторы предлагают разбить подземные парки с деревьями, клумбами, травкой. Несмотря на необычность решения, это вполне осуществимо.

Американцы Джеймс Рамси и Дэн Бараш, которые полтора года назад выдвинули идею открыть парк в заброшенном подземном трамвайном депо Нью-Йорка в центре Манхэттена, уже придумали технологию, как солнечный свет проникнет под землю.

По их задумке, специальная оптика будет накапливать свет снаружи, концентрировать его и отражать под землю. А сами лучи распространят шестиугольные панели, установленные на потолке.

Действующую модель оборудования и живые растения, хорошо себя чувствующие под землей, архитекторы продемонстрировали в прошлом году в рамках рекламной кампании по сбору средств на открытие парка.

На волне модного редевелопмента заброшенных промзон подземное строительство выглядит вполне логичным развитием темы. И хотя все это пока только проекты, у "подпольного" жанра — большое будущее. Очень возможно, что в скором времени гонки по вертикали, но не в высоту, как раньше, а в глубину, станут новым вопросом престижа для стран, стремящихся доказать всему миру свою крутизну с помощью масштабного строительства.

На вопрос: "Кто построит выше всех?" уже дали ответ арабы. После Бурж-Халифа с его шпилем, парящим в облаках на расстоянии 828 м от земли, тема небоскребов кажется исчерпанной. Другое дело — подземные высотки.

Здесь еще поле непаханое для реализации национальных амбиций. Пока что место для страны-обладателя самого глубокого здания остается вакантным, но ближе всех к цели китайцы с их проектом "Страны чудес" в пригороде Шанхая. Детальный проект превращения заброшенного карьера в курорт класса люкс уже разработала известная британская компания Atkins.

Изюминкой является здание отеля высотой 100 м, углубленное в толще скалы и выходящее своим фасадом в чашу карьера с водой. В скале должен разместиться торговый центр, пятизвездочные апартаменты, подводный ресторан, подземный спортивный зал. А естественные выступы карьера станут площадкой для скалолазания, роуп-джампинга и других экстремальных развлечений.

(Кликните, чтобы увеличить)

Подпольный креатив

Из утилитарного, сугубо практичного жанра городской застройки, в котором и не пахло эстетикой, подземная архитектура стала имиджевой и очень яркой по стилю. Прежде всего за счет того, что под землей начали строить не только скучные склады и шопинг-моллы, но и музеи, концертные залы, библиотеки и другие культурные объекты, которые всегда были для архитекторов возможностью проявить фантазию.

В подземное строительство потянулись звезды, так что уровень креатива в "подполье" существенно повысился. Новая галерея прячется аккурат под уличным фонтаном, концертный и лекционный зал встраиваются в скалу, а библиотека оказывается под ногами гуляющих по пешеходной улочке, так что заглянуть туда можно сверху через стеклянные окна-колодцы.

Чаще всего речь идет о реконструкциях существующих старинных зданий, расположенных в центральных районах с плотной застройкой. Поэтому расширение вглубь является порой чуть ли не единственным способом выжить для музея.

Именно такой способ выбрали москвичи, соблазнившись проектом Норманна Фостера по масштабной реконструкции Пушкинского музея. В конце мая с. г. в городском совете таки дали добро на создание огромного подземного пространства, которое должно соединить все здания музея плюс существенно увеличить его полезную площадь.

Согласно проекту, под землей окажутся не только музейные экспозиции, но и огромная пешеходная зона с бутиками и кафешками. И хотя до сих пор не утихают споры насчет целесообразности такой стройки в центре Москвы, городской совет выделил 20 млрд рублей из бюджета на реализацию этих планов.

На фоне активного освоения подземного пространства изменились и скучные автомобильные парковки. Вместо горизонтальных помещений сейчас строят вертикальные подземные многоэтажки с полностью автоматизированной системой подачи машин.

Конструкция представляет собой колодец, в ко­тором автомобили стоят на отдельных платформах. Опускает и поднимает машины лифт, "талоном" для пропуска и выдачи автомобиля является пластиковая карта с персональным штрих-кодом. А сам парковочный процесс занимает всего 15 секунд!

Предприимчивые японцы перенесли эту идею и на велостоянки, самая большая из которых на токийской станции Касай вмещает под землей до 9,4 тыс. велосипедов.

(Кликните, чтобы увеличить)

Моя уютная землянка

Под землей можно не только ставить машины, слушать концерты и заниматься шопингом, но и жить. В этом убеждают многочисленные реализации приватных землянок, которые стали очень востребованными в частном строительстве.

Прежде всего, потому что позволяют минимизировать расходы при строительстве на неровном участке с большим перепадом высот. В соответствии с модной концепцией экостроительства, архитекторы предлагают ничего не ломать и не разрушать, а деликатно встраивать дома в холмы, если таковые имеются на участке. Фасад или даже весь верхний этаж могут быть наземными, их часто делают полностью стеклянными.

А свет проникает через окна в потолке. Из-за естественной теплоизоляции в таком доме летом прохладно, а зимой тепло.

Благодаря тому, что подземные дома не нарушают природный рельеф, их можно строить даже в заповедных зонах. Проект такой экозастройки уже принят в Пенсильвании.

В известном заповеднике США "Бегущий медведь", охраняемом законом, скоро должны появиться частные дома, созданные по проекту архитектурного бюро Patkau Architects. Маленький коттеджный городок Cottages at Fallingwater состоит всего из шести домов-невидимок, которые "спрятаны" внутри естественных неровностей ландшафта.

На поверхности находятся только потолочные окна и стеклянная входная дверь, так что с расстояния в 100 м догадаться об обитаемости зеленых холмов совершенно невозможно.