Экономика

Украине осталось полгода на реформу энергокомплекса

Реформирование в режиме блицкриг сделает нас энергонезависимыми. Если этого не будет, мы опять превратимся в придаток РФ

Фото: rencentre.com

На днях Министерство энергетики и угольной промышленности опубликовало отчет о положении дел в секторе тепловой генерации. Из документа следует, что запасы угля на складах ТЭС сейчас находятся на уровне исторического минимума - 1,4 млн т. Эта цифра в 3 раза меньше, чем на аналогичный период прошлого года. Поэтому без особого преувеличения можно говорить о том, что тепловая энергогенерация находится в критическом положении. Но прединфарктное состояние тепловиков никого, кроме них самих, сейчас не интересует. Хотя еще несколько недель назад эта тема была одной из самых обсуждаемых.

С одной стороны, такая индифферентность парадоксальна, ведь ТЭС - это 40% производства электроэнергии в стране, а значит под собой они способны погрести аналогичную долю потребительского рынка. Но объяснение равнодушия к положению дел в тепловой генерации все-таки есть: правительству удалось сбалансировать рынок, уровняв спрос и потребление тока. Рядовые украинцы стали постепенно забывать о веерных отключениях, а вместе с ними - и о проблемах тепловиков.

Сейчас украинский энергорынок фактически выживает за счет экспорта российской электроэнергии, начатого в первых числах 2015 года. Но это вовсе не решает стратегической проблемы Украины: в нынешних условиях жизнедеятельность нашего топливно-энергетического комплекса зависит от решений Путина

В итоге все выглядит так, будто энергорынок смог вернуться к своей обычной жизни, а дефицит угля на складах ТЭК - мелкая локальная проблема. Но есть проблема: ситуация крайне неустойчива. Дело в том, что нынешняя сбалансированность отечественного энергорынка была достигнута Украиной за счет внешних источников энергии и/или импортных энергоносителей. Так, вышеупомянутая многострадальная тепловая генерация сейчас продолжает работать за счет фактического перехода с отечественного черного золота на импортный природный газ (объемы потребления уже превышают 800 млн куб м/месяц), а также заграничный уголь. К слову, о последнем. Несмотря на то, что импорт этого энергоносителя осуществляется сразу из двух источников (ЮАР и РФ), они крайне неблагонадежны. В случае с африканским углем - из-за длинного транспортного плеча, включающего судоходство, которое может быть парализовано неблагоприятными погодными условиями. А поставки российского топлива могут быть прерваны в любой момент из-за политической составляющей. Кстати, формально это уже произошло: несколько дней назад Россия прекратила поставки угля на украинские ТЭС без какого-либо объяснения причин.

Сейчас украинский энергорынок фактически выживает за счет экспорта российской электроэнергии, начатого в первых числах 2015 года. Отказываться от этого контракта в одностороннем порядке Москва пока не будет - поставки российского тока в Украину привязаны к гарантиям Киева по энергоснабжению оккупированной АР Крым. Но это вовсе не решает стратегической проблемы Украины: в нынешних условиях жизнедеятельность нашего топливно-энергетического комплекса зависит от решений Путина. Фактически получилось так, что попытка спрыгнуть с российской газовой иглы обернулась для нас подсаживанием на две новых: угольную и электрическую.

Пока что особой трагедии в этом нет, потому с приближающимся окончанием отопительного сезона нагрузка на энергогенерирующие мощности Украины резко ослабнет, а значит их можно будет "вывести в док" модернизации. К примеру, в случае с той же тепловой генерацией речь должна идти о переводе энергоблоков со сжигания дефицитных антрацитовых углей, добываемых на захваченной сепаратистами части Донбасса, на уголь газовой группы, который можно будет закупать, например, у дружественной Польши. Если время для этой модернизации будет упущено, в новый отопительный сезон Украина войдет как управляемая Кремлем площадка по сбыту российских энергоносителей.