Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Платим сколько не жалко. Как Ахметова и Ко развратили государственные привилегии

Среда, 31 Января 2018, 09:00
У нас нет ни честных судов, ни корпоративной культуры, ни эффективного государственного менеджмента, в связи с чем аппетиты большого бизнеса ограничиваются принципом "сколько не жалко"

Фото: shutterstock.com

В 2018 г. количество больших плательщиков налогов, по данным Государственной фискальной службы, сократилось почти в два раза. С 2,5 тыс. до 1364. Сокращение обусловлено изменением критериев отнесения плательщиков налогов в группу больших: отныне в данную категорию попадут предприятия, у которых размер дохода составляет 50 млн евро (а не 1 млрд грн), сумма уплаченных средств в бюджет 1 млн евро (а не 20 млн грн), в том числе не менее 500 тыс. евро именно налоговых платежей. В результате применения нового фискального фильтра была отсеяна почти половина налогоплательщиков, которые попали в корзину средних предприятий. Такие действия налоговых служб по инициированию законодательного изменения методики можно объяснить лишь холодным дуновением девальвации национальной валюты. 

Дабы в разряд больших в ближайшее время не попали десятки тысяч предприятий, нужно было срочно изменить методологию их классификации.

Большие плательщики налогов обслуживаются в специально созданном в структуре ГФС подразделении по обслуживанию, где у каждой финансово-промышленной группы есть свой офисный офицер, который всегда подскажет и поможет в правильном составлении налогового плана, но, с другой стороны, и напомнит об утвержденном для группы плане налогов и сборов. Как правило, эти планы определяются исходя из размера финансового потока: если компания уплачивает налоги и сборы в пределах 3% и выше от суммы валового дохода - она выполняет свой долг перед родиной, если меньше - "мы идем к вам".

Опубликованная статистика по крупным налогоплательщикам должна сбить оскомину в обществе, которая возникла по отношению к крупным ФПГ в последнее время, и показать, что бюджет держится преимущественно на них. В 2017 г. топ-100 компаний обеспечили поступления в бюджет в размере 258,3 млрд грн налогов и сборов (на 55,8 млрд грн больше, чем в 2016 г.), при этом общая сумма поступлений в сводный госбюджет, которая была обеспечена ГУ ГФС, составила 519,2 млрд грн, из них НДС, начисленный на сумму ввезенных на территорию Украины товаров, составил 250,5 млрд грн, подоходный налог физических лиц - 75 млрд грн, налог на прибыль предприятий - 66,9 млрд грн, акциз - 66,3 млрд грн, НДС, начисленный на украинские товары с учетом бюджетного возмещения, - 63,5 млрд грн.

Вопреки сложившемуся стереотипу, ключевой системообразующей группой украинской экономики является средний бизнес, который занимает 41,9% в объеме реализации готовой продукции (товаров, услуг) и обеспечивает работой 44,6% занятых работников. На долю малого бизнеса приходится, соответственно, 19,7% и 27,9%. В то же время большой бизнес в общей объеме реализованных товаров и услуг занимает второе место - на него приходится 38,4% общей реализации, при этом "большие" обеспечивают работой 27,5% населения. 

Если сравнивать показатели продаж и количество персонала, то большому бизнесу требуется меньше всего наемных работников для обеспечения своей операционной деятельности.

Таким образом, 61,6% продукции и услуг вырабатывается в сегменте малого и среднего бизнеса. Если взять пример такой страны, как Польша, там этот показатель составляет 70-75%. Показатель Украины соответствует среднемировому уровню МСБ, определенному ООН: 60%. В целом для достижения конкурентного баланса в экономике удельный вес МСБ в нашей стране необходимо увеличить как минимум на 15%, а долю большого бизнеса, соответственно, снизить (это отнюдь не значит, что крупные компании надо уничтожать, просто несколько изменить стимулы, перенастроить регуляторную и налоговую систему). Стоит также учитывать, что лишь 15-20% предприятий МСБ у нас экспортируют свою продукцию за рубеж, хотя, например, в Германии этим занимаются более 90% малых и средних компаний. Основная причина подобной диспропорции - отсутствие доступа МСБ в Украине к транспортной, логистической и таможенной инфраструктуре, а также высокая цена входного билета в эти системы.


В 2017 г. практически все крупные плательщики налогов, входящие в первую двадцатку, существенно нарастили суммы, перечисленные в пользу государства, единственное исключение составил здесь "Нафтогаз", налоговые платежи которого сократились с 16,1 млрд грн в 2016 г. до 11,5 млрд грн в 2017 г., что достаточно странно, учитывая комплекс мер по ценовому стимулированию в газовом сегменте ТЭК страны. Кстати, лидирующие позиции занимают именно предприятия топливно-энергетического сектора, такие как "Укргаздобыча" (50,4 млрд грн), "Укрнафта" (10,4 млрд грн), "Укртатнафта" (8,7 млрд грн), "Укртрансгаз" (7,8 млрд грн), "Энергоатом" (8,7 млрд грн).
Вторую группу "больших" в первой десятке занимают табачные компании: "Прилуки" (14,1 млрд грн), "Филип Моррис" (13,5 млрд грн), "Джей Ти" (9,5 млрд грн), "Империал Тобакко" (7,5 млрд грн).

Всего на энергетический сектор в первой десятке компаний приходится 97,5 млрд грн налоговых платежей, а на табачные предприятия - 44,6 млрд грн.

Среди региональных центров большого бизнеса традиционно лидирует Киев, ведь именно в столице разместились центральные офисы ключевых ФПГ (258,4 млрд грн налоговых платежей). На втором месте агломерация Днепра и Запорожья, которые обеспечивают суммарно поступления в бюджет в размере 51,8 млрд грн. На третьем месте Харьков - 22,1 млрд грн, далее идут Одесса и Львов (11,8 млрд грн и 10,8 млрд грн соответственно).

Если рассмотреть распределение большого бизнеса по структуре экономики, то наибольший удельный вес приходится на переработку (28%). Здесь стоит сделать небольшое отступление. Большая часть переработки в сегменте большого бизнеса (топ-10) представлена табачными компаниями, заводами по выпуску пива и металлургией. На добывающую отрасль приходится 25% больших компаний в энергетике - 11%, сфере оптовой и розничной торговли - 11%, транспорте - 9%.

Крупнейшими ФПГ нашей страны стали такие известные компании, как SСM (36,1 млрд грн платежей в бюджет), группа "Приват" (12,4 млрд грн), "Энергоатом" (8,7 млрд грн), "Укрзалізниця" (6,9 млрд грн), "АТБ-Маркет" (4,8 млрд грн), "Интерпайп" (2,9 млрд грн), Group DF (2,4 млрд грн).

С точки зрения регионального развития, концентрация основных финансовых потоков в Киеве негативно влияет на развитие регионов. 

Для изменения ситуации необходимо часть налогов в системе ФПГ оставлять местным бюджетам по месту проведения хозяйственной операции.

Кроме того, структура налоговых поступлений говорит о том, что сумма налога на прибыль предприятий уже уступает подоходному налогу, собираемому с населения. Это свидетельствует о том, что на самом деле показатели налоговых платежей крупнейших ФПГ являются своеобразным мыльным пузырем. Большая часть этих сборов формируется за счет таких косвенных налогов, как НДС (особенно в системе ТЭК, транспорта и торговли), акциз (табачные фабрики, пивзаводы), а также ренты за использование природных ресурсов (добывающие компании). Хотя стоит отметить, что природа ренты несколько отличается от косвенных налогов, фактически это часть прибыли компании, добывающей природные ресурсы. Все эти виды косвенных налогов включаются в цену реализации и оплачиваются конечными потребителями, являясь, по сути, налогом на потребление. Рента добывающих предприятий также обеспечивается за счет высоких цен продажи добытых энергоносителей конечным потребителям. Таким образом, суммы акцизов на самом деле оплачиваются за счет покупателей пива (3 грн на каждом литре) и сигарет, а НДС - конечными потребителями, преимущественно населением, которое, в отличие от юридических лиц, лишено права на возмещение суммы уплаченного НДС и права на налоговый вычет. Покупая газ по рыночной цене, мы обеспечиваем ренту украинским добытчикам газа.

Судя по структуре налоговых поступлений, незначительный прогресс был достигнут лишь в сфере добычи природного газа. Низкий тариф на государственную атомную энергию, с помощью которого дотируется олигархическая тепловая генерация, не дает возможность получать от деятельности "Энергоатома" адекватный уровень налоговых поступлений, который должен быть как минимум в 1,5 раза выше. Крайне низкий уровень налоговых платежей со стороны больших торговых компаний, что свидетельствует о том, что 20-30% оптового и розничного торгового оборота находится в тени. Низкие показатели транспортной отрасли - это также яркий пример, когда государственный транспорт за счет низких тарифов на грузовые перевозки дотирует частный металлургический и добывающий бизнес. Уровень поступлений здесь должен быть в разы выше.
Доходы, перечисляемые в бюджет за транзит природного газа, говорят о низком качестве управления финансовыми потоками, а также о слабом использовании государством своего транзитного потенциала.

Большие суммы поступлений от продажи сигарет, к сожалению, не перекрывают того ущерба, который они наносят здоровью украинцев.

До момента Великой депрессии в США большой бизнес рассматривался как основа социальной стабильности. Но после того как появился "Трест, который лопнул", стало понятно, что такой основой может стать лишь малый и средний бизнес. В странах ЕС и Британского Содружества развитие большого бизнеса происходит на основе глубокого укоренения доверительных отношений, когда собственники доверяют управление своими большими компаниями профессиональным управляющим структурам. Данная модель основывается на эффективной судебной системе, защите титулов собственности и неотвратимости наказания в случае нарушения частных прав. В странах Азии большой бизнес, как правило, разрастается на платформе семейных кланов, особенно это характерно для Японии и Южной Кореи. Интересы государства и общества в такой схеме обеспечиваются высоким уровнем корпоративной культуры и глубокими традициями. А также сильной государственной вертикалью. Таким образом, предохранитель от злоупотреблений в сегменте большого бизнеса на Западе - суды и система учета титулов собственности, а на Востоке - культура, мораль и сила государственных органов власти.

Если говорить о модели большого бизнеса в Украине, то у нас нет ни честных судов, ни корпоративной культуры, ни эффективного государственного менеджмента, в связи с чем аппетиты большого бизнеса ограничиваются принципом "сколько не жалко", оставляя колоссальное поле для творческого подхода чиновников, особенно в фискальных и таможенных органах. Именно поэтому при склонности к частной инициативе и индивидуализме простых украинцев уровень большого бизнеса в нашей стране больше похож на российскую, а не польскую модель экономики.

Больше новостей о финансах, бизнесе и промышленности читайте в рубрике Экономика