Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Валютный расчет. Почему в Украине надо разрешить расплачиваться в евро

Вторник, 9 Января 2018, 10:00
Легализация наличных и безналичных расчетов в евро остановила бы инфляцию, упростила бы ведение бизнеса и вывела экономику из тени

Фото: azh.kz

Многочисленные организации, озабоченные общественной активностью и поглощающие гранты западных доноров, как птенец кукушки, регулярно рассчитывают всевозможные индексы эффективности отдельных депутатов и парламентских фракций, сравнивают продуктивность работы законодателей разных созывов, в общем, подходят к законотворческой работе аналогично оценке труда грузчиков, кидающих арбузы на баржу.

Не отстают от законодателей и генераторы нормативных документов: НБУ, министерства и ведомства, местные органы самоуправления. Хотя многие украинцы успешно справляются со всем этим государственно-чиновничьим напрягом старым дедовским способом. Они просто не напрягаются, то есть банально не выполняют все те десятки тысяч нормативно-правовых актов, которые регламентируют их повседневную жизнь. Платят не все налоги, не сортируют мусор, который затем смешивают дворники, не всегда регистрируются по месту проживания и даже рассчитываются наличными...

Кстати о наличных. Национальный банк Украины в 2017 г. существенно ограничил суммы расчета наличными средствами, снизив максимальную планку со 150 тыс. грн до 50 тыс. грн, то есть в три раза. Данное ограничение относится как к расчетам между предприятиями и населением, так и к расчетам между физическими лицами по договорам, которые предусматривают нотариальное заверение. Для нарушителей предусмотрены существенные штрафы: от 1700 до 3400 грн, а при повторном "залет" - уже от 8500 до 17000 грн.

Весьма показательна аргументация НБУ относительно данного вида ограничения. По мнению регулятора, указанные меры должны были привести к следующим позитивным для экономики последствиям:

• сокращению объема наличных средств в обращении;
• притоку дополнительных ресурсов в банковскую систему;
• снижению уровня теневой экономики;
• легализации доходов населения;
• усилению борьбы с коррупцией;
• снижению уровня затрат на наличное обращение в банках.

Анонсировать наши регуляторы могут, особенно, такие как НБУ, а что же произошло на самом деле?

Прежде всего в 2017 г. практически не было зафиксировано снижение размера наличных средств, находящихся в обращении вне финансовых корпораций: если по состоянию на второй квартал 2016 г. данный показатель составил 286 млрд грн, то уже во втором квартале 2017 г. - 307 млрд грн.

А если сравнивать с максимальными показателями наличного оборота, зафиксированными в 2016 г. (четвертый квартал), то во втором квартале прошлого года произошло лишь микроуменьшение в размере 7 млрд грн, что вполне объяснимо сезонными колебаниями (в четвертом квартале, накануне Нового года, происходит традиционное снятие наличных в банках), а не действием новых требований по размеру наличных расчетов.

Что касается притока дополнительных ресурсов в банковскую систему, то и здесь ситуация не цветами пахнет: по сравнению с началом прошлого года объем средств физических лиц в банках увеличился по состоянию на конец третьего квартала 2017-го с 422 млрд грн до 447 млрд грн, то есть всего на 6%. Кстати и здесь необходимо учитывать описанный выше сезонный фактор: ресурсная база остатков средств физических лиц на конец года традиционно занижена, так что с корректировкой на сезонность, динамика остатков будет вообще отрицательной.

По сообщению нашего МЭРТ, уровень теневой экономики в первом квартале прошлого года действительно снизился на 6%, с 43% до 37%. Хотя в данном случае не нужно проводить сложный математический анализ, чтобы понять, что эта цифра взята из справочника "Стеля". Достаточно применить арсенал "банальной эрудиции": если теневая экономика, которая составляла 43% ВВП сократилась на 6%, которые ушли в официальный сектор, то это должно было дать примерно дополнительные 2,58% роста легального валового продукта, который по данным Госстата в первом квартале 2017 г. вырос на 2,5%... Подобная детинезация могла бы иметь место только в том случае, если бы официальный ВВП у нас не рос, а он растет и это объективный факт. Так что будем считать, что в МЭРТ пожертвовали истиной ради красивого словца и рапорта о сокращении тени...

Легализацию доходов населения и борьбу с коррупцией не будем поминать всуе. В принципе подобный результат был заранее прогнозируем: пока в Украине не создана эффективная банковская система, загнать туда народ хоть пряником, хоть кнутом не получится. И любые попытки ограничить операционные возможности субъектов рынка будут неизбежно наталкиваться на полный саботаж с их стороны всех установленных нормативных ограничений. Но применительно к Украине ситуация выглядит еще более сложно или, сказать по научному, комплексно. 

У нас в стране должна быть не просто надежная и эффективная банковская система, она еще должна обладать таким качеством, как адаптация к потребностям населения, или, как принято говорить, к обычаям местного делового оборота.

Смогла бы украинская банковская система функционировать в условиях Дикого Запада США в период второй половины XIX века? Думаю, не продержалась бы и двух-трех часов. Украинский рынок банковских услуг (если не брать корпоративных клиентов, которых впору заносить в Красную книгу) сегодня и есть такой Дикий Запад. Здесь нужно иметь возможность поменять доллары на евро без "оборота" через гривню, в любой момент получить нужную сумму наличных и провести обменные операции и так далее и тому подобное. А как же борьба за "цивилизованность," скажите вы? Ведь не зря же произошла очистка банковской системы, которая после сего процесса больше напоминает гнездо полярной куропатки, в которой похозяйничал толстый песец.

На самом деле, выбор здесь достаточно прост: или Украина получит адекватную реалиям банковскую систему, либо банковские услуги будут оказывать менялы, обнальные площадки, ломбарды и прочие суррогатные формы. Естественно, с увеличением затрат для клиентов в разы, ростом сопутствующих рисков, криминалом и уходом в тень тех доходов, которые будут облагаться не в пользу государства, а в карман правоохранителей и местных чиновников. Построить швейцарскую банковскую систему в наших реалиях, к сожалению, не удастся. Ведь для того, чтобы обеспечить функциональность подобного рафинированного "детища", его придется обнести таким частоколом административных заградительных мер, через которые не проберется даже тощая мышь после зимней спячки.

Особенно ярко это проявляется на рынке недвижимости, объем которого составляет примерно $40-50 млн в месяц при общей капитализации в $10 млрд, из которых 80% приходится на вторичку. Большая часть сделок здесь совершается в долларах/евро, деньги передаются в наличной форме, договоры заверяются нотариально и их сумма явно превышает наличный порог в 50 тыс. грн. Никто не боится штрафов за нарушение требований НБУ, да и никто не штрафует.

Огромное количество штрафов, которые никогда не применяются, - еще одна примета нашего времени.

В этой связи вспоминается известный перуанский экономист Эрнандо де Сото, который провел блестящий анализ причин появления теневых экономик в развивающихся странах и дал рецепты лечения этой болезни. Выживаемость компаний на рынке с высоким уровнем тени и сложной системой государственного регулирования зависит не от их рыночной эффективности и инновационности (как в развитых странах), а от того, насколько они смогут адаптироваться к тем издержкам, которые на них налагает чиновничий аппарат, то есть от умения уводить в тень финансовые и товарные потоки, "оптимизировать" налогообложение, налаживать коррупционное взаимодействие с контролирующими органами.

В результате формируется следующая субъектная модель рынка: финансово-промышленные корпорации не эффективны по причине монопольных конкурентных преимуществ и средств политического лоббизма, а малый и средний бизнес - конкурентен, но большей частью находится в тени. Теневое положение МСБ означает не только потерю доходов государственного бюджета, но и невозможность привлечения в этот сектор экономики легальных инвестиций, кредитования и отсутствие надежных инструментов защиты титулов собственности (каждый МСБ в любой момент может стать жертвой бульдозера чиновника).

Последствия для государственного бюджета в этой системе не трудно предсказать: легальный большой бизнес не платит должное, потому что ему позволяют это делать чиновники, а малый и средний - по причине ухода в тень.

Чтобы вернуть теневой бизнес в легальный сектор, государство должно сделать простую "итерацию": максимально приблизить законодательные нормы и регламенты к уже сложившимся на практике формам и механизмам взаимодействия рыночных субъектов, как это сделали США двести лет назад, введя принцип преимущественного права, благодаря которому, динамично развивающийся теневой рынок очень быстро трансформировался в успешно развивающуюся форму легальной экономики. Простыми словами, если бы Вашингтон попытался бороться с золотодобытчиками времен "золотой лихорадки" такими же методами, как Киев пытается бороться с нелегальными добытчиками янтаря, это привело бы к суду Линча над некоторыми сенаторами (авторами законопроектов о "легальной" добыче) или/и к новой гражданской войне.

В 2016 г. размер частных переводов в Украину из-за рубежа составил $5,4 млрд, что в два раза превышает размер прямых иностранных инвестиций в нашу страну. Можно только представить сколько денег теряют наши трудовые мигранты на этих транзакциях и на невозможности осуществлять покупки в Украине в иностранной валюте.

Пример радикального решения хронических проблем продемонстрировал Эквадор. Долгое время в этой стране безуспешно пытались победить инфляцию и не очень преуспели в этом деле (ничего не напоминает?).

В результате было принято решение перейти во внутренних расчетах на доллар США.

На данный момент ВВП Эквадора составляет $98 млрд (2016 г.), при этом население - чуть более 16 млн человек, а индекс потребительских цен - 1,7% в год. Примерно такие же показатели ВВП зафиксированы и в Украине, вот только население у нас в 2,6 раза больше и инфляция в восемь раз выше.

Уже не первый год в Украине рядом с государственными флагами на различных мероприятиях и перед государственными учреждениями используется флаг Евросоюза. Вот только параметры нашей экономики пока ближе к Азии и Африке, чем к Европе. И легализовать евро в системе денежного обращения у нас тоже не спешат. Монетарный суверенитет - это сильное финансовое оружие, которое позволяет успешно развиваться тем странам, которые реализуют независимую промышленную политику и занимают активную позицию в системе мирового разделения труда. То есть являются субъектами, а не объектами мировой экономики.

В коррупционных странах, которые постепенно превращаются в сырьевые придатки развитых стран, собственный монетарный механизм - это как граната в руках у обезьяны.

Он не поможет развить промышленность, зато будет постоянно генерировать инфляцию, необеспеченные доходы в бюджете (например, прибыль НБУ) и финансировать неэффективные государственные затраты.

На данный момент 70% денежного оборота нашей теневой экономики формируется в иностранной валюте и лишь 30% - в гривне. Следовательно, для полной детинезации (теоретически) придется либо существенно увеличить денежную массу (что вызовет инфляцию), либо допустить внутреннее денежное обращение в иностранной валюте (например, в евро).

Тем более, как показывает динамика требований НБУ к органам государственной власти (объем денег, влитых в государство с помощью печатного станка), большая часть монетарного потенциала Нацбанка работает не на экономику (сальдо рефинансирования банков сокращается), а на покрытия квазифискального дефицита государственного бюджета и на финансирование дефицитов государственных предприятий, банков и прочих державных институций. Реально монетарный потенциал в Украине работал на экономику лишь в период с 2000 по 2008 гг. В дальнейшем он стал выполнять лишь роль компенсатора неэффективной государственной экономической политики.

В свое время Черногория отказалась от своих динаров и перешла к евро. Сейчас - это страна-кандидат на вступление в ЕС.

Эквадор перешел на доллар США для обуздания инфляции. Благодаря этому страна - экспортер нефти, бананов и овощей смогла достичь макрофинансовой стабильности.  Собственная валюта нужна стране, которая производит самолеты, ракеты и продукцию машиностроения. Но нужна ли она аграрной "супердержаве"? Что касается Украины, то ответ на указанный выше вопрос, точнее приговор, еще не окончательный. Именно поэтому отказ от национальной валюты - гривни и полный переход на иностранную, например евро, является преждевременным. А вот полная легализация наличных и безналичных расчетов в иностранной валюте (евро) внутри Украины между физическими лицами и/или предприятиями могла бы оказать дефляционную поддержку и существенно упростить механизмы ведения бизнеса, то есть в конечном итоге значительно повлиять на процесс выхода экономики из тени. Да и с "европейским вектором" эта идея согласовалась бы просто идеально. Для экспорта бананов или подсолнечника национальная валюта как бы не нужна. Отказаться от нее пока не позволит внутреннее чувство гордости. Помните фильм "Криминальное чтиво": "Вечером, перед боем, ты можешь почувствовать легкое жжение. Это тебя будет твоя гордость. Пошли ее! От гордости - только боль. Помощи от неё - никакой. Пробейся через нее".

Больше новостей о финансах, бизнесе и промышленности читайте в рубрике Экономика