Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Водный путь Е 40. Зачем поднимать радиоактивный ил со дна Припяти и везти его в Киев?

Понедельник, 15 Апреля 2019, 07:50
В рамках дискуссионного клуба, организованного «ДС» и общественной организацией «Чистий Дніпро», эксперты и представители власти искали ответ на вопрос, как найти баланс между экономическими выгодами и экологическими рисками при реализации этого масштабного проекта

Фото: Александр Хоменко

Дискуссия получилась очень напряженной и эмоциональной, потому что Украине предстоит сделать весьма непростой выбор. С одной стороны, участие в международном проекте создания водного пути Е 40 обеспечит Украине экономический рост благодаря инвестициям и развитию речных перевозок. Путь от Балтики до Черного моря усилит международную торговлю, повысится эффективность речного транспорта. Больше всех выиграют аграрная и горно-металлургическая отрасли, для которых крайне важна себестоимость грузоперевозок.

С другой стороны, очистка водоемов, углубление русла Днепра и впадающих в него рек может резко ухудшить экологическую ситуацию: со дна будут подняты тысячи тонн ила, который может оказаться радиоактивным и попасть в системы городского водоснабжения. Кроме того, вмешательство в биосистему рек может привести к уменьшению биоразнообразия, исчезновению некоторых промысловых рыб, нарушению гнездовий птиц. А на белорусском отрезке Е 40 гидротехнические работы на Припяти могут привести к пересыханию огромного массива болот Полесья, которые называют легкими Европы.

Есть и еще одно измерение
проблемы. Реки и водохранилища требуют очистки не только в интересах судоходства. Если за ними не ухаживать, не чистить от зарослей и не углублять дно, то при нынешних темпах сброса загрязнений в Днепр он уже через 10 лет превратится в гигантское смрадное болото, пересекающее Украину с севера на юг.

Экономисты за проект Е 40

Дискуссию "ДС" открыл глава общественной организации "Чистий Дніпро" Дмитрий Надеев. Он начал с того, что обрисовал проблему чистой воды. По его словам, за последние годы в Украине значительно уменьшилось количество пресных водоемов. "В Украине 73 тыс. рек, 40 тыс. озер, 1100 водохранилищ, 400 тыс. прудов — 1 млн 100 тыс. га пресных водоемов. В то же время в Европе мы являемся маловодной страной, ведь большинство наших водных ресурсов из-за загрязненности не пригодны к забору питьевой воды. Реальность, к сожалению, свидетельствует об ухудшении ситуации с водоемами — за последние 25 лет с карты страны исчезло 10 тыс. малых рек", — заявил он.

Кроме того, эксперт добавил, что на критической отметке находится экосистема Днепра и водохранилищ. "В феврале наша общественная организация провела и презентовала исследование о состоянии рек Украины, в том числе Днепра. Один из неутешительных выводов — самая большая река Европы катастрофически мелеет. Глубина Днепра упала на метр, в среднем до 2,9 м. В столичной акватории появилось 56 отмелей, которые вскоре могут стать островами", — отметил Надеев.

Что касается водного пути E 40, то глава общественной организации "Чистий Дніпро" подчеркнул, что при его создании есть риски — возможное радиоактивное загрязнение и угроза изменения гидроморфологических характеристик всего региона, уничтожение ценных угодий национальных парков, угроза существованию некоторым видам птиц и животных.

Однако проблемы цепочки водохранилищ по течению Днепра решать все равно придется. "С водохранилищами связан целый ряд проблем. Первая — затопление большой территории земель проводилось без должным образом подготовленного ложа водохранилищ, в том числе не были выполнены работы по углублению и снятию растительного слоя почвы как ценного природного ресурса. После наполнения водохранилищ площадь мелководий составила более 25% акватории, хотя в условиях рационального использования водохранилищ должна составлять не более 15%", — подчеркнул эксперт.

Вторая проблема, по мнению Надеева, — превращение гидрологического режима реки с речного в озерный с соответствующим замедлением водообмена и потерей способности к самоочищению. Регулирование стока осуществляется искусственно, с резким изменением расходов, скоростей и направления течений. "Третья проблема — чрезмерное повышение температуры воды в летнее время. Особенно наблюдается в зонах мелководий с недостаточным водообменом. Это способствует активному развитию сине-зеленых водорослей, так называемому цветению воды", — продолжил он.

Четвертая важная проблема — заиление водохранилищ. "Заиление происходит неравномерно, в первую очередь в застойных зонах. По этим причинам площадь водохранилищ каскада интенсивно уменьшается — в среднем на 20 кв. км в год, растет площадь мелководий, где наблюдается чрезмерное развитие сине-зеленых водорослей и другой водной растительности. Ее отмирание, разложение ее остатков приводит к интенсивному поглощению кислорода, загрязнению водоемов продуктами разложения и появлению гнилостного запаха", — подчеркнул Надеев.

В свою очередь экономический аналитик Денис Лавникевич указал на экономическую выгоду реализации Е 40, который является крупнейшим инфраструктурным проектом в Восточной Европе, с бюджетом $12 млрд. Но для его реализации нужно сначала провести серьезные исследования и работы по улучшению фарватера Днепра, добавил Лавникевич.

По словам эксперта, проект выгоден тем, что позволит увеличить объем грузоперевозок по воде, которые обходятся дешевле, чем доставка грузов по железной или автомобильным дорогам. "Речь идет о перевалке между Балтикой и Черным морем 4–6 млн т грузов в год. Цифра немалая, и речь идет также об освоении достаточно депрессивных регионов, где нет других точек роста для экономики, и само участие в проекте может стать толчком в развитии", — отметил Лавникевич.

В то же время, констатировал эксперт, Беларусь в любом случае будет углублять и расчищать реки, поскольку нуждается в выходе к Балтийскому морю. Радиоактивный ил, который может подняться со дна в ходе таких работ, в любом случае попадет в Украину. Предъявить Беларуси Украина ничего не сможет: "Простите, что из Украины в 1986-м прилетело, то обратно и поплывет". Следовательно, Киеву было бы выгоднее воспользоваться ситуацией — почистить фарватер Днепра и водохранилища, реконструировать очистные сооружения Киева и других городов по Днепру.

"Требуются серьезные исследования и работы по фарватеру Днепра. Здесь вопрос даже не столько европейских инвестиций, сколько доходности водного транспорта и его необходимости для экономики. Экономически это самый выгодный вид транспорта — перевозки по рекам намного дешевле, чем перевозки железнодорожным и автомобильным транспортом. Даже выброс углекислого газа от барж в разы меньше, чем при перевозке того же объема грузов по суше", — отметил Лавникевич.

Экологи — против

Для того чтобы создать водный путь Е 40, украинские реки придется углублять согласно Европейскому соглашению о внутренних водных путях международного значения, рассказала в ходе дискуссии адвокат Татьяна Ханина. "Украина, как и Беларусь и Польша, ратифицировала Европейское соглашение о самых важных внутренних водных путях международного значения. Согласно соглашению класс водного пути определяется горизонтальными габаритами самоходных судов. Согласно соглашению все новосозданные водные пути и те, которые модернизируются, должны относиться к водным путям пятого класса. Это означает прохождение украинских судов с максимальной длиной 95–110 м, шириной 11,4 м, тоннажем 1,5–3 тыс. т, осадкой — 2–2,8 м", — пояснила она. Ханина уточнила, что сейчас наши реки не соответствуют пятому классу, а соответствуют четвертому, поэтому их нужно углублять.

"Экологическую безопасность на законодательном уровне обеспечивает ст. 16 Конституции, а также профильный закон о защите окружающей среды, согласно которому функциями Верховной Рады и местных советов в этой сфере являются утверждение и обеспечение реализации программ изучения окружающей среды, информирование населения, контроль за соблюдением соответствующего законодательства", — подчеркнула адвокат.

Между тем экологи крайне встревожены проектом водного пути Е 40, так как он несет множество угроз. Об этом заявил эколог международной благотворительной организации "Экология–Право–Человек" Алексей Василюк. "Е 40 — объект тревоги общественных экоорганизаций и профессиональных биологов в Украине, Польше и Беларуси. Есть международная кампания "Стоп Е 40". В Киевском море есть так называемые ловушки для радиоактивного ила, и смысл в том, что нельзя, чтобы там появился фарватер. Как только он будет создан, песок, осевший в ловушки, сразу начнет вымываться", — заявил эксперт.

Также Василюк развил главные экологические угрозы данного проекта: "Днепр и Припять — колоссальные миграционные пути для птиц. Почти все птицы Европы в течение года мигрируют по Днепру. Днепр и Припять имеют огромную ценность. Особенно бассейн Припяти, который является наименее измененной, самой дикой частью Европы. Выпрямление Припяти и превращение ее фактически в канал приведут к тому, что Полесье будет высыхать. Климат в Киеве изменится. А также снизится водность Днепра, из которого две трети украинцев пьют воду".

Вадим Денисенко
народный депутат Украины
представитель Кабмина в Верховной Раде

Мы должны найти реальный и разумный баланс между экономикой и экологией. Лишь после этого можно будет двигаться дальше. Уже говорилось, что водный путь Е 40 предполагает товарооборот от 5 млн т. Это огромный показатель. У нас на сегодняшний день Днепр по существу не работает как экономическая артерия. Мы можем много говорить о том, можно или нельзя углублять дно. Но во всем мире серьезная река является ключевым, самым дешевым транспортом. Например, Дунай, Рейн, Темза.

Если мы говорим, что Днепр — уникальная река и корабли не могут ходить, потому что от этого случится что-то плохое, — безусловно, с экологической точки зрения это правильно. Но если не находить баланс, мы будем терять миллионы, а иногда миллиарды. Мы будем терять рабочие места, мы будем терять самих людей, которые будут ехать в ту же Польшу, чтобы работать там на местном речном транспорте. В итоге именно Польша, вложив огромные деньги, возродит торговый путь между Беларусью и Польшей в направлении Балтийского моря.

Обсуждая все эти проблемы, мы должны наступить на горло собственной песне и отойти немного от абсолютно невероятных вещей из области экологии. Если мы понимаем, что водяной орех ежегодно приводит к исчезновению огромной площади водной глади по всей длине Днепра, то, по-видимому, необходимо думать, чтобы решить этот вопрос разумным способом. Если мы этого не сделаем, то и дальше будем говорить: "Ох, как страшно, что у нас цветет Днепр! Ох, как страшно, что Днепр начинает вонять!". А через 10 лет окажется, что глубина Днепра уже не 2,8, а 2,2 м.

Эксперт отдела Национального экологического центра Украины по вопросам изменения климата Александр Гусев также сомневается в выгодах Е 40. "Эксперты, связанные с зоной отчуждения, и люди, которые там живут, характеризуют Припять как стремительную реку. И, возможно, в этой реке не будет существенных влияний на радиационный фон и радиационные показатели, — сказал он. — Тем не менее абсолютно не производилась оценка угрозы Киевскому водохранилищу. Аспект изменения климата: в технико-экономическом обосновании отмечается, что этот проект является позитивным с точки зрения выбросов СО2 в атмосферу. Поскольку баржи способны перевезти значительно больше, чем железные дороги и автомобильные перевозки. Но этот аспект является очень сомнительным".

"В 2002 г. некая группа начала проект строительства судоходного канала Дунай — Черное море. Чрезвычайное было сопротивление ученых, общественных активистов. Мы доказывали, насколько вреден может быть этот проект и насколько он экономически не был обоснован. Несмотря на заявления, что корабли, в том числе российские, просто пойдут по нашему устью и все будет хорошо. Как тогда, так и сейчас — нет никакой проработки. Ни экономической, ни тем более экологической составляющей", — рассказала председатель Всеукраинской экологической лиги Татьяна Тимочко.

С точки зрения государства

В ходе дискуссии народный депутат Украины, представитель Кабмина в Верховной Раде Вадим Денисенко согласился с тем, что перед реализацией проекта нужно провести полноценные научные исследования, которые должно профинансировать Министерство экологии Украины. Это, по его словам, позволит найти баланс между экологией и экономикой. Игнорировать экономическую выгоду от грузоперевозок по рекам нельзя, добавил депутат.

"В течение последних двух лет у нас происходила дискуссия в парламенте по поводу закона о водном транспорте. К сожалению, две концепции двух почтенных фирм, одна из которых отстаивала исключительно свои интересы, а вторая — интересы группы компаний, так и не позволили принять закон. Я боюсь, что до конца каденции мы так и не примем закон о водном транспорте. А его нужно обязательно принимать, — сказал Денисенко. — И еще один момент. В действительности нужно регулировать антикоррупционное законодательство, связанное с дноуглуб-
лением и расчисткой русел рек. На сегодняшний момент есть определенная коллизия, которая открывает большие возможности для правоохранительных органов "помогать" бизнесу заниматься этим вопросом".

Также народный депутат напомнил, что в последние годы масштабные исследования опасности радиоактивного ила на дне Припяти,  Днепра и Киевского водохранилища не проводились. "Мы слышим о письме от администрации зоны отчуждения о том, что над "ловушками" нельзя проплывать, потому что мы не знаем, сколько радиации получит судно, человек, лодка, но на самом деле многие годы никто серьезных исследований не проводил", — отметил он.

Кроме того, Денисенко подчеркнул, что сегодня проводятся небольшие частные исследования. "Большое исследование назрело, и Минэкологии должно было бы ставить вопрос о финансировании такого исследования. Причем не только в Чернобыльской зоне, но и на Киевском водохранилище. С этого нужно начинать. Все остальное — теоретические разговоры", — отметил народный депутат.

В конечном итоге эксперты сошлись во мнении: создание водного пути Е 40 несет как экономические выгоды, так и серьезные угрозы для окружающей среды в Украине, а потому перед принятием любых решений нужно детально изучить проект и провести научные исследования. В том числе выяснить, как проводить работы с минимальными последствиями для экологии и, при необходимости, как очищать питьевую воду от радиоактивных частиц.

Дмитрий Надеев
Должностьглава общественной организации "Чистий Дніпро"

Безопасно ли снимать слой почвы в два метра прямо около Чернобыльской АЭС? Не приведет ли это к радиоактивному загрязнению воды? Кроме того, земснаряд не всегда может снять суперравномерный слой, следовательно, нужно быть уверенными, что и при превышении глубины съема грунта все будет безопасно. Администрация зоны отчуждения регулярно проводит замеры радиации на территории зоны. Но в нашем случае речь идет о другом, более комплексном исследовании. В его рамках необходимо провести буровые работы и взять пробы почвы по всей протяженности реки, где будут проводиться дноуглубительные работы.

И выяснить — приведут ли в контексте реализации проекта Е 40 дноуглубительные работы к повторному загрязнению реки Припять стронцием-90 и цезием-137?

Относительно безопасности работ на Киевском водохранилище. Для возобновления судоходства по всей длине водного пути требуется создание фарватера на Киевском водохранилище, которого уже 30 лет как не существует. После Чернобыльской катастрофы на водохранилище было выкопано три больших рва, которые должны были служить ловушками для радиоактивных частиц. Фактически эти рвы являются радиоактивными могильниками посередине водохранилища. Проводить работы в этих местах нужно чрезвычайно осторожно.

Также необходимо проведение исследования на территории Беларуси. Поскольку Припять течет из Беларуси в Украину, то все радиоактивные частицы ила, если они есть, пойдут в нашу страну вместе с потоком воды.

В конечном итоге в рамках большого европейского проекта мы можем взять на вооружение опыт Японии, которая пережила аварию на АЭС "Фукусима" и успешно преодолевает ее последствия. Тем более что Украина уже имеет опыт привлечения средств международных фондов для реализации масштабных проектов.

Больше новостей о финансах, бизнесе и промышленности читайте в рубрике Экономика