Экономика

Восточные гости

"Еще 20 лет назад г-н Чубайс совершенно открыто сказал, что цель России — не расширение границ, а расширение контроля над активами в сопред

Россия подтвердила готовность выполнять договоренности по покупке украинских еврооблигаций. Обернется ли это приватизацией остатков стратегических украинских предприятий в пользу восточного соседа?

"Еще 20 лет назад г-н Чубайс совершенно открыто сказал, что цель России — не расширение границ, а расширение контроля над активами в сопредельных государствах. И эта стратегия неизменно сохраняется, — отметил во время одного из своих выступлений Александр Пасхавер, известный украинский экономист. — Такова генеральная линия Кремля. Поэтому послушные российские олигархи могут продолжить эту линию, и не обязательно искать коммерческий интерес. Россиян, прежде всего, волнует контроль и те секторы, с помощью которых можно контролировать политику государства".

В этом году российский бизнес попытается усилить собственные позиции в Украине. Фонд Госимущества (ФГИ) 20 января включил в списки активов, предлагаемых к приватизации в 2014 г., крупнейшие промышленные предприятия, остающиеся в собственности государства, — контрольные пакеты акций "Турбоатома", "Одесского припортового завода" (ОПЗ), "Сумыхим­прома" и "Азовмаша".

Кроме того, планируется продать контрольный пакет акций Научно-исследовательского и проектно-конструкторского института атомного и энергетического машиностроения (НИПКИ АЭМ) в Сумах — ведущего в СНГ конструкторского учреждения по созданию насосов для атомных электростанций.

Все эти объекты входят в сферу интересов российских ФПГ, и их продажа может быть подкреп­лена договоренностями с украинским правительством. Это только подогревает интригу вокруг исхода приватизации — ведь за некоторые из этих активов намерены бороться и влиятельные украинские бизнес-группы.

Предварительные договоренности

С 2012 г. ФГИ ежегодно включает в список активов, запланированных к продаже, харьковский "Турбоатом" и Одесский припортовый завод. К этим предприятиям — особый интерес российской стороны.

Летом 2013 г. посол России в Украине Михаил Зурабов открыто заявил, что Россия заинтересована участвовать в конкурсе по приватизации ОПЗ и "Турбоатома". На пути у российских олигархов — отсутствие соответствующего решения Кабмина и украинские конкуренты.

Как заверили "ВД" в пресс-службе ФГИ, внесение этих объектов в списки приватизации — "просто желание показать то, что у нас есть. Хотя ФГИ технически готов к приватизации данных предприятий, продажа может состояться только на основании соответствующего решения Кабмина Украины. А его до сих пор нет".

Не исключено, что в этом году правительство его так и не примет. Многое зависит от состава переформатированного Кабмина. В пользу противоположной версии говорит то, что еще в декабре 2013 г. глава ФГИ Александр Рябченко категорически исключал приватизацию "Турбоатома", а уже месяц спустя завод попал в график выставления активов на продажу.

"Вероятность продажи "Турбоатома" и ОПЗ всегда зависела от политики — они входят в сферу интересов российского бизнеса, поэтому возможно их использование украинской властью в качестве своего "вклада" в определенные межправительственные договоренности", — поясняет Павел Мишустин, директор департамента инвестиционно-банковских услуг инвесткомпании "Альтана Капитал".

(Кликните, чтобы увеличить)

Братский компромисс

Если Кабмин таки выставит ОПЗ на продажу, в борьбу за него, по всей видимости, включится российский "Газпром" (в т. ч. через подконтрольные предприятия). Прибыль завода напрямую зависит от цены поставляемого газа. Очевидно, что никто из потенциальных инвесторов не сможет предложить таких цен, как российский газовый гигант.

"Газпром" уже пытался приватизировать предприятие в 2009 г. Заявку на участие в тендере тогда подавал "Азот-сервис", входящий в состав "Сибур-холдинга", который контролируют структуры, связанные с газовой корпорацией. Тогда "Газпром" проиграл группе Коломойского (тендер был отменен по инициативе Тимошенко, которая сочла уплаченную за ОПЗ цену заниженной), но, по всей вероятности, не откажется взять реванш.

Во время предыдущих попыток продать ОПЗ интерес к активу проявило 15 компаний, включая норвежскую Yara Interna­tional, российский "Азот-сервис" и даже ливийскую Libian Investment Authority. В этот раз мощную конкуренцию российской стороне составит Дмитрий Фирташ. Его Group DF подтвердила свой интерес к участию в конкурсе за ОПЗ и "Сумыхим­пром".

"Да, мы заинтересованы в приобре­тении этих активов, будем изучать условия, когда их опубликуют", — заявил "ВД" Борис Краснянский, управляющий директор Group DF.

Впрочем, по итогам российско-украинского состязания за ОПЗ может "победить дружба". Экс-министр промышленности Валерий Мазур не исключает варианта раздела собственности химического завода. В этом случае производство достанется Дмитрию Фирташу, а аммиакопровод Одесса — Тольятти и находящийся на территории завода терминал — российской стороне.

А именно — "Тольяттиазоту" Владимира Махлая, производящему переваливаемый в Украину аммиак. По словам экс-министра, завод не использует российский аммиак и аммиакопровод ему не очень-то и нужен. А для россиян это стратегический объект, дать за который они готовы любую цену.

Предварительные договоренности

Не скрывает своего интереса к украинским атомным активам российская госкорпо­рация "Росатом", которой на территории Украины уже принадлежит краматорская "Энергомашспецсталь".

"Еще в июле 2012 года был подписан Меморандум между ГК "Росатом" и Министерством энергетики и угольной промышленности Украины о создании двух совместных предприя­тий — в области энергетического машиностроения и ядерного топливного цикла. В качестве актива для энергомашиностроительного СП украинской стороной был предложен пакет акций ОАО "Турбоатом", — пояснила "ВД" пресс-служба "Росатома". — В настоящее время стороны подписали соглашения с оценщиком — компанией Deloitte & Touche".

Нельзя исключать, что декабрьские переговоры, по результатам которых Украина получила скидку на газ, перевели отношения российских и украинских атомщиков в несколько иную плоскость. Теперь российская сторона может настаивать не на создании совместного предприятия, а непосредственной передаче активов.

"Еще в 2010 г. был подписан проект соглашения о сотрудничестве Украины с Россией в области энергетики. По сути — это проект создания единого энергопромышленного комплекса, который существовал в СССР", — поясняет Ольга Кошарная, ведущий научный сотрудник Национального института стратегических исследований.

Без "Турбоатома" — ведущего в СНГ производителя турбин для электростанций, который выступает в качестве одного из основных субконтракторов "Росатома", и НИПКИ АЭМ, обладающего рядом технологических ноу-хау в насосо­строении, объединение энергомашинострое­ния не будет эффективным.

НИПКИ АЭМ "Росатом" поглотит без каких-либо проблем. Данный актив интересен исключительно как подразделение мощного R&D центра в тесной "связке" с профильными российскими НИИ. А вот на пути к "Турбоатому" у россиян может встать миноритарный акционер завода Константин Григоришин. Ему также принадлежит пакет акций единственного в СНГ конкурента "Турбоатома" — Санкт-Петербургского завода "Силовые машины".

Константин Григоришин при Кабмине Юлии Тимошенко уже пытался получить контроль над "Турбоатомом", но тогда его планам помешали социалисты Виктор Субботин, гендиректор "Турбоатома", и Валентина Семенюк, занимавшая в то время пост главы ФГИ.

По словам Семенюк, прибыль от "Турбоатома" является ключевым источником пополнения солидарного фонда пенсионной системы, поэтому приватизация предприятия и "серый" вывод прибыли через торговых контрагентов может при­вести к коллапсу пенсионной системы Украины. В свете договоренностей правительства с "Росатомом" участие в конкурсе структур Григоришина в этот раз может стать формальностью.

Спешат на помощь

Интересен российскому бизнесу и украинский гигант общего машиностроения — мариупольский "Азовмаш". При этом у покупателя с существующими инвесто­рами проблем, скорее всего, не будет. Официально ФГИ предлагает к продаже контрольный пакет предприятия: 50% + 1 акцию.

Впрочем, по многочисленным заявлениям экспертов, предлагаемый пакет в реальности "пустышка". После смерти многолетнего президента "Азовмаша" Александра Савчука в 2012 г., по информации СМИ, контроль над активом получил Юрий Иванющенко.

Работа предприятия построена так, что большая часть прибыли оседает на дочерних структурах, в которых "Азовмаш" является лишь миноритарным акционером, и у торговых контрагентов. Поэтому покупатель контрольного пакета "Азовмаша" не сможет участвовать в распределении прибылей, не договорившись с людьми, реально контролирующими предприятие.

Впрочем, и нынешним бенефициарам "Азовмаша" дружеское плечо, похоже, не помешает. Несмотря на высокое покро­вительство, у завода возникли проблемы. В октябре 2013 г. россияне отозвали сертификаты соответствия на большую часть вагонной продукции "Азовмаша", экспортируемой в РФ.

Предприятие не раскрывает своих финансовых показателей, но, судя по всему, речь идет о снижении дохода примерно на 30%. Зато уже в декабре, в ходе переговоров, принесших Украине газовую скидку, российское правительство обещало возобновить действие сертификатов на поставку в РФ вагонов. Нельзя исключать, что взамен россиянам было обещано участие в прибылях "Азовмаша".

Гипотетическим инвестором "Азовмаша" может стать OW Capital Management Станислава Гамзалова, владеющая в настоящее время 25%м пакетом "Крюковского вагоностроительного завода". Веро­ятно, вхождение российского инвестора обоюдовыгодно и украинским собственникам завода, и российской стороне. Поэтому приватизация "Азовмаша" не сулит серьезной конкуренции.

Итог баталий

К решению о продаже стратегических активов государство подталкивает необходимость залатать дыры в высокодефицитном бюджете. В текущем году правительство планирует получить от приватизации 18 млрд грн. Тем не менее, по мнению опрошенных "ВД" аналитиков инвесткомпаний, предполагаемая ФГИ стоимость активов весьма завышена.

К примеру, Александр Рябченко заявлял, что ориентировочная цена продажи "Тур­боатома" (75,22% акций) составит около $800 млн, в то время как независимые эксперты реалистичной считают сумму в $200-500 млн.

"На рынке крайне низкая ликвидность — отсюда низкая поддержка и низкая стоимость" — утверждает Андрей Беспятов, аналитик руководителя аналитического департамента Dragon Capital.

Конкуренция между российским и украинским бизнесом за готовящиеся к приватизации активы должна способствовать повышению их цены на конкурсе. Украинское правительство заинтересовано в том, чтобы в торгах участвовало как можно больше бизнес-групп.

Впрочем, уже очевидно, что и при продаже оставшихся в госсоб­ственности пакетов стратегических предприятий реальная конкуренция будет не везде. Слишком часто в этом вопросе фигурирует словосочетание "предварительные договоренности".

Читайте также: Валерий Мазур: Приватизация наших предприятий российским бизнесом — это отнюдь не самый худший вариант. Опасаться нужно не россиян, а того, что их не допустят к тендеру

Ольга Кошарная:Если приватизация «Турбоатома» состоится, конечным бенефициаром в любом случае станет "Росатом". Не так важно, кому конкретно продадут завод