Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Все было Донбасс

Понедельник, 28 Января 2013, 09:27
Некогда самому влиятельному бизнесмену Донбасса не хватило всего нескольких лет для того, чтобы создать полноценную бизнес-империю. Финансово-промышле

Некогда самому влиятельному бизнесмену Донбасса не хватило всего нескольких лет для того, чтобы создать полноценную бизнес-империю. Финансово-промышленная группа Евгения Щербаня была обезглавлена накануне старта большой приватизации в Украине, которая могла сделать его владельцем ключевых промышленных активов Донбасса.

Как следствие, большая часть его компаний, которые являлись лишь посредниками, оказались ненужными и были закрыты. А самый ликвидный бизнес впоследствии отошел донецким бизнесменам, ставшим миллиардерами.

На момент убийства Евгения Щербаня в ноябре 1996 г. под его контролем находилась бизнес-империя, которая считалась крупнейшей в Украине. В сферу влияния тогдашнего депутата Верховной Рады и неформального лидера донецкого клана входило несколько десятков фирм, объединенных под крышей финансово-промышленной группы "Атон": транснациональная корпорация "Атон", компании "Атон-агро", "Атон-империал", "Атон-уголь", Торговый дом "Атон", "Атон-станк автоторговая группа", Фондовый дом "Атон", страховая компания "Атон", инвестиционная компания "Атон националь инвест".

Помимо этого, основанное Евгением Щербанем Донецкое региональное производственное объединение "Центр" участвовало в создании таких структур, как СП "Гефест" (занималось розничной торговлей нефтепродуктами), СП "Цифровая сотовая связь Украины", Донбиржбанк (один из первых коммерческих банков Украины).

При поддержке Евгения Щербаня в конце 1995 г. была основана корпорация "Индустриальный союз Донбасса" (он стал одним из главных идеологов ее создания вместе с основателем "Данко" Александром Момотом). К управлению компанией тогда был привлечен начальник отдела внешнеэкономических связей меткомбината "Азовсталь" Сергей Тарута, ставший исполнительным директором ИСД.

Новая структура с 1996 г. была уполномочена Донецкой облгосадминистрацией заниматься поставками газа промышленным предприятиям региона и в том же году подписала дилерский контракт с "Едиными энергетическими системами Украины". По данным "ДС", заработки ИСД были символическими (менее $1 за 1 тыс. кубометров), однако влиятельность корпорации позволяла донецкому клану во главе с Евгением Щербанем контролировать деятельность ключевых предприятий Донбасса.

В 1996 г. структуры, подконтрольные Евгению Щербаню, занимались всеми возможными видами бизнеса — от торговли металлом, рудой и углем до страхования и выращивания овощей. Посреднические операции приносили королю Донбасса значительные прибыли, которые бизнесмен планировал вкладывать в скупку крупнейших промышленных предприятий своего региона. Однако оформить контроль над ними он не успел — большая приватизация стартовала в Украине уже после его гибели. Таким образом, империя, построенная Евгением Щербанем, оказалась колоссом на глиняных ногах — не имея прочного фундамента, она рассыпалась в считанные годы.

Большая часть компаний, подконтрольных Евгению Щербаню, на сегодняшний день уже не существует. Финансово-промышленная группа "Атон", транснациональная корпорация "Атон", Торговый дом "Атон", страховая компания "Атон", компании "Атон-уголь" и "Атон-агро", Фондовый дом "Атон" в течение нескольких лет после расстрела в аэропорту Донецка были ликвидированы.

Последней из числа некогда самых влиятельных бизнес-структур Донбасса бесславно прекратила существование инвестиционная компания "Атон националь инвест". Летом минувшего года ее ликвидации добилась Государственная налоговая инспекция в Кировском районе Донецка за символический долг на сумму 28 тыс. грн.

Наследники Евгения Щербаня сохранили у себя лишь незначительную часть активов отца. Под контролем Руслана Щербаня и Евгения Щербаня-младшего сейчас находятся донецкий банк "Капитал" (они владеют им совместно с местным банкиром Михаилом Эпелем), а также Донецкое региональное производственное объединение "Центр".

Через последнюю структуру сыновья Евгения Щербаня контролируют ряд небольших торговых компаний Донецка, среди которых "Укмар" (занимается реализацией минеральной воды), а также "Блиц-центр" и "Укрдонцентр", работающие на рынке недвижимости. Однако вес этого бизнеса крайне незначителен в сравнении с активами, которых построенная Евгением Щербанем империя лишилась в конце 90-х — начале 2000-х годов.

Прежде всего это корпорация ИСД, которая в итоге перешла под контроль Сергея Таруты и экс-заместителя председателя Донецкой облгосадминистрации Виталия Гайдука и стала одной из крупнейших финансово-промышленных групп Украины.

Наследники Евгения Щербаня расстались с компаниями "Гефест" и "Цифровая сотовая связь Украины", которые достались структурам Рината Ахметова. Первая ушла от них в 2000 г. Тогда Донецкое региональное производственное объединение "Центр" вышло из состава собственников структуры, владевшей самыми современными автозаправочными станциями в Донецкой области. А ее новыми акционерами стали несколько оффшорных компаний и донецкая фирма Embrol Ukraine, связанная с компанией "Люкс" (ставшей одним из фундаментов бизнеса Рината Ахметова).

В том же году г-н Ахметов, стремительно набиравший вес в своем регионе, создал "Систем кепитал менеджмент", которая получила контроль над "Гефестом" в 2002 г., и сейчас пролностью владеет им через свою кипрскую "дочку" Parallel Nafta Ltd.

По схожей схеме произошло и расставание братьев с "Цифровой сотовой связью Украины". Компания, оказывавшая услуги мобильной связи под брэндом DCC, вышла из орбиты наследников Евгения Щербаня в 1999 г. На тот момент ею владела донецкая фирма "Финансист", "дочка" Донецкого регионального производственного объединения "Центр".

Вместо нее сотовым оператором стали совместно владеть все та же Embrol Ukraine и зарегистрированный на Британских Виргинских островах оффшор Telnet Holdings, близкий к Ринату Ахметову. А впоследствии, после создания СП между DCC и турецкой компанией Turkcell и поглощения "Цифровой сотовой связью Украины" компании "Астелит", под совместным контролем Рината Ахметова и турецкого телекоммуникационного гиганта оказался третий по величине мобильный оператор Украины.