Экономика

Вузы разыграют

Когда в 2000 году Роман Матвиенко, ныне доцент Института переподготовки и повышения квалификации НПУ им. Драгоманова, учреждал Полицейскую академию в

Украинским вузам обещаны новые условия размещения госзаказа на подготовку студентов. "ВД" изучала, что реально может измениться при дележе 16 млрд грн.

Когда в 2000 году Роман Матвиенко, ныне доцент Института переподготовки и повышения квалификации НПУ им. Драгоманова, учреждал Полицейскую академию в Броварах, новый частный вуз занимал только несколько аудиторий в здании местного профтехучилища. Спустя два года Академия обзавелась собственным помещением, а зарплата ее преподавателей была на уровне нынешней в государственных вузах.

Однако с уменьшением количества абитуриентов в последние годы из-за демографического спада в 1990-х дела у нее, да и у многих других негосударственных вузов, ухудшились. По мнению Романа Матвиенко, через несколько лет такие учебные заведения могут быть вытеснены с рынка образовательных услуг. И дело тут не только в показателях рождаемости.

Не(с)частный бизнес

В Кабмине готовятся к принятию новых правил размещения госзаказа. В 2013 году между вузами должны поделить более 16 млрд грн. До сих пор эта процедура была крайне непрозрачной и вызывала множество нареканий со стороны как представителей вузов, так и работодателей (см. "ВД" № 34-35(358), 2012 г.). Первые усматривали в факте существования госзаказа средство шантажа и неформального контроля вузов со стороны МОН. Вторые находили его неэффективной тратой средств налогоплательщиков.

В ноябре 2012 года президент подписал закон о формировании и размещении госзаказа на подготовку специалистов, согласно которому распределение средств должно производиться по конкурсу, порядок которого надлежало разработать Минобразования. О том, как понимали конкурс авторы закона, в документе, однако, нет ни слова.

Само МОН понимает его как лицензирование и аккредитацию вузов и отдельных специальностей. Но поскольку дела так обстояли и раньше, то, по логике чиновников министерства, госзаказ всегда размещался в Украине по конкурсу. Так что радикальные изменения в подходе распределения бюджетных потоков, выделяемых на финансирование высшего образования, маловероятны.

А эффективность их использования по-прежнему останется низкой — по причине неадекватности условий, выдвигаемых вузам для прохождения аккредитации и лицензирования.

Формально эти процедуры призваны обеспечить контроль над качеством высшего образования со стороны государства. На деле же сами работники системы считают их едва ли не главными факторами его неустанного пикирования. Система до такой степени зарегулирована чиновниками, что у высшей школы почти не остается пространства для реализации новых идей.

"Государственные стандарты высшего образования дают вузам перечень нормативных предметов и часов на их изучение, указания по допустимому количеству преподавателей и соотношения кандидатов и докторов наук. Перечень предметов по выбору учебного заведения тоже рекомендован — отличный выбор, — смеется Роман Матвиенко. — Если вы открываете новый вуз, то от вас потребуют назвать преподавателя, предмет которого появится в расписании только через четыре года, и наличие литературы по нему в библиотеке тоже обязательно, хотя через четыре года будет нужна уже совершенно другая литература".

"Реформа" вслепую

Как сообщили "ВД" в министерстве, для участия в новом конкурсе от вузов, кроме соот­ветствия лицензионным и аккредитационным требованиям и наличия соответствующего преподавательского состава и материальной базы, чиновники затребуют согласования запрошенного объема госзаказа с региональными центрами занятости и областными управлениями образования.

Впрочем, и нынешнее законодательство поощряет их делать то же, и считается даже, что вузы это на самом деле делают. Что не мешает им ежегодно выбрасывать на рынок труда никому не нужных выпускников.

О перспективах участия в "конкурсе" частных вузов МОН молчит. В Министерстве честно признаются, что не могут говорить об окончательной редакции конкурсных правил, поскольку в них вносят немало правок Министерство финансов и Минэкономразвития. После этого, ожидают в МОН, дополнить этот документ им придется собственными приказами.

Однако не исключают, что стартует "реформированный" конкурс уже в текущем году, когда до начала нового набора студентов остаются считанные недели. Это говорит либо о сомнительной степени новизны новых правил, либо о том, что некоторые государственные вузы ожидает весьма неприятная неожиданность.

В сложившихся в Украине реалиях самым лучшим конкурсом на размещение госзаказа была бы информация об уровне выпускников, устроившихся работать по специальности. Но проводить такой анализ все еще заказывающему эти кадры государству, да и самим вузам, похоже, не с руки.

"Вузы не заинтересованы в получении такой информации, так как это продемонстрирует, что многие из них работают впустую. Сколь угодно "чистые" математики в основном заняты программированием. Но знаю выпускницу мехмата, которая была вынуждена освоить рабочую профессию. Один кандидат философских наук работает в горячем цеху в надежде пораньше пойти на пенсию. Дипломированные философы прекрасно справляются с обязанностями секретарей-референтов. Выпускники отделений "Прикладной лингвистики" работают переводчиками — от компью­терной лингвистики они бесконечно далеки", — говорит Владимир Калюжный, доцент кафедры механико-математического факультета Харьковского национального университета им. Каразина.

Автономия строгого режима

Представители и государственных, и частных вузов просят у государства уже не столько денег, сколько — автономии. Частные — на уровне образовательных программ, государственные — финансовой (подробнее — см. блиц-интервью с Ларисой Антонюк). Небольшие частные вузы, освобож­денные из-под постоянного прессинга МОН, будучи более мобильными, чем крупные государственные, могли бы обучать студентов узким специальностям, выполняя небольшие заказы бизнеса и тем самым гарантируя рабочие места своим выпускникам, считает Роман Матвиенко.

"Госзаказ, по идее, должен быть пропорционален величине госсектора. Поскольку он у нас редуцируется к нулю, логично, что и госзаказ должен уменьшаться. Развивать науку нищее государство позволить себе не может. Физики и математики вкупе с биологами и философами никому не нужны. На математических факультетах доля "чистой математики" все время уменьшается, а информатики — возрастает. Программисты неплохо зарабатывают. Но здесь, тем более, встает вопрос: а почему их должны учить бесплатно?! Так что ответ на вопрос "какой процент от обучающихся сегодня "бюджетников" на своем факультете вы бы оставили?", зависит от того, как на него смотреть: с позиции "шкурного интереса" или с государственной точки зрения", — считает г-н Калюжный.

В идеале, государство должно обеспечивать финансово подготовку только тех кадров, которые будут работать в бюджетных структурах, и предоставлять стипендии бедным талантливым студентам, оставляя им возможность вложить полученные на образование средства в самостоятельно выбранный вуз. И вкладывать деньги в развитие университетской науки, которая сегодня едва выживает только за счет энтузиазма отдельных людей.

Проблема заключается именно в том, что как раз об университетской автономии в Кабмине и не хотят ничего слышать. Даже идею одного из проектов закона о высшем образовании насчет отказа от дипломов государственного образца, чтобы каждый вуз выдавал собственный диплом, в Минобразования восприняли в штыки. Идея Дмитрия Табачника о том, что учебным заведениям следует позволить свободно распоряжаться заработанными ими средствами, в свою очередь, очевидно, "похоронена" в Министерстве финансов.

Но даже если в таком положении вещей больше не корыстных, а государственных соображений, строящихся на недоверии, как считается, коррумпированным вузам, то быть может, стоит хотя бы провести эксперимент?

Читайте также: Лариса Антонюк: "В украинских вузах чрезвычайно низкий уровень автономии"

Юрий Логуш: "Государство подкупает студентов, чтобы они шли в те вузы, которые считает лучшими чиновник"