Экономика

Зачем Nestle активы Порошенко

Теоретически Порошенко может выручить за весь свой бизнес $1,5 млрд. Вопрос только в том, что он хочет получить как минимум $2-2,2 млрд

В июне 2005 г. Петр Порошенко, став секретарем СНБО, создал собственный именной инвестиционный фонд, переименованный впоследствии в "Прайм эссетс кэпитал". В него были переведены все основные подконтрольные ему компании. С тех пор портфель его активов заметно поредел. Порошенко продал долю в автомобильной корпорации "Богдан" и компании "Укравтозапчасть", избавился от пивкомбината в Радомышле. Но и сейчас под его контролем осталось немало привлекательных компаний даже без учета Roshen. Это судостроительные и сахарные заводы, стекольная фабрика, агрохолдинг и собственный банк

Сладкие ожидания

О планах избавиться от своего бизнеса Петр Порошенко заявил во время президентских выборов. "Сразу после оглашения результата выборов мы заключим контракт с инвестиционной компанией и будем продавать", - сказал он после того, как стали известны результаты экзит-полов 25 мая. Прежде всего на продажу планируется выставить корпорацию Roshen, которую ее владелец еще недавно в

Песковский завод стеклоизделий, выставленный Порошенко
на продажу несколько лет назад, до сих пор не продан из-за
завышенной цены. Если такая тактика будет применяться
ко всем его активам, вполне возможно, что он не распродаст
их до истечения президентских полномочий

шутку назвал своим пятым ребенком. Эта компания, входящая в топ-20 крупнейших кондитерских корпораций мира, безусловно, дорогого стоит. В 2012 г. EBITDA (прибыль до налогообложения) компании достигла $300 млн при выручке в $1,3 млрд. По оценке Candy Industry, в минувшем году выручка Roshen просела до $1,02 млрд. Как изменилась прибыль, неизвестно, но, вероятнее всего, из-за торговых войн с Россией она упала не менее чем наполовину. И если исходить из того, что мультипликатор "стоимость к прибыли" на кондитерском рынке в странах восточной Европы был на уровне шести, сейчас реальная стоимость Roshen вряд ли превышает отметку в $1 млрд. И это "чистая" цена, без учета политических и экономических рисков, которых в Украине сейчас с избытком. Заплатить столько за компанию, очевидно, смогут лишь глобальные кондитерские конгломераты. Например, уже работающие на нашем рынке компании Nestle и Mondelez (бывшая Kraft Foods), а также же Cadbury Schweppes.

Второй по масштабу бизнес Порошенко - аграрный. Он представлен компанией "Укрпроминвестагро", основной которой является сахарная группа "Агропродинвест". В ее состав входят три сахарных завода (Крыжопольский, Гайсинский, Погребищенский), совокупно обеспечивающие Порошенко почти 8% "сладкого" рынка страны. Кроме того, "Укрпроминвестагро" контролирует земельный банк почти в 120 тыс. га, несколько элеваторов и транс портных компаний. Совокупная годовая выручка этого хозяйства оценивается более чем в $200 млн. Поскольку этот бизнес заточен на выпуск сахара, который частично потребляется фабриками Roshen, то логично сравнивать его с публичными компаниями такого же профиля из Украины, котирующимися на западных биржах. Например, агрокомпанией "Астарта", которая при консолидированной выручке в $480 млн в 2013 г стоит сейчас около $320 млн. Финансовые показатели аграрного бизнеса Порошенко почти втрое, а земельный банк - вдвое меньше. Так что за все свое хозяйство Порошенко вряд ли бы выручил больше $150 млн. "В его пользу говорит то, что сахарный бизнес выстроен эффективно, а продукция имеет гарантированный рынок сбыта", - говорит аналитик консалтингового агентства ААА Мария Колесник. Но все будет зависеть от того, как, собственно, будет продаваться агробизнес: только права аренды на землю, с сахарными заводами или без них, с элеваторами или нет. Легче всего найти покупателя на земельный банк. По словам г-жи Колесник, на аграрные активы сейчас большой спрос. И при максимальной оценке только за переуступку прав аренды своих земельных угодий Порошенко можно выручить до $100 млн.

Особняком стоит бизнес Порошенко по переработке кукурузы, представленный Днепровским крахмалопаточным комбинатом. Это предприятие является крупнейшим в стране производителем крахмала и патоки. Годовая выручка предприятия в прошлом году составила 380 млн грн., чистая при быль - 12 млн грн. Однако оценить стоимость комбината непросто, с учетом того, что его основной потребитель - все тот же Roshen. Так что его, скорее всего, стоит рассматривать больше как довесок к корпорации, который прибавит к ее стоимости $20-30 млн.

Торг неуместен

Потрудиться придется консультантам Порошенко и при продаже его активов в других сферах. На пример, банковской. Под контролем "шоколадного короля" находится Международный инвестиционный банк (МИБ) - небольшое финучреждение, входящее в четвертую группу по размеру активов (на 1 января 2014 г. - 1,7 млрд грн.). По этому показателю банк занимал 86 место среди всех финучреждений страны. МИБ - банк с малоразвитой сетью, ориентированный на обслуживание интересов группы Петра Порошенко, владеющего 9,92% этого банка напрямую и 50,08% - опосредованно (через фонд "Прайм эссетс кэпитал"). По информации "ДС", сейчас подобные банки оцениваются по номиналу. То есть Порошенко мог бы выручить за 60%-ную долю в нем всего около 70 млн грн. (уставный капитал банка составляет 120 млн грн.). А покупателями, скорее всего, станут старые приятели Порошенко и его младшие партнеры по МИБу Олег Свинарчук, Олег Зимин и Игорь Кононенко.

Больше головной боли доставит Порошенко продажа судостроительного бизнеса, представленного киевским заводом "Ленинская кузница" и севастопольским Севморзаводом. Первое предприятие - наиболее инвестиционно-привлекательное. Его "джокер" - почти 53 га земли в Киеве на Рыбальском полуострове. Еще пару лет назад всерьез обсуждалось строительство там целого офисного городка, и даже в нынешних условиях этот вопрос не снят с повестки дня. Сомнительно, что это предприятие будет продано меньше чем за $50 млн. А вот с Севастопольским морским заводом, расположенным в аннексированном Россией Крыму, все гораздо сложнее. Это предприятие сейчас простаивает, и если Порошенко его и удастся продать, то за символическую сумму и только представителям российского бизнеса. Хотя, если брать во внимание легенды о "прижимистости" будущего украинского президента, не исключено, что он будет держать свою цену до последнего, как, например, в случае с Песковским заводом стеклоизделий. "Это предприятие Порошенко несколько лет назад вы ставил на продажу, но никто его не покупает. Все упирается в завышенную цену и неуступчивость продавца", - рассказал "ДС" экс-владелец одного из украинских стекольных заводов. Если такая тактика будет применяться ко всем бизнес-активам Порошенко, за которые он, по слухам, рассчитывает получить не менее $2-2,2 млрд, вполне возможно, что он не распродаст их до истечения своих президентских полномочий.