Экономика

Завязано на Востоке

Продать восточной краса­вице ее же национальное украшение Наталье Брамирской, создательнице бренда TurbanMeToo, удалось с первой попытки. "Я созд

Продать восточной краса­вице ее же национальное украшение Наталье Брамирской, создательнице бренда TurbanMeToo, удалось с первой попытки.

"Я создала страничку в Facebook и выложила фотографии тюрбанов. Первая моя клиентка была из Кувейта. Она сразу приобрела половину коллекции", — рассказывает "ВД" предпринимательница. Оказалось, что в восточных странах предложение fashion-тюрбанов практически отсутствует.

За год работы Наталья Брамирская смогла наладить поставки авторских головных уборов в Арабские Эмираты, готовится освоить Кувейт. Продажи в Украине на данный момент составляют лишь 35%.

Город для старта

"Это мой первый бизнес. Хотя повязывать платки я умела всегда, причем делала это и себе, и подругам. Но, только оказавшись в Киеве, впервые задумалась о своем деле", — вспоминает Наталья.

Поводом для ее переезда в столицу Украины стало замужество: супруг нашей героини оказался родом из Киева. Возвращаться к банковской деятельности она не захотела, так как уровень зарплат в отечественных финансовых учреждениях оказался на порядок ниже, чем в Москве. Поэтому у нее появилась масса свободного времени для обдумывания идеи собственного бизнеса.

Ключевыми параметрами, которым должен соответствовать будущий проект, были: небольшие стартовые вложения и нестандартность идеи.

По словам предпринимательницы, выбор на тюрбаны пал случайно, однако тот факт, что этот головной убор больше никто на территории СНГ до нее не шил, побудил ее к действиям. При этом Наталья уверена, что тюрбан может сделать элегантной любую женщину независимо от возраста.

Для организации начинания предпринимательница сочла Киев более привлекательным городом, чем Москва. По словам Брамирской, начинать бизнес здесь и проще, и дешевле.

Первоначальные вложения в проект составили всего $1,2 тыс., из них примерно 30% ушло на закупку материалов, остальное — "съела" ручная работа.

Процесс производства тюр­бана делится на две ключевые фазы: творческую и техническую. Сначала Наталья собст­венноручно создается форму — наматывает и закручивает ткань, затем нанятая портниха закрепляет каждую складочку.

На машинке отшивается только подкладка, на которую и крепится скрученный платок. В целом на производство одного тюрбана уходит неделя.

На сегодняшний день Наталья успела выпустить четыре коллекции, каждая — из 15 тюрбанов. Средняя стоимость коллекционной модели составляет 1,6 тыс. грн. Если же тюрбан создается по индивидуальному заказу, цена возрастает до 2-2,5 тыс. грн.

"Одни модели могут быть выполнены только в шелке, другие — в бархате. Меня вдохновляет сам материал. Когда я смотрю на него, я вижу, как он должен лечь", — говорит собеседница "ВД".

Fashion без границ

Sharon, Virginia, Holly — каждый головной убор Натальи носит свое имя, причем отнюдь не восточное. Ведь создаваемый ею fashion-продукт куда ближе к аксессуарам голливудской красавицы Греты Габро, чем к стандартной персидской чалме. Благодаря этому тюрбаны оказались востребованы и среди американок.

"Когда клиентки из других стран узнают, что доставка будут стоить столько же, сколько сам тюрбан, их это поначалу отпугивает. Впрочем, вскоре многие из них все же осуще­ствляют заказ, причем сразу 3-6 единиц, таким образом снижая транспортные расходы", — говорит предпринимательница. На продажи через интернет приходится около 60%.

В офлайне нестандартные головные уборы представлены только в Киеве и в ОАЭ. Как отмечает собеседница, договориться с восточным магазином одежды ей удалось даже без выезда на место. Благодаря знакомым Наталья легко договорилась о поставке первой коллекции. И за несколько недель ее успешно раскупили.

А вот из московского мага­зина "пробные" тюрбаны пришлось забирать: ни одной офлайн-продажи в Белокаменной еще не состоялось. "Объяснить этого я не могу. Мне казалось, что потенциальные кли­енты как раз будут бояться покупать такой специфический головной убор без примерки. Однако, как показало время, в онлайне москвички покупают тюрбаны дос­таточно активно. Возможно, дело в неудачно выбранном магазине", — говорит Наталья. По причине отсутствия спроса тюрбаны недавно "вернулись" и из одной киевской точки.

Ксения Крячко, создатель и владелица киевского концеп­туального магазина одежды Di Classe, наоборот включила тюрбан Брамирской в свой ассортимент.

"Такую вещь даже осмеливаются примерить, только когда предложишь, подашь в комплекте с одеждой, прической, образом в целом. Правильная тактика в этом случае — выход на рынок через места (магазины, салоны), близкие по духу и стилю, — объясняет Ксения. — Мы работаем с этим продуктом, так как он соответствует нашей концепции: это продукт для людей, которые воспринимают моду намного глубже, чем "побольше луи витон и гучи одновременно".

Глава первая

Вкладываться в создание онлайн-магазина дизайнер пока не собирается. Для популяризации в Сети ей хватает странички в Facebook и Instagram. А вот расширять географию офлайн-продаж собеседница собирается активно.

"Я обязательно буду искать другие магазины в Москве. Ведь емкость московского рынка значительно больше, чем киевского. Да и девушки там готовы к экспериментам", — делится ближайшими планами Наталья Брамирская.

Также предпринимательница собирается в Кувейт. Там первые тюрбаны уже нашли своих покупательниц. Теперь Наталья планирует провести ряд бизнес-встреч и договориться о регулярных поставках.

"Я верю в перспективность таких продуктов и в Украине, — говорит Ксения Крячко. — Хотя здесь всегда сложнее и дольше продвигать концептуальные и оригинальные вещи, потому что круг потенциальных покупателей весьма мал. Но я верю, что и наш покупатель "растет", если ему показывать куда можно и нужно расти".

Не столь оптимистична в прогнозах касательно перспектив продукта на украинском рынке стилист Катерина Орехова, основатель проекта Personal Shopper.

"Такой специфический головной убор в первую очередь интересен для представителей шоу-бизнеса. Дело в том, что даже потребители товаров класса люкс не всегда готовы на эксперименты. Им такой аксессуар может понадобиться только для какой-то тематической вечеринки. Поэтому менять подходы в позиционировании товара, а тем более выводить его на масс-маркет нет смысла", — говорит Катерина Орехова.

Интерес шоу-бизнеса к про­дукту подтверждает и автор: в fashion-тюрбане уже снялась Катя Осадчая. При этом вероятности запуска отдельной линии для масс-маркета дизайнер не исключает, однако, не в этом году.

На подходе осенне-зимняя коллекция тюрбанов, а также презентация совершенно нового продукта. "Что это, пока не хочу разглашать. Но могу сказать одно: как и тюрбанов, такого никто здесь еще не делал", — говорит Наталья. Тогда вполне вероятно, что за пределы ниши дизайнер не выйдет.

Правоверная мода

Благодаря тому, что мусульманская мода за последние 10 лет эволюционировала, на нее обратили внимание и дизайнеры. Причем делают это не только такие признанные мэтры fashion-индустрии, как Жан-Поль Готье, но и начинающие моделье­ры. Например, в России активно работает более десятка дизайнеров, отшивающих модные наряды для мусульманок.

Причем наряды могут стоить от $1 тыс. до $50 тыс. Главное, чтобы одежда соответствовала нормам, которые предусмотрены религией.

Например, в этом году конкурс "Мисс мира", проводимый на Бали, пройдет без традиционного выхода девушек в бикини.

Дело в том, что по Индонезии, где мусульманство исповедует 88% населения (202 млн чел.), прокатились массовые акции протеста. В итоге, организаторы конкурса были вынуждены нарушить свои традиции и отменить "обнаженку".