Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

"Ножницы эффективности". Зачем Эстонии новая индустриализация (ИНФОГРАФИКА)

Понедельник, 18 Февраля 2019, 09:00
Страна актуализирует новый этап реформ, который должен начаться уже после ближайших выборов: нынешний импульс развития экономики стал постепенно затухать

Время "социальных плюшек"

Эстонская модель реформ, учитывая общее советское прошлое и европейское настоящее (для эстонцев) и потенциально возможное будущее (для украинцев), является в некоторых моментах для нас показательной. Конечно, речь не идет о возможности мультиплицировать эстонский опыт в масштабах Украины, учитывая различия в сложности экономических систем. Но определенные выводы сделать все же можно.
Эстонская экономическая мысль в последние годы медленно, но уверенно движется в сторону центристских концепций развития, которые приходят на смену радикальным теориям начала нулевых.

С одной стороны, все логично: рост экономики (а Эстония все последние годы развивалась более динамично, чем ее балтийские соседи - Латвия и Литва) привел к увеличению доходов населения, которые в отсутствие коррупции и монополий ровным слоем распределились между основными социальными группами. Либеральная среда предпринимательства, сама того не замечая, породила медианный уровень дохода, когда большинство жителей страны обладают достаточно высоким средним уровнем жизни. Пришло время конвертировать результаты предпринимательского бума в "социальные плюшки".

Охлаждение экономики

С другой стороны, за последние годы эстонская экономика начала терять достигнутое региональное преимущество. Да, страна намного лучше пережила кризис 2008-го, чем ее южные соседи: сказалось наличие финско-эстонской экономической модели сотрудничества. В последние годы наблюдалась относительная синхронизация в темпах развития, но сейчас финские компании начали постепенно уходить в отрыв, а эстонские - наоборот, терять портфели заказов. В то же время Латвия и Литва, которые тяжело пережили глобальный финансовый кризис, именно благодаря подъему "со дна" получили более заметное ускорение.

По данным Института конъюнктуры, в Эстонии начали проявляться признаки экономического охлаждения: "Забегая вперед, можно сказать, что экономический климат понемногу охлаждается. В основном это обусловлено ситуацией на внешних рынках. Так, в Финляндии сокращается число заказов и падает спрос. Снижение спроса произошло и в Швеции.

Впрочем, от глобальных рисков не застрахован никто. Если говорить о том, где сейчас находится эстонская экономика, то можно сказать, что на смену быстрому росту и буму пришел спад", - заявила Марье Йозинг, директор вышеупомянутого института на совместной пресс-конференции с министром предпринимательства и информационных технологий.

Прогноз роста ВВП Эстонии на ближайший год понижен с 3,6 до 3,3% на фоне достаточно высокого по европейским меркам прогноза инфляции - 2,7%. Средняя зарплата составит 1300-1380 евро, при этом Эстония попадает в так называемые "ножницы эффективности": рост реальных доходов населения (с 3,1 до 3,4%) и зарплат до 6% уже уступает уровню производительности труда, то есть не за горами и ухудшение общего уровня конкурентоспособности эстонского национального продукта. Банк Эстонии ожидает, что в 2020-м темпы роста ВВП и вовсе упадут до 2%.

Как заявил президент финучреждения Ардо Ханнсон, "у нас есть серьезный риск попасть в ту же самую ситуацию, в какой оказалась Финляндия несколько лет назад. Экономика замедлялась, а зарплаты продолжали быстро расти. Это снизило конкурентоспособность экспорта, последовал продолжавшийся несколько лет спад в экономике. На примере Финляндии видно, что из-за потери конкурентоспособности экономика может годами топтаться на месте и доходы людей в это время не растут".

Попутно заметим, что ловушка потери конкурентоспособности - это именно то место, куда угодила Украина. В Эстонии точно так же, как и в нашей стране, происходило постепенное выведение из хозяйственного оборота крупных предприятий с низким уровнем производительности труда. В прошлые годы эстонцы называли это самоочищением экономики. Так многие думают в Украине и теперь. Но в настоящее время эстонские экономисты пришли к выводу, что закрытие нерентабельных производств приводит к утрате высококвалифицированных трудовых ресурсов, восстановить которые затем будет крайне сложно. Нужны новые рецепты по проведению индустриализации страны. То есть модель по переводу квалифицированных рабочих с нерентабельных производств на более эффективные.

"Цифра" в помощь

Именно поэтому министерство предпринимательства и информационных технологий наибольшее внимание будет уделять теме повышения конкурентоспособности эстонских товаров на внешних рынках. Один из инструментов этого - запуск системы дигитального аудита, когда каждый предприниматель сможет в цифровом формате оценить возможности по повышению своей конкурентоспособности, в том числе за счет автоматизации и роботизации. Государство планирует запустить и завод по внедрению опытных технологий, найденных на внутреннем рынке с помощью дигитального аудита. То есть дело предпринимателя придумать, а государства - помочь произвести и продать.

Среди новинок цифрового правительства хотелось бы упомянуть и автоматизированный процесс определения выплаты страховых возмещений по безработице. Причем речь идет о полной автоматизации бюрократического процесса. Каждый безработный сможет отправить электронную заявку с помощью цифровой платформы кассы по безработице, математический алгоритм программы самостоятельно разошлет необходимые запросы в государственные реестры и службы, аккумулирует информацию и примет решение о выплате, включая и сумму страховых платежей. Таким образом, полностью исключается роль человеческого фактора.

Хотя ключевой риск для Эстонии вовсе не безработица, а как раз наоборот - нехватка квалифицированной рабочей силы, и решать эту проблему в государстве планируют как за счет долгосрочных стимулов (увеличение рождаемости), так и краткосрочных (повышение уровня доходов рабочих и трудовая иммиграция в страну).

По сути, Эстония сейчас решает примерно ту же задачу, которая предстоит и Украине, когда начавшийся экономический подъем нужно будет поддержать трудовыми ресурсами, которые изрядно истощены. Для Эстонии трудовая миграция в Финляндию была аналогом выезда украинцев в Польшу.

Новые идеи, старые фавориты

Партия "Эстония 200", которую уже успели наречь новой звездой на политическом небосводе страны, предложила свою концепцию реформ, основанных на увеличении в два раза финансирования образования и науки и на оказании поддержки промышленным предприятиям.

Еще несколько лет назад никто и подумать не мог, что модерная политическая сила в Эстонии будет делать ставку на новую индустриализацию стагнирующего северо-востока страны с высоким удельным весом русскоязычного населения и предприятиями, оставшимися со времен СССР.

Данная партия позиционирует себя как политическая сила людей, пришедших в политику из реального сектора экономики. Основные задачи - максимальное упрощение трудоустройства рабочих мигрантов и поддержка предприятий с экспортным потенциалом. Наряду с таллиннским промышленным узлом аналогичное развитие должен получить и русскоязычный район Ида-Вирумаа на северо-востоке, в котором сосредоточено 16% промышленного потенциала страны. Насколько востребованы будут эти идеи на ближайших выборах, сказать сложно - партия балансирует на уровне проходного барьера.

Политический разлом в Эстонии отдаленно напоминает нынешний украинский дискурс. С одной стороны, крыло "реформаторов", которые усиливают предвыборную риторику вкраплениями национализма, с другой - попытки компенсировать центробежные силы за счет создание некоего балансирующего политического ядра. "Реформаторы" находились во власти Эстонии 17 лет и только в ноябре 2016-го уступили пальму первенства Центристской партии. Эстония постепенно осознала, что для эффективного развития нужна и внутренняя консолидация, и реанимирование промышленного потенциала северо-востока.

Какие реформы предлагаются

Центристы обещают увеличение пособия по рождению первого и второго ребенка с 55 до 100 евро, жилищные кредиты молодым семьям под гарантии правительства и без первого взноса (сейчас сумма кредита - не более 85% залоговой суммы и 90% - при условии поручительства Kredex, которая является универсальным государственным финансовым механизмом по стимулированию предпринимательства, экспорта и жилищного строительства), уменьшение акцизов на топливо и электроэнергию, что должно привести к сокращению цен на энергоресурсы.

Партия реформ планирует увеличить необлагаемый минимальный доход до 500 евро и отменить прогрессивную шкалу подоходного налога, а также снизить акцизы.
EKRE - отменить налог на специальные льготы рабочих, ввести выборность судей, полицейских перфектов и прокуроров.

Социал-демократическая партия намерена гарантировать каждому одинокому эстонцу бесплатное место в доме престарелых, увеличить отчисления на научные исследования до 1% ВВП, создать молодежный сберегательный фонд, в котором каждому родившемуся эстонцу будет открыт специальный накопительный счет, на который государство планирует ежегодно отчислять определенную сумму вплоть до достижения совершеннолетия.

"Отечество" традиционно предлагает полностью перевести русскоязычные школы и детские садики на эстонский язык обучения.

Как видим, избирательные программы консервативной в нашем понимании Эстонии пестрят нормами, которые в Украине уже давно окрестили бы махровым популизмом.

Пенсионная "революция"

Но одной из наиболее радикальных реформ сейчас является инициированная министерством социальных дел Эстонии модификация пенсионного законодательства. К 2027 г. в этой стране планируют привязать пенсионный возраст к такому показателю, как "ожидаемая продолжительность жизни". То есть при росте средней продолжительности жизни по стране возраст выхода на пенсию увеличится автоматически, и любое новое правительство уже не будет зависеть от необходимости принятия непопулярных решений.

Первый уровень пенсионного обеспечения планируют полностью отвязать от размера заработной платы и привязать к количеству накопленных лет стажа. Полный переход на эту систему может произойти в 2037 г., а до этого будут действовать переходные (смешанные) модели.

 Эстонцы пришли к выводу, что взаимосвязь между отчислениями в пенсионный фонд и размером пенсии может быть лишь на втором-третьем уровнях пенсионной системы, где есть индивидуальные отчисления и персонифицированный учет.

Первый уровень в условиях старения населения так не работает. Эстонская модель предполагает, что человек сам должен решать, выходить ли ему на пенсию (после достижения определенного возраста) или копить стаж, чтобы существенно увеличить базовые выплаты. Более того, он может прервать пребывание на пенсии, подкопить стаж и выйти на пенсию вновь.

Получается трехуровневая система пенсионного обеспечения: первый уровень зависит от накопленного стажа, и больше получает не тот, кто много зарабатывал, а тот, кто дольше трудился; второй уровень зависит от размера зарплаты и отчислений в пенсионную систему; третий уровень формируется индивидуально и полностью определяется персонально накопленными в НПФ средствами.

Впрочем, все эти новации говорят о том, что эстонский опыт хорош именно тем, что применять его пытаются исключительно в Эстонии. Для Украины в нем есть полезные моменты лишь общего логического порядка. При разработке дорожной карты наших реформ мы можем изучать их опыт по минимизации базовых экономических, демографических и социальных рисков. При этом любая попытка клонирования этого опыта у нас в стране очень быстро приведет не к повторению успехов прототипа, а к умножению ошибок.

Больше новостей о финансах, бизнесе и промышленности читайте в рубрике Экономика