Техно

Эффект свидетеля: почему люди проходят мимо человека в беде

Ученые заключили, что волну насилия и терроризма породили равнодушие и молчаливое согласие с агрессией в реальной жизни и соцсетях

Ученые всего мира отмечают, что в последние годы в обществе гораздо чаще стал проявляться так называемый эффект свидетеля, когда люди не обращают внимания на происходящее на их глазах насилие. Психоаналитик Всемирной организации здравоохранения доктор Лакшми Вийакумар говорит, что если такое явление отмечалось в 2013 г. в европейских странах в пяти случаях из десяти, то сейчас приблизилось к катастрофическим восьми случаям. Проявление эффекта свидетеля наглядно иллюстрируют сводки новостей о происшествиях, где сообщается, что люди, ставшие очевидцами трагических событий, не оказали никакой помощи пострадавшим. Классическая  ситуация: когда человеку стало плохо в людном месте, он упал, но никто не обратил на это внимания. Последний пример в Украине - трагедия в Кривом озере, где несколько полицейских равнодушно наблюдали за тем, как их коллеги убивали местного жителя. 

Далекие от науки и психологии люди обвиняют общество в черствости и равнодушии, тогда как профессионалы говорят о психологическом эффекте — часто повторяющихся явлениях, возникающих во время общения людей и взаимодействии человека с обществом. Эти явления возникают под влиянием ряда социальных, экономических и политических факторов и определяют психологические характеристики социума в отдельно взятой стране, городе, регионе и даже одном высотном доме в мегаполисе.

Термин "эффект свидетеля", который называют также синдромом Дженовезе, возник еще в конце 60-х после ужасного преступления в Бруклине. Поздно ночью 29-летняя Кэтрин Дженовезе, работавшая менеджером в баре, возвращалась с работы домой. Возле дома на нее напал мужчина с ножом. Женщина стала звать на помощь, и сразу в нескольких окнах, выходивших на улицу, зажегся свет. Нападавший убежал, но затем, убедившись, что никто не выходит, вернулся к истекавшей кровью жертве. Кэтрин кричала, но преступник продолжал наносить ей удары до тех пор, пока она не умерла. Позднее выяснилось, что за этой ужасной картиной наблюдали почти сорок человек, но никто из них не пришел на помощь. Звонок в полицию поступил почти через час после нападения.

Эта трагедия вызвала шквал научных исследований. Самое глубокое и  масштабное провели американские психологи Джон Дарли и Биб Латане. Они выяснили, что чем больше свидетелей преступления или происшествия, тем меньше вероятность, что кто-то начнет действовать. Так появился еще один научный термин — "диффузия ответственности". Суть явления в том, что оказавшиеся в одной ситуации люди мысленно распределяют между собой ответственность, в результате, чем больше коллектив, тем меньшую долю ответственности чувствует каждый. Человек считает, что другие либо возьмут на себя обязательства, либо они уже это сделали.

Это подтверждают многочисленные эксперименты. К примеру, специалисты Университета Мичиган провели исследование, в процессе которого испытуемые должны были выполнять определенную письменную работу в закрытом помещении. Спустя некоторое время по вентиляционной трубе запускали дым. Эксперимент проходил в группе и при участии только одного человека. В группе среди добровольцев было несколько "подсадных", которые делали вид, что не замечают дыма и продолжали работать с бумагами. В итоге также вели себя и большинство "непосвященных", несмотря на то, что комната была наполнена густым дымом: о проблеме сообщали только в 10% случаев. В то же время, если человек был в комнате один, он звал на помощь с вероятностью 75%.

Ученые считают, что помимо диффузии ответственности, когда каждый думает, что помочь должен кто-то другой, действует еще один фактор — групповая сплоченность (или социальное доказательство). Это социально-психологический феномен, когда человек оценивает серьезность ситуации в зависимости от реакции на нее окружающих. Такое явление наблюдается чуть ли не каждый день в любой стране мира. Радикальные примеры такого феномена: случаи убийств или изнасилования в общественных местах, при участии сотен свидетелей, которые даже не пытались остановить преступников или вызвать полицию. Кроме радикальных, есть и более "безобидные" ситуации, с которыми многие из нас сталкиваются, но проходят мимо. Лакшми Вийакумар говорит, что одной из главных причин формирования групповой сплоченности являются особенности менталитета, присущие той или иной нации, устоявшиеся "шаблоны социальной реакции". К примеру, в странах с высоким уровнем преступности драки воспринимаются как совершенно обычное, тривиальное явление и очевидцам в голову не придет звонить в полицию или предпринимать какие-то меры.

То, о чем говорит Вийакумар, можно наблюдать на многочисленных примерах и у нас в Украине. Одним из самых кощунственных проявлений групповой сплоченности является жестокое обращение родителей с детьми в общественных местах. К сожалению, до сих пор принято считать, что если отец или мать бьют ребенка, это нормально, "имеют право", и общество с этим молчаливо соглашается. По крайней мере, в большинстве таких ситуаций все смотрят друг на друга и никто не вмешивается. Тогда как во многих западноевропейских странах люди тут же вызывают полицию.

Здесь действует еще один социальный феномен — "множественное невежество", когда большинство членов группы отвергают какую-либо норму, но не высказывают это открыто, полагая, что остальные ее поддерживают, и, соответственно, поддерживают они сами. Ученые говорят, что эффект множественного невежества зачастую является основой эффекта свидетеля: если никто не действует, окружающие считают действие корректным и, таким образом, убеждают себя отказаться от вмешательства в ситуацию.



До недавних пор мировые ученые считали, что виной всему большие города, которые делают людей апатичными и бездушными. Новейшие исследования опровергают эту теорию. Группа социальных психологов из Калифорнийского государственного университета провела исследование, в ходе которого оценила степень отзывчивости людей в разных городах мира. Моделировались ситуации, когда участники эксперимента попадали в более или менее сложные ситуации, предполагающие помощь окружающих. Возглавивший работу профессор Калифорнийского университета Роберт Левин рассказывает, что первое место по отзывчивости из 23 городов, где проходило исследование, занял Рио-де-Жанейро с населением 6,5 млн человек. Таким образом, размер города и готовность людей броситься на помощь никак не связаны.

Очевидно, степень сочувствия заложена в культуре, которая может быть индивидуалистическая и коллективистская. Принято считать, что США и большая часть Европы — в основном индивидуалисты, которые ценят личность и ее интересы больше, чем группу. Соответственно они более отзывчивы. С другой стороны, в государстве, склонном к коллективизму, например Китае, осуждаются любые нарушения социальных норм. И если люди становятся свидетелями происшествия, сопряженного с нарушением этих норм, они не придут на помощь.

Знаменитый американский психолог и специалист по предотвращению насилия Алан Беркович отмечает, что глобальному распространению эффекта свидетеля во многом способствует рост популярности соцсетей, в которых грубость и хамство — привычные явления.

Широкое распространение получил кибермоббинг, то есть намеренные оскорбления и угрозы. В особой группе риска —подростки, ставшие объектом травли среди одноклассников. Если раньше издевательства ограничивались коридорами школы, то теперь жертву атакуют и дома, в соцсети.



На самом деле, оскорбления и угрозы в популярных сетях уже настолько распространенное явление, что на это никто и внимания не обращает. Клинический психолог Джон Сулер из Университета Райдер в Нью-Джерси объясняет агрессию в виртуальном мире эффектом растормаживания: вы меня не видите, вы меня не знаете, я вас не вижу и не знаю, поэтому могу вести себя как угодно. То есть присутствует ощущение полной безнаказанности.

Сулер говорит, что главная опасность даже не в самих оскорблениях, а в формировании к ним отношения. В сети свидетелей гораздо больше, а значит, выше и диффузия ответственности. Все меньше людей реагируют на хамство, и, закрепившись в сознании, подобная модель поведения переносится в реальную жизнь. Именно соцсети, по мнению большинства экспертов, порождают равнодушие и безучастность.

Более того, как показали исследования директора научного центра при Университете технологий Стивенсона Джона Хоргана, эффект свидетеля в соцсетях способствует процветанию терроризма. Он обнаружил, что за несколько недель до атаки в 82,4% случаев террористы заявляли о своих намерениях. Кроме того, все, кто хоть раз пересекался в виртуальном мире с террористом, знали о его убеждениях, в 64% случаев были в курсе семья и друзья. Большинство террористов (59%) делают публичные заявления с изложением своих убеждений. Эти заявления включают как письма, направленные в редакции газет, листовки, так и заявления на виртуальных форумах. Хорган говорит, что будь наше общество бдительнее, большинство преступлений и терактов можно было бы предотвратить.

Ученые бьют тревогу и призывают обратить внимание на растущую проблему эффекта свидетеля. В некоторых странах действуют специальные программы по вмешательству свидетелей. Важное место в них занимает работа с эффектом сплоченности. Так, если члены группы считают, что помогать не принято, они не станут нарушать нормы и будут бездействовать. Если же поменять социальные нормы, ситуация изменится к лучшему.

Получается, что за так называемым равнодушием скрывается целая система социально-психологических факторов, которые оказывают влияние на восприятие человеком определенной ситуации. Но какими бы терминами ни оперировали ученые, никто не отменял "фактор личной ответственности". Важно понимать, что у каждого из нас всегда есть выбор, как поступить, когда на наших глазах обижают человека или кому-то требуется помощь. Причем выбор не ограничивается физической расправой с преступником или безучастностью. В зависимости от ситуации необходимо звонить в полицию, вызывать скорую, найти союзников, которые помогут решить проблему. В последнем случае будет достигнут эффект групповой сплоченности в лучшем его проявлении.