Техно

Как гены определяют политические взгляды

Почему консерваторы трусливы, а у либералов больше друзей детства

Фото: Тарас Дутка

Приверженность людей определенной политической системе — это генетическая предрасположенность, а не результат воспитания, образования и влияния окружения. К таким выводам пришли психологи из британского Университета Уорика, которые, используя компьютерное моделирование, предложили свою версию возникновения политических убеждений, описав ее в журнале Topics in Cognitive Science.

Они говорят, что когда группа доисторических людей встречалась с чужаками, наши предки должны были сделать жизненно важный выбор: либо вступить с незнакомцами в партнерские отношения, либо избежать контакта. В первом случае можно было достичь взаимовыгодного сотрудничества, во втором — спастись от  опасности, в том числе связанной с распространением инфекционных заболеваний. Ученые утверждают, что те из нас, кто унаследовал "гены изоляции", приобрел склонность к консервативному мировоззрению, тогда как готовность идти на контакт свойственна либералам.

То, что политические убеждения определяются генетикой человека, а не только социальной средой, в которой он рос, доказано в процессе многих исследований, в первую очередь на близнецах. Выбор объекта для изучения не случаен: у близнецов большинство генов совпадают, к тому же они живут в одной среде, воспитываются одними и теми же родителями. Еще в середине 80-х годов австралиец Николас Мартин изучал политические пристрастия близнецов, сравнивая, насколько похожи политические взгляды однояйцевых, генетически идентичных близнецов и двуяйцевых, гены которых совпадают на 50%. Оказалось, что однояйцевые близнецы чаще соглашались между собой по политическим вопросам. Похожие эксперименты провели затем с близнецами из Австралии, Дании, Швеции и США, результаты которых подтвердили данные Мартина.

Ученые из Пенсильванского университета изучали биографии однояйцевых близнецов, чтобы сравнить их электоральное поведение с воспитанием. Оказалось, что политические убеждения связаны скорее с генетической предрасположенностью, которая сказывалась особенно сильно в период жизни человека с 21 до 25 лет, когда молодые люди обычно покидают дом. По словам профессора микробиологии и политических наук Питер Хатеми, пока человек живет в семье, влияние близких на его мировоззрение перекрывает влияние генетики, но как только он начинает самостоятельную жизнь, гены берут свое.

Еще одно масштабное исследование в этой сфере провели ученые из Сиднейского университета. Они протестировали 12 тыс. пар близнецов из пяти стран, выросших в одной семье. Оказалось, что политические взгляды людей примерно на 60% определяются социальным окружением, а на 40% зависят от генов. Связь генов и политики вполне закономерна: человек наследует особенности, предопределяющие его способность обрабатывать информацию, формирующие мировосприятие и реакцию на опасность. Все это и определяет политические предпочтения. Интересно, что если многие свойства личности со временем меняются, то политические убеждения в большинстве случаев остаются постоянными.

В поисках конкретных генов или их генетических вариантов (аллелей), влияющих на политическое поведение, ученые проверяют прежде всего те из них, которые уже изучены и отвечают за поведение человека, его темперамент и пристрастия. В частности, международная команда генетиков доказала, что на формирование симпатий к определенной партии влияет ген D2, который, кроме всего прочего, отвечает за склонность к алкоголизму, азартным играм и импульсивным реакциям.

А исследователи из Калифорнийского университета установили связь между политическими взглядами и геном D4, обладатели которого склонны к поиску новизны и авантюризму. Выяснилось, что у либералов и консерваторов мозг по-разному реагирует на неожиданные ситуации: в ответ на них у либералов сильно возбуждаются участки мозга, отвечающие за восприятие новизны. Ученые также установили связь политических взглядов с количеством друзей юности: оказалось, за это отвечает один из вариантов D4 — аллель 7R. Участников эксперимента в подростковом возрасте подробно протестировали, попросив, в том числе, указать имена своих самых близких друзей: можно было написать до 10 имен (максимум пять мужских и пять женских). Затем, по прошествии восьми лет, испытуемых опросили по поводу политических симпатий. Те, у которых были две копии аллеля 7R и при этом много друзей, оказались либералами. С другой стороны, две копии аллеля 7R и отсутствие друзей сформировало мышление консерватора. При этом между наличием 7R и количеством друзей связи нет: число друзей юности примерно одинаково у лиц с этим аллелем и без него. Среднее число друзей двигало испытуемых по шкале от умеренного консерватора до умеренного либерала.

Интересно, что ни большое число друзей, ни наличие аллеля 7R не определяют по отдельности политические взгляды: работают только оба фактора — генетический и социальный. Ученые объясняют такую взаимосвязь тем, что обладатели аллеля 7R получают удовольствие от всего нового, они открыты новому опыту. Подростковый период очень важен для формирования любых убеждений, в том числе, политических. Если в это время человек тесно общается со многими разными людьми, он становится лояльным к различающимся взглядам и в дальнейшем склонен к либерализму. Причем самой по себе тяги к новизне, без достаточно разнообразного круга общения, для формирования склонности к либерализму недостаточно. Люди, генетически не склонные получать удовольствие от новых ощущений, не воспринимают отличающиеся от их собственных взгляды, даже если круг общения у них широкий, и становятся консерваторами.

Глава Центра нейроэкономических исследований при Клермонтском университете Пол Зак установил, что на политические симпатии влияет гормон окситоцин. В своих исследованиях по изучению человеческого поведения ученый объединил математику, экономику, неврологию и изобрел термин "нейроэкономика". В своей книге "Молекула морали: источник любви и процветания" Зак утверждает, что окситоцин побуждает людей вести себя в соответствии с правилами морали и отвечает за доверие,  сочувствие и принятие решений, в том числе в том, стоит ли доверять той или иной партии.

Во время президентской кампании 2008 г. в США Пол Зак провел эксперимент при участии группы студентов, которые считали себя либо демократами, либо республиканцами. Некоторым из них ввели дозу окситоцина, другим плацебо и через час попросили выразить свое отношение к политикам из разных партий. Окситоцин смягчил чувства демократов по отношению к республиканцам, а вот республиканцы под влиянием гормона не стали лояльнее к Бараку Обаме и Хиллари Клинтон.

Другие исследования показали, что на политические убеждения оказывают влияние гены, которые связаны с обонятельной системой, и нейротрансмиттеры глутамат, допамин и серотонин. В частности, они связаны с активностью на выборах и характером политических взглядов. Наиболее сильному генетическому влиянию подвергаются общая идеология — консервативная или либеральная, политические убеждения, приверженность к авторитарным режимам. Ученые в частности выявили, что регулирующий серотонин ген 5-HTT отвечает за то, появится ли человек на избирательном участке в день выборов. Кроме того, установлено, что людей влечет к единомышленникам со сходным набором генов. Эксперты убеждены, что генетика обуславливает отношение к таким важным вопросам, как смертная казнь, аборты, а соответственно, разделяет людей на консерваторов или либералов.

Оказывается, наследственность также влияет на степень пугливости сторонников определенных политических течений.

Психологи из Университета Вайоминга провели эксперимент, в котором разделили участников на консерваторов и либералов в зависимости от их ответов на "политические вопросы". Добровольцам предложили посмотреть серию картинок, часть которых были страшными, и измерили силу реакции на испуг. Выяснилось, что консерваторы реагируют на пугающие образы гораздо сильнее либералов. Ученые считают, что это связано с определенными участками мозга, степень развития которых зависит от генетических факторов. Среди них — миндалевидное тело мозга, отвечающее за эмоции вообще и в частности страх. У либералов, напротив, больше передняя часть поясной извилины, регулирующая адаптацию к неопределенности и конфликтам. 

Впрочем, чтобы не говорила наука, на самом деле приверженность к определенным политическим взглядам связана  с сотнями, если не тысячами разных генов, а также множеством факторов культурной и социальной среды. Их взаимодействие и определяет, какую ориентацию выбирает политик или избиратель.