Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Опасны не машины, а люди. Как рынок роботов возьмет контроль над человечеством (ИНФОГРАФИКА)

Понедельник, 13 Ноября 2017, 19:00
Плацдармы для экспансии создаются уже сейчас — в виде так называемых «умных» городов, которые изначально строятся для удобства роботов и обеспечат роботостроительным компаниям грандиозные заказы

Фото: actemium.com

Страшилками о роботах, которые выйдут из-под контроля и возьмут власть на планете, сейчас никого не удивишь. Но все же бояться нужно не машин, а людей. И взять контроль над человечеством скорее смогут не роботы, а роботостроительные компании. Причем не только западные, но и (возможно, в первую очередь) китайские.

Рынок растущих аппетитов

Роботостроение — одна из наиболее динамично развивающихся отраслей мировой экономики. Согласно прогнозу International Data Corporation (IDC) во всем мире закупки робототехники, в том числе беспилотных летательных аппаратов (БПЛА), а также оборудования, программного обеспечения и услуг, связанных с робототехникой, в 2017 г. составят $97,2 млрд, увеличившись на 17,9% по сравнению с прошлым годом. IDC ожидает, что расходы на робототехнику будут и далее расти ускоряющимися темпами и в 2021 г. достигнут $230,7 млрд, при этом годовой прирост составит уже 27,9%.

Среди всех расходов на робототехнику в 2017 г. более половины — $50,7 млрд — будут направлены на собственно роботов и оборудование для них. Более четверти — $24,3 млрд — составят расходы, связанные с услугами, включая обучение и тренинги, развертывание оборудования, системную интеграцию и консалтинг. Расходы на управление и контроль, включая программное обеспечение сетевой инфраструктуры, достигнут $15,2 млрд. Инвестиции в БПЛА и оборудование для них составят $7 млрд.

Также интересна географическая структура рынка робототехники. Более двух третей его — $65,8 млрд — пришлось в 2017 г. на Азию (без Ближнего Востока) и Океанию, в том числе почти $30 млрд на Китай и $14,3 млрд на Японию. За ними идут США ($13,6 млрд) и Западная Европа ($10,1 млрд). На остальные регионы мира (Латинскую Америку, Канаду, Центральную и Восточную Европу, Ближний Восток и Африку) приходится $7,7 млрд.

При этом китайский рынок робототехники не только лидирует, но и растет опережающими темпами. В 2021 г. его объемы достигнут $74 млрд, что составит 32,1% глобального рынка.

Кто останется без работы

Когда речь заходит об опасностях, связанных с развитием робототехники, обычно прежде всего упоминается угроза массовой безработицы. В начале 2016 г. Всемирный экономический форум (ВЭФ) представил отчет, согласно которому в течение 2016–2020 гг. из-за автоматизации свыше 7,1 млн людей на планете потеряют свое текущее место работы. Впрочем, из них только 2,1 млн заняты в сферах производства и строительства, а остальные — это главным образом офисные и административные работники. С другой стороны, за то же время увеличится на 2 млн число предпринимателей, менеджеров, специалистов по компьютерам и математике, архитекторов и инженеров. В итоге общая потеря рабочих мест составит 5,1 млн за пять лет.

Вообще-то, эти цифры совсем не впечатляют. 5 млн — это всего лишь 0,1% взрослого населения Земли. И если они потеряют работу в течение пяти лет, то при тех же темпах за 50 лет глобальные потери составят только 1%. Понятно, что темпы могут ускориться, но все же можно ожидать и усиления факторов, стимулирующих появление новых рабочих мест. Об этом говорит стремительное развитие технологий, например, в таких сферах, как интернет вещей (IoT) и индустриальный интернет (IIoT), 3D-печать и молекулярные машины, ДНК-диагностика и редактирование геномов, квантовые вычисления и квантовая связь.

Страх потери рабочих мест из-за машин живет в человеческом обществе еще со времен английских луддитов, которые свыше 200 лет назад пытались воспрепятствовать промышленной революции, уничтожая шерстяные и хлопкообрабатывающие фабрики. Тем не менее именно благодаря машинам Англия в XIX в. стала самой богатой и передовой экономикой мира.

И в течение всех этих 200 лет каждая новая волна экспансии машин, заменявших собою людей, сразу же вызывала потребность в работниках новых, более интеллектуальных профессий, владеющих как раз теми умениями и навыками, которые автоматизации не поддаются. Можно не сомневаться, что так будет и сейчас: роботизация приведет не столько к сокращению рабочих мест, сколько к их перераспределению в пользу новых профессий. Как и всегда, предложение будет вынуждено учитывать потребности новых лидеров спроса и в конце концов подстроится под них.

"Оптовое" переобучение

А вот что будет протекать по-другому, не так, как всегда, так это эволюция системы образования. Раньше школы просто отставали от реальной жизни. Теперь их отставание становится заведомо, принципиально безнадежным.

В отчете ВЭФ отмечается, что во многих отраслях и странах те профессии и специальности, которые являются наиболее востребованными сейчас, вообще не существовали 10 или даже пять лет назад и темпы изменений ускоряются. По одной из популярных оценок, говорится в отчете, 65% детей, поступающих в начальную школу сегодня, в конечном итоге (по окончании средней и высшей школы) будут работать по специальностям, которые сегодня еще не существуют.

По мнению ВЭФ, правительствам и предприятиям придется глубоко изменить свой подход к образованию и профессиональным навыкам. Предприятия уже не могут быть пассивными потребителями готового человеческого капитала, а должны активно участвовать в его подготовке. В свою очередь правительствам следует понять, что реформирование существующих систем образования уже лишается смысла. Необходимо стимулировать непрерывное обучение, причем не только индивидуальное, "в розницу", а и массовое, "оптовое", переобучение существующих кадров на протяжении всего их жизненного цикла. У правительств и предприятий есть много возможностей для все более тесного сотрудничества, чтобы люди имели время, мотивацию и средства для переподготовки, подчеркивается в отчете ВЭФ.

Можно спрогнозировать, что и правительства, и компании в большинстве своем проигнорируют эти рекомендации. Правительства — из-за бюрократии, компании — потому что им еще не приспичило. Единственное исключение — IТ-компании, которым приспичило уже. Они создали по всему миру (включая, разумеется, Украину) сети курсов, открывающих дорогу к трудоустройству с высокой зарплатой людям вплоть до 55 лет и охватывающих через летние лагеря также и школьников, причем не только старшеклассников, но даже и 9–10-летних детей.

Фото: bacus.coop

Роботы задают темп

Стоит отметить еще одну принципиальную особенность нынешнего времени. Раньше темп изменений в жизни человечества определялся скоростью придумывания, разработки и внедрения новых технологий людьми. Теперь этот темп все в большей мере будет определяться скоростью обучения роботов.

Причем и в этом деле, то есть в обучении роботов, тоже людей могут потеснить роботы. Искусственный интеллект (ИИ) от Google уже превзошел человека в создании ИИ: проект AutoML (автоматизированное машинное обучение), запущенный в мае 2017 г., за пять месяцев научился разрабатывать программное обеспечение машинного обучения, более эффективное, чем созданное людьми.

Можно ожидать, что конкурентоспособность человека на рынке труда будет все более определяться его навыками общения с роботами, включая и общение через интернет. Причем это будет в равной мере касаться и технарей, и медиков, и гуманитариев, и финансистов. Подобно тому, как сейчас всем приходится пользоваться поисковиками, почтовыми программами, интернет-банкингом, а многим (например, бухгалтерам) и специальными программными пакетами, перейдет в разряд жизненной необходимости умение управлять роботами дома и на работе. Да и минимальные технические навыки, прежде всего обращение с данными и кодинг, станут такой же нормой, как сегодня умение заказать билет по интернету.

А поскольку темп перемен будет теперь задаваться не людьми, а роботами, то даже минимальный объем умений и навыков будет обновляться очень быстро. Нетрудно предугадать, что роботостроительные компании по мере роста продаж будут обзаводиться для помощи потребителям своей продукции все большим числом технических консультантов (в том числе и людей, и роботов), которые быстро превратятся в педагогов непрерывного обучения. Вполне возможно, что по велению рынка (точнее, по настоянию Internet of Things Consortium и Industrial Internet Consortium) все они объединятся в одну систему всеобщего обучения, которая станет человеческим дополнением к интернету вещей и индустриальному интернету. Роботостроительные компании легко смогут сделать из нее систему политического программирования глобального общества, абсолютно независимую от национальных правительств.

Конечно, образование будет интересовать роботостроителей не только как сфера, способная "выращивать" потребителей и пользователей робототехники, но и как отрасль, перспективная для применения роботов в технологическом процессе обучения. Тем более что системы тестовых заданий на выпускных экзаменах, широко внедренные по всему миру (с Украиной включительно), созданы словно специально — или и впрямь специально — для того, чтобы вскоре можно было заменить учителей роботами.

Кто в группе риска

Под контроль роботостроителей могут подпасть и многие другие отрасли как в сфере производства, так и в сфере торговли и услуг. В глобальном плане, подчеркнем еще раз, роботизация не должна вызвать большого роста безработицы: в одних отраслях работы для людей убудет, а в других прибудет. Однако между первыми и вторыми отраслями есть существенные географические различия.

Так, исследователи из Массачусетского технологического института пришли к выводу, что в более крупных городах влияние новых технологий на рабочие места в ближайшие годы будет намного меньше, чем в маленьких. В крупных городах значительно большая часть населения занята высококвалифицированным умственным трудом, в то время как в маленьких населенных пунктах среди занятых намного большая доля низкоквалифицированных работников, таких как продавцы, кассиры, грузчики, водители, сельхозрабочие. Именно эти профессии в первую очередь окажутся под угрозой по мере внедрения роботов, беспилотников и других автоматизированных технологий.

Эти прогнозы уже начинают сбываться. Например, в начале октября почтовая служба США выпустила презентацию, в которой рассказала о своих намерениях в 2019 г. начать внедрение беспилотных автомобилей для доставки почты. Поначалу их маршруты будут пролегать по сельской местности — такие эксперименты более безопасны, так как за городом намного меньше трафика и меньше пешеходов и велосипедистов. В случае успеха к 2025 г. планируется развернуть беспилотную систему в сельской местности в масштабах всей страны. В общей сложности, как рассчитывают в руководстве службы, через семь лет на дорогах США будут ездить 28 тыс. почтовых грузовиков с автономным управлением. Позже эта система будет распространена и на города.

Правда, почтовая служба говорит, что не планирует отказаться от услуг водителей. По-видимому, опасаясь, что ее планы заблокируют профсоюзы, она обещает, что в грузовике все время будет находиться сотрудник, готовый взять на себя управление в любой момент. Но в штатном режиме всю работу будет выполнять машина: она автоматически будет прокладывать маршрут, сортировать почту и бросать письма и посылки в почтовые ящики. В связи с этим сайт Wired отмечает, что, несмотря на успокаивающие заявления почтовой службы, рабочие места 310 тыс. почтовых перевозчиков страны окажутся под угрозой.

Наверное, в группе риска роста безработицы из-за роботов окажутся не только малые города и сельская местность, но и многие средние и даже крупные города, где рынок труда недостаточно эластичен. Все-таки не каждый американский мегаполис является таким высокотехнологическим центром, как Сан-Диего и Сан-Франциско, финансовым центром, как Нью-Йорк, и культурным центром, как Лос-Анджелес.

Азиатские реалии

Впрочем, наибольших географических различий следует ожидать не в масштабах одной страны (пусть и такой большой, как США), а в масштабах планеты. Как известно, за последние полвека многие американские и западноевропейские индустриальные компании перенесли свои производства в развивающиеся страны Азии, видя, что там рабочая сила в разы дешевле, а профсоюзы гораздо слабее. Поэтому сейчас наибольшие потери из-за прихода роботов грозят именно азиатскому рынку труда.

Показательным примером может служить компания Nike, которая одной из первых переносила свои производственные подразделения в Азию. Сейчас Nike является одним из крупнейших многонациональных работодателей. На нее работают свыше 1 млн рабочих в 42 странах, при этом 493 тыс. рабочих в 15 странах участвуют в производстве обуви Nike. Более 75% работников обувной промышленности Nike работают во Вьетнаме, Индонезии и Китае. Правозащитники многие годы обвиняли компанию в создании тяжелых условий труда и в использовании детского труда. А теперь Nike автоматизирует производство, оставляя тысячи людей без работы.

Как отмечает Financial Times, компания прибегла к автоматизации, чтобы ускорить производство кроссовок и снизить связанные с ним издержки. Технологический прорыв в изготовлении кроссовок Nike случился в 2012 г. Тогда в компании начали использовать новый материал — Flyknit. Он позволяет создавать бесшовный и мягкий верх для кроссовок, который сразу оценили марафонцы и другие профессиональные спортсмены.

Фото: milenio.com

С появлением этого материала стало ясно, что процесс производства изменится. В 2015 г. Nike начала сотрудничество с высокотехнологичной компанией Flex. В результате появилась фабрика Flex по производству обуви Nike в Мексике. Фабрику строили, ориентируясь уже не на дешевую человеческую рабочую силу, а на автоматизацию производства. Если раньше стандартный кроссовок Nike состоял из 200 кусков разных размеров, каждый из которых должен был быть отрезан и приклеен старательной азиатской рукой, то теперь резка производится лазерами, а склеивание осуществляют роботы.

Аналитики Citibank считают, что, используя производственный процесс Flex для изготовления обуви, Nike сможет снизить затраты на рабочую силу на 50%, а на материалы — на 20%. Понятно, что это произойдет не за один день, но примеру Nike наверняка последуют многие другие западные компании, имеющие заводы в развивающихся странах Азии. По оценкам Международной организации труда, свыше половины рабочих мест в Камбодже, Индонезии, на Филиппинах, в Таиланде и Вьетнаме подвержены высокому риску сокращения из-за автоматизации и других технологических перемен в течение ближайших 20 лет.

Онлайн-торговля без людей

В густонаселенных странах Азии рабочие места роботизируются не только на производстве, но и в сфере торговли, несмотря на избыток и дешевизну рабочей силы. Стимулом тут служит необходимость справляться с возрастающими потоками товаров.

Роботы уже вытесняют рабочих на торговых складах. Как рассказывает Bloomberg Quint, машины, созданные индийской компанией GreyOrange, помогают интернет-магазинам и логистическим компаниям сократить время доставки и ее стоимость. Это крайне важно для борьбы за превосходство на индийском рынке электронной коммерции, переживающей настоящий бум.

Приземистый оранжевый робот Butler везет на себе целый стенд со взятыми на складе товарами — от смартфонов до шампуней. У него уходит один час на то, что средний работник выполняет за пять часов. Его "родственник" Sorter — «умный» конвейер — распределяет посылки по весу, размеру и месту доставки по меньшей мере в четыре раза быстрее человека.

С помощью роботов за 20 минут можно забрать со склада заказ и отправить его покупателю, утверждает один из основателей и технический директор GreyOrange Акаш Гупта. По его словам, роботы уже сортируют около 12 млн посылок в месяц. Butler и Sorter способны заменить 60–80% работников склада.

Фото: marketwatch.com

Среди клиентов GreyOrange — крупнейший ⁠индийский интернет-магазин Flipkart, портал по ⁠продаже мебели Pepperfry и поставщики курьерских услуг ⁠DTDC Express и Delhivery. Компания отправляет своих роботов по всему ⁠миру — от ⁠Чили и Бразилии до Сингапура и Гонконга. Получив финансирование в размере $35 млн от Tiger Global Management и Blume Ventures, фирма управляет восемью офисами в шести странах (Сингапур, Китай, Индия, Германия, Япония, ОАЭ), ее штат составляет более 650 человек, а свои доходы она предпочитает не раскрывать.

Курьерская служба DTDC Express, обслуживающая более 11 тыс. адресов, использует Sorter уже более трех лет. Раньше на то, чтобы выдать посылку курьеру, уходило шесть-семь часов. После «приема на работу» Sorter этот срок сократился до 90 минут. «Введение роботов сократило число точек соприкосновения с людьми в ходе движения посылки. Скорость выросла, а ошибок стало меньше», — говорит руководитель DTDC Express Абхишек Чакраборти.

Плацдармы для экспансии

Все эти примеры показывают, что роботы могут исподволь проникать в нашу жизнь самыми разными путями, вовсе не обязательно начиная с крупнейших американских и европейских мегаполисов. Можно было бы понадеяться, что темпы этого процесса будут иметь естественное ограничение в виде скорости, с которой человеческие индивидуумы, семьи, территориальные общины способны привыкать к роботам и интегрировать их в свою жизнь.

Но у роботостроительных компаний есть жгучая потребность обойти это ограничение, которое вынуждает подлаживать роботов под людей. Роботостроителям было бы гораздо проще и дешевле, если бы, наоборот, люди подлаживались под роботов, подстраивали под них свои привычки и образ жизни.

Конечно, этого трудно добиться сразу в масштабах целой страны или региона. Но можно облегчить экспансию роботов, создав на человеческой территории плацдармы. И они уже создаются — ими должны стать так называемые «умные» города, которые изначально строятся для удобства роботов.

Например, холдинг Alphabet, чьей дочерней компанией является Google, объявил в октябре о создании «района будущего» в Торонто — крупнейшем городе Канады. Как пишет Financial Times, район будет приспособлен для движения беспилотного транспорта и грузовых роботов.

Иллюстрация: dezeen.com

Под проект выделили почти 5 га земли на берегу озера Онтарио с перспективой увеличить площадь до 323 га. Непосредственно проектом займется Sidewalk Labs — дочерняя структура Alphabet. «Это не случайная деятельность нашей компании. Это кульминация 10 лет размышлений о том, как технологии могут улучшить жизни людей», — заявил глава совета директоров Alphabet Эрик Шмидт.

Однако улучшение это будет своеобразным. Согласно заявке на проект жители района должны будут отказаться от личного автотранспорта и пользоваться беспилотными такси. Или же пересесть на велосипеды — компания обещает, что зимой дорожки для велосипедистов будут подогреваться. Маршруты для грузовых роботов планируется проложить под землей. На разработку и тестирование нововведений Sidewalk Labs планирует потратить $50 млн.

Как людей будут пересаживать на беспилотники

«Район будущего» в Торонто заслуживает пристального внимания, поскольку является частью стратегии Alphabet по обеспечению себя заказами на беспилотники. К тому же именно беспилотный автотранспорт способен сильнее, чем что-либо еще, повлиять на отношения между роботостроителями и остальными людьми. Конечно, на первый взгляд кажется, что беспилотники — это всего лишь еще один вид роботов. Но на самом деле это первый вид роботов, чьи права могут быть поставлены выше прав человека.

До сих пор, когда какая-либо компания внедряла у себя роботов, это как-либо задевало (ущемляло или, наоборот, глубже удовлетворяло) интересы только ее владельцев, работников и клиентов, но не касалось всех остальных. Однако с беспилотниками на дорогах придется считаться всем, кто случайно окажется рядом: водителям и пассажирам других авто, велосипедистам, пешеходам и т. д.

Подготовительный этап к внедрению беспилотного таксосервиса уже завершается. У Google он занял восемь лет — столько времени потребовалось компании на создание полностью автономного такси. За это время роботизированные автомобили под наблюдением водителей проехали более 5 млн км, в тестировании приняли участие более двадцати городов США. В 2013 г. Google построила на месте бывшей базы ВВС США в калифорнийском городке Атуотере полигон под названием Castle для испытаний беспилотных автомобилей. В декабре 2016 г. подразделение Google, занимающееся этим проектом, было преобразовано в отдельную компанию Waymo, входящую, как и Google, в холдинг Alphabet. А 30 октября 2017 г. Waymo представила на полигоне Castle работающий прототип и даже разрешила прокатиться на его заднем сиденье журналисту The Verge. Он рассказал о своих впечатлениях: «Это была мягкая, совершенно незапоминающаяся поездка. Только за рулем никого не было. И на пассажирском сиденье спереди тоже».

Фото: Waymo

7 ноября Waymo объявила о том, что ее полностью автономное такси наконец готово и уже начинает работать в Финиксе и близлежащих городах штата Аризона. Рекламный ролик наглядно демонстрирует, что беспилотный автомобиль вполне уверенно чувствует себя на дороге, самостоятельно регулируя скорость и выбирая маршрут движения.

Понятно, что на первом этапе внедрения беспилотного таксосервиса перед Waymo стоит задача доказать, что роботизированные авто по сравнению с обычными гораздо реже попадают в ДТП. А после этого можно будет пролоббировать второй этап — запрет вождения для людей, на том основании, что они справляются с этой функцией хуже, чем роботы. Конечно, на этой задаче вместе с Waymo сконцентрируются и другие компании, разрабатывающие беспилотный автотранспорт, среди которых есть весьма влиятельные — например, Apple, Ford, GM, Tesla в США, Audi, BMW, Daimler в Германии, Volvo в Швеции и т. д.

Пусть на это уйдет не одно десятилетие, но игра стоит свеч. Компания Intel недавно спрогнозировала, что к 2050 г. «пассажирская экономика», основанная на беспилотном транспорте, разрастется до $7 трлн в год. Однако доходы производителей беспилотных авто будут еще выше, ведь многие не согласятся пересесть на роботакси и захотят обзавестись собственным робомобилем.

Ради этих доходов и строит Alphabet «район будущего» в Торонто. Если там, в условиях «чистого эксперимента», то есть без обычных авто на дорогах, робомобили покажут очень низкий уровень аварийности, это будет весомым аргументом в пользу запрета вождения для людей. По-видимому, решения будут приниматься на уровне местных властей, и каждый «завоеванный» штат или город будет означать для роботостроителей новые грандиозные заказы.

О чем предостерегает китайский опыт

Идея «умного» города уже частично (то есть пока без робомобилей) реализована в Китае. Там программа «умных» городов действует на государственном уровне, ее включают в пятилетние планы и поддерживают миллиардными инвестициями. К концу 2017 г., по прогнозам, она затронет более 500 городов.

Один из примеров — Иньчуань, административный центр Нинся-Хуэйского автономного района. Посетителей мэрии там встречают голограммы. В автобусах используется технология распознавания лиц. Урны снабжены солнечными батареями и могут подавать сигналы службам по уборке мусора.

Другой пример — Ханчжоу, центр провинции Чжэцзян. В городе, население которого ⁠превышает 9 млн человек, работает система контроля трафика транспорта, основанная ⁠на искусственном ⁠интеллекте и алгоритмах обработки больших объемов данных. Именно в Ханчжоу расположена штаб-квартира ⁠одного из мировых лидеров ⁠онлайн-торговли — компании Alibaba. Создание «умного» города — ее ⁠совместный проект с властями.

Фото: hightech.fm

Вообще, китайские «умные» города — это совместный продукт бизнеса и государства. Для IТ-компаний государственный сектор — перспективный рынок и возможность обойти конкурентов (в этой сфере соперничают, в частности, Alibaba и Tencent). Со своей стороны, государство видит в технологиях, используемых в «умных» городах, потенциальное средство для тотального контроля над людьми.

Почти все магазины Ханчжоу принимают оплату через приложение Alipay — наиболее популярный мобильный платежный сервис в Китае, один из продуктов Alibaba. В ближайшее время мобильные терминалы, разработанные Alipay, появятся во всех городских автобусах. Недавно в одном из городских кафе ввели оплату Alipay по системе распознавания лиц. Alibaba также открыла в Ханчжоу магазин без продавцов, где процесс покупок автоматизирован с помощью камер и сенсоров.

Власти Китая не скрывают интереса к таким системам. Как отмечает The Wall Street Journal, еще в 2015 г. министерство общественной безопасности КНР заявило, что в стране должна действовать «тотальная, полностью контролируемая» сеть видеонаблюдения с применением технологии распознавания лиц. По оценке IHS Markit, сейчас в Китае 176 млн государственных и частных камер наблюдения (тогда как в США — 50 млн), а к 2020 г. их число может вырасти до 450 млн.

Этот интерес властей стимулирует широкое распространение в Китае концепции «умных» городов. Благодаря этому китайские IТ-компании, в том числе роботостроительные, получили конкурентное преимущество над западными. Кстати, над робомобилями тоже работает целый ряд китайских компаний, и им внедрять свои изобретения будет гораздо легче и проще.

Заказы для «умных» городов позволят китайским роботостроителям ускоренно наращивать производство и одновременно совершенствовать технологию. А затем, имея за плечами крепкий тыл в виде китайского рынка, они смогут вести экспансию в мировых масштабах.

1 ноября в Центре новой американской безопасности прошел саммит, посвященный искусственному интеллекту и вопросам глобальной безопасности. Там выступил и глава совета директоров Alphabet Эрик Шмидт, который, между прочим, возглавляет консультативный совет Пентагона по инновациям. «Поверьте мне, китайцы очень хороши в ИИ. Они будут использовать эту технологию как для коммерческих, так и для военных целей со всеми возможными последствиями, — заявил Шмидт. — Все очень просто. К 2020 году они нас догонят, к 2025-му будут лучше нас, а к 2030-му будут доминировать в индустриях, связанных с искусственным интеллектом».

Это предостережение, конечно, вполне справедливо, но в нем слышался и легкий шантаж. Мол, «Большой брат» все равно будет, вопрос только в том, кто им станет: ИИ от Alphabet (то есть от Google) или ИИ из Китая. Возможно, человечество действительно когда-нибудь окажется перед таким выбором.

Самоподдерживающийся дефицит

Даже в тех странах, которые считаются технологическими лидерами, развитие робототехники и других отраслей IТ-индустрии сдерживается нехваткой высококлассных специалистов. Свежий отчет Robert Half's 2018 Salary Guide о ситуации в США утверждает, что это не временное неудобство. Дефицит кадров превращается в долгосрочную проблему. И даже если компания находит настоящий талант, зачастую она не может себе его позволить. 44% опрошенных IТ-директоров заявили, что находили подходящих специалистов, но не смогли удовлетворить высоких зарплатных ожиданий кандидатов.

Представители сайта вакансий Glassdoor отмечают большой разрыв по зарплатам между IТ-специалистами и представителями естественных наук. Например, средняя годовая зарплата в первые пять лет для выпускника по профилю -«компьютерная наука» составляет $70 тыс., а по профилю «биохимия» - $46 тыс., «биотехнология» - $48 тыс., хотя это тоже весьма высокотехнологичные специальности.

Ну а специалистам в сфере искусственного интеллекта американские компании платят вообще невероятно высокие зарплаты. Как пишет The New York Times, выпускник вуза или даже человек с меньшим образованием, но имеющий несколько лет опыта работы в сфере ИИ, может рассчитывать на $300-500 тыс. в год. Причем гиганты ИИ-индустрии сами провоцируют кадровый дефицит. Дело в том, поясняет газета, что они охотно переманивают лучших представителей академических кругов, и в результате число профессоров, которые могут преподавать ИИ-технологию студентам, уменьшается.

Эта проблема свидетельствует также и о том, что IТ-индустрия еще достаточно молода, чтобы и дальше расти взрывными темпами. Ведь у солидных отраслей, чья молодость давно миновала и которые сейчас довольствуются умеренным ростом, дефицита кадров обычно не наблюдается.

Больше новостей о технологиях и научных разработках читайте в рубрике Техно