Техно

Почему не стоит бояться ядерных угроз России

Стратегический потенциал России гораздо скромнее, чем у Пентагона, и нарастить его вряд ли удастся

В последнее время Россия все чаще стала угрожать миру ядерным оружием. В частности, недавно Путин снова недвусмысленно намекнул Вашингтону, что может случиться,  если Украина получит американское оружие. Причем угрозы все чаще звучат не только в адрес США, но и европейских стран, которые намереваются предпринять невыгодные для России шаги. Сначала это были Финляндия и Швеция, желающие войти в НАТО, теперь к ним добавилась Дания, которая намеревается присоединится к системе противоракетной обороны НАТО. Россия заявила, что как только Дания это сделает, то она тут же направит на военные корабли страны свои ядерные ракеты.

Российский посол в Дании Михаил Ванин официально заявил, что шаги по направлению к дальнейшей интеграции с западным военным альянсом представляют для России серьезную угрозу, и Дании придется столкнуться при вступлении в систему противоракетной обороны "с определенными последствиями".

По словам Ванина, правительство скандинавской страны явно не понимает, на что идет, присоединяясь к возглавляемой США системе противоракетной обороны. "Если это случится, датские военные корабли станут мишенями для российских ядерных ракет, отношения между странами ухудшатся, и Дания потеряет деньги и безопасность", - "дипломатично" предупредил российский посол.

Столь политически некорректное поведение представителя России за рубежом особого удивления не вызывает, ведь Путин то и дело во всеуслышание заявляет, что вмешиваться в дела России себе дороже: дескать, это крупная ядерная страна, неуклонно наращивающая свой ядерный потенциал. По мнению экспертов, такое заявление можно расценивать как прямую угрозу.

Но действительно ли российский ядерный арсенал настолько мощный и представляет для мира реальную опасность?  По словам бывшего помощника заместителя госсекретаря США, экс-посла США в Украине,  а ныне главы Проекта Института Брукингса по контролю над вооружениями и нераспространению ядерного оружия Стивена Пайфера, оценивая российские стратегические силы, необходимо их соотносить с ядерным балансом России и США. Ведь на сегодня это две страны мира, обладающие ядерным оружием и именно Пентагон является для России основным "сдерживающим ядерную агрессию" фактором.

В соответствии с договором о стратегических наступательных вооружениях, заключенным в 2010 году, к февралю 2018-го Америка и Россия должны сократить свои стратегические арсеналы. У каждой из стран должно остаться не более 700 развернутых межконтинентальных баллистических ракет (МБР), баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ) и стратегических бомбардировщиков и не более 1550 развернутых стратегических боеголовок.

По официальным данным (стороны по условиям договора о Стратегических наступательных вооружениях Россия и США обязаны обмениваться информацией о своем ядерном арсенале), на 1 октября 2014 года в арсенале США было 1642 развернутые стратегические боеголовки, а у России - 1643. Соответственно, по боеголовкам между двумя странами существует баланс, чего не скажешь по поводу ракет. Так, развернутых межконтинентальных баллистических ракет, баллистических ракет подводных лодок и стратегических бомбардировщиков у США 794, в то время как у России всего 528. Так что по количеству средств доставки Америка обладает серьезным преимуществом, которое сохранится еще много лет.

Как отмечает Стивен Пайфер, есть у Пентагона преимущество не только по количеству, но и "по качеству": США "разгрузили" все свои МБР и большую часть БРПЛ, в результате эти ракеты несут меньше боеголовок, чем способны. Например, баллистические ракеты подводных лодок Trident D-5 могут нести по восемь боеголовок, но в соответствии с новым договором о СНВ 2010 года, они несут всего четыре-пять. Большая часть МБР Minuteman-III способна нести три боеголовки, однако несет пока одну. Кроме того, у американцев имеется огромный резервный арсенал боеголовок (более тысячи), которые США смогут в любой момент ввести в строй, присоединив к своим стратегическим силам. Это может, в частности, произойти, если  договор о Стратегических наступательных вооружениях будет разорван. У России же такого ценного запаса нет.

Сейчас Россия, после 10-15 лет простоя, пытается судорожно модернизировать свои стратегические силы, однако при столь нищенском положении российской экономики и нестабильной политике, вряд ли удастся быстро наверстать упущенное. После распада Советского Союза, оборонные расходы России резко уменьшились: новые стратегические вооружения практически не закупались, а многие ракеты, включая Р-36М и УР-100Н, которые до сих пор несут примерно половину развернутых российских стратегических боеголовок, либо приближаются к предельному сроку службы, либо уже его достигли.

В результате, по состоянию на 2010 год, российские стратегические силы существенно сократились. По числу боеголовок и средств доставки Россия опустилась ниже лимита, установленного первым договором о СНВ, действовавшим до конца 2009 года. Цены на нефть 2000-х годов повысили доходы России, позволив инвестировать в оборонную промышленность. Именно на эти деньги сейчас строятся новые российские ракеты и подлодки.

Немаловажно, что у США и России разные циклы модернизации стратегических сил. В конце 70-х и начале 80-х годов Советский Союз принял на вооружение основные стратегические системы, включая межконтинентальные ракеты Р-36М и УР-100Н, бомбардировщики Ту-160, подводные лодки "Акула", вооруженные БРПЛ Р-39. Модернизация стратегических сил в США достигла пика в середине 80-х, а до 90-х годах на вооружение были приняты новые подводные лодки типа Ohio, БРПЛ Trident D-5, межконтинентальные баллистические ракеты MX и бомбардировщики B-1 и B-2.

И хотя сейчас Россия проводит модернизацию, вряд ли экономическая ситуация позволит стране реализовать запланированные программы. А если даже это и произойдет, Пентагон к середине 2020-х будет располагать новыми атомными подлодками, которые заменят Ohio, новыми дальними бомбардировщиками и, возможно, новыми крылатыми ракетами с ядерными боеголовками. Кроме того, будут созданы новые МБР или модернизированы Minuteman-III. Соответственно, у США в области стратегической модернизации будет безусловное превосходство. В конце прошлого года министр обороны Чак Хейгел заявил, что будет увеличено финансирование ядерных проектов Пентагона на 10% в год в течение следующих пяти лет, что составит в сумме $10 млрд.

По мнению Стивена Пайфера, пока у Вашингтона имеется явный перевес ядерного арсенала, мир может спать спокойно, серьезных причин беспокоиться из-за российских ядерных программ нет, по крайней мере, пока Москва продолжает соблюдать ограничения нового договора о СНВ.