Техно

Силиконовая долина оставит китайцев без работы

Аргумент о дешевой рабочей силе перестанет играть определяющую роль при формировании новых индустриальных кластеров. Главные производства будут размещаться ближе к «мозговым центрам» — в Штатах и Германии

Фото: Sam Tsang

Сегодня самой динамично развивающейся индустриальной державой мира является Китай. В 2014 г. по объему добавленной стоимости в промышленности и строительстве он показал рекордные $4,44 трлн и обогнал Евросоюз ($4,38 трлн, а его доля в мировом объеме достигла 20%. Согласно статистике Всемирного банка в пятерку стран-лидеров вошли также США (16,1%), Япония (5,4%), Германия (5,3%) и Россия (3%).

Еще больше впечатляют успехи Поднебесной, если посмотреть на данные по машиностроению, которые приводит ассоциация немецких производителей машин и оборудования VDMA. В мировом объеме продаж машиностроительной продукции в прошлом году доля Китая достигла 35,5% (826 млн евро), тогда как доля ЕС сократилась до 27,1%. США отстают от КНР более чем в 2,5 раза (13,9%). Также в пятерку стран-лидеров вошли Германия (10,7%), Япония (9,5%) и Италия (4,7%).
И все же предрекать доминирование Китая не стоит: уже появились новые тенденции, говорящие о возможном переломе. Прежде всего США после нескольких лет спада и стагнации показали в 2014 г. рост продаж своей машиностроительной продукции на 8% - такой же, как у КНР. У Японии прирост составил 6%, у Германии - 3%. Как подчеркивает исполнительный директор VDMA Тило Бродт­ман, Германия - единственная из крупных европейских стран, превзошедшая докризисные показатели и заметно увеличившая продажи по сравнению с 2008 г.

Но решающая схватка еще впереди. При всех успехах Китая в копировании техники, изобретенной в США, Японии и Германии, он пока только надеется покорять мир собственными разработками. Появление "Индустрии 4.0" снова отбрасывает его в положение ученика-подмастерья или в лучшем случае младшего партнера.
Насколько сильно изменится глобальное разделение труда, будет зависеть от всех участников этого процесса. Наверняка можно сказать лишь то, что в наибольшем проигрыше окажутся страны, которые отведут себе роль пассивного наблюдателя.

Эра новых монополий

Статьи в западной прессе, популяризующие "Индустрию 4.0", обычно рассказывают о новых товарах, которые могут появиться на рынке. Но главным стимулом четвертой промышленной революции являются не столько выгоды потребителей, сколько выгоды компаний, которые первыми воспользуются ее плодами. Рабочая группа, подготовившая немецкую стратегию внедрения "Индустрии 4.0", в своем докладе отмечает, что от активности немецких компаний в этом направлении может зависеть само существование производства в Германии. "Если немецкая промышленность хочет выжить и процветать, ей придется играть активную роль в формировании четвертой промышленной революции", - делают вывод авторы доклада. В то же время они выражают уверенность, что если немецкий бизнес будет достаточно расторопным, то Германия станет лидером в реструктуризации промышленности.
Но и в странах, занимающих передовые позиции, выгоды будут распределены неравномерно. Следуя примеру Google, горстка влиятельных компаний может завладеть монопольным преимуществом. "Крупные данные, необходимые "Индустрии 4.0", собираются не национальными компаниями, а четырьмя фирмами из Силиконовой долины, - заявил в прошлом году Зигмар Габриэль, занимающий в правительстве ФРГ пост вице-канцлера и министра экономики и энергетики. - В этом наши опасения".

Производство возвращается в Европу и США

Развитие "Индустрии 4.0" способно существенно повлиять на соотношение конкурентных преимуществ экономически развитых и развивающихся стран. До сих пор долгосрочным трендом было бегство рабочих мест из развитых стран туда, где ниже цена рабочей силы. Эмигрировали как целые производства, так и отдельные функции, передававшиеся на аутсорсинг, в том числе ведение бизнес-процессов и поддержка информационных систем.

Наибольшие потери рискует понести Россия, которая в силу западных санкций фактически отстранена от международного сотрудничества в деле внедрения индустриального интернета. Чем дольше продлится эта изоляция, тем больше будет российское отставание

Кстати, в последние годы по тем же причинам рабочие места начали уходить из Поднебесной. По мере увеличения благополучия китайские рабочие хотят все большую плату и меньше рабочих часов, точно так же, как до них этого хотели тайваньские, японские и южнокорейские рабочие. Стоимость трудозатрат в Китае растет при­бли­зительно на 20% в год. Инвесторы начали перемещать трудоемкие производства из прибрежных зон во внутренние регионы КНР, где затраты ниже, хотя инфраструктура может и не соответствовать должному уровню. Ряд компаний, особенно тех, которые изготавливают одежду и обувь, переехали в Бангладеш, Камбоджу, Индонезию и Вьетнам. Nike, например, долгое время производила большую часть своих кроссовок в Китае, но многие из ее крупных поставщиков сменили свое местоположение, и с 2010 г. самой большой производственной базой этой компании является Вьетнам. Многие фирмы перенимают стратегию "Китай плюс один", обычно помещая дополнительную производственную базу в азиатской стране с более дешевым трудом.

Четвертая промышленная революция может обратить ситуацию с распределением рабочей силы, выдернув коврик из-под развивающихся стран, которые в большей степени полагаются на традиционное производство. По мере того, как число людей, занятых непосредственно в производственных процессах, идет на убыль, доля стоимости труда этих работников в общей цене продукции также будет уменьшаться. Это побудит западные компании возвращать производство в развитые страны.
Дополнительным стимулом будет служить то, что новые технологии дадут возможность быстрее и дешевле реагировать на изменение местных вкусов. Это преимущество теряет силу, если производство расположено за тридевять земель. В качестве типичного примера можно привести компанию Peerless AV, изготавливающую оборудование для монтажа телесистем, которая перенесла производство из КНР в США. "Общая стоимость производства в Китае не так уж и мала, как может показаться", - рассказал журналу The Economist президент фирмы Майк Кампанья. Транспортные расходы растут, контейнеры недешевы, и нужно содержать штат в обеих странах, чтобы управлять работами. Также трудно быстро реагировать на изменения конъюнктуры. Обычно требуется как минимум 30 дней для обновления на каждом звене цепочки поставок, поэтому смена дизайна занимала до шести месяцев. Теперь же компания может доставить прототип к клиенту за несколько недель.

Притягательность кластеров

Немаловажным, а нередко и решающим фактором является внешнее окружение, в котором пребывает компания. Чем современнее используемые ею технологии, тем неуютнее она себя чувствует в бедной стране среди фирм, стоящих на уровне прошлого или даже позапрошлого века. Наиболее комфортно высокотехнологичным фирмам среди себе подобных. Потому они и любят группироваться в производственные кластеры, как в Силиконовой долине. Для успеха кластера необходимы наличие квалифицированных кадров, доступность услуг специалистов и приток венчурного капитала от инвесторов с хорошим пониманием своего рынка. Обычно неподалеку расположены университеты и исследовательские центры, так что процессы рождения новых идей и превращения их в продукты сильно связаны.

Такие кластеры в США и других экономически развитых странах будут наиболее подходящей средой для выращивания "Индустрии 4.0". И маловероятно, чтобы у возникших там компаний появилась потребность куда-нибудь перекочевать. От такого шага, даже если он будет сулить определенную выгоду, их будет удерживать нежелание потерять связь с учеными, разрабатывающими новые технологии. Чаще всего апробация и внедрение инноваций требуют, чтобы производственные мощности находились поблизости.

Но свои кластеры есть и в Китае. Примером может служить город Шэньчжэнь, граничащий с Гонконгом. До 1979 г. это был небольшой рыбацкий городок, но затем Дэн Сяопин избрал его в качестве месторасположения одной из особых экономических зон в рамках нового курса рыночных реформ. Население Шэньчжэня сейчас составляет 15 млн чел., из которых около половины - приезжие рабочие. Они живут в общежитиях рядом с заводами, которые помогли сделать этот город одним из богатейших в Китае.
Один из этих заводов принадлежит тайванской компании Foxconn. Он является одним из крупнейших производственных комплексов в Китае, обеспечивая работой 230 тыс. чел., которые заняты, в частности, сборкой смартфонов iPhone и планшетов iPad для американской корпорации Apple. Доля труда китайских рабочих в общей стоимости этих устройств невелика, однако низкие зарплаты не являются для Apple единственным аргументом. Главное, чем привлекает Шэньчжэнь, - это более 30 лет опыта в производстве электроники. В городе имеется сеть фирм с развитыми цепочками поставок, ассортиментом инженерных и конструкторских навыков, глубоким знанием технологических процессов и готовностью увеличить масштаб производства, как только появится необходимость. Пока такие кластеры, как Шэньчжэнь, сохраняют свои преимущества, имеющиеся там рабочие места не вернутся назад в Америку или в Европу.

Китайские амбиции

Конечно, есть большая разница между кластерами типа Шэньчжэня, где собираются смартфоны и планшеты, и кластерами в Силиконовой долине, где Apple и другие IT-компании придумывают такие устройства и создают для них программное обеспечение. Но Китай рассчитывает преодолеть этот разрыв. 12-й пятилетний план (2011-2015 гг.) поставил целью снижение зависимости от иностранных технологий и обретение глобального технологического лидерства в семи "стратегических отраслях". В частности, в станкостроении приоритетами признаны развитие "умного технологического оборудования", "интеллектуальных систем управления" и "высококлассных машин с цифровым управлением", а приоритеты в области информационных технологий включают интернет вещей и его приложения, в том числе "промышленный контроль и автоматизацию".

Появление "Индустрии 4.0" снова отбрасывает Китай в положение ученика-подмастерья или в лучшем случае младшего партнера

В Даляньском технологическом университете еще в 2009 г. основана исследовательская группа, работающая над применением киберфизических систем для автоматизации производств. С 2010 г. в Китае ежегодно проводятся конференции, посвященные интернету вещей, в городе Уси в провинции Цзянсу создана "инновационная зона интернета вещей", а в столице провинции Сычуань городе Чэнду организован технологический институт интернета вещей. На этой базе разворачиваются исследования и в сфере индустриального интернета, нацеленные прежде всего на сокращение выбросов и энергосбережение.

Ряд китайских компаний и научных центров вошли в состав Industrial Internet Consortium (IIC), в т. ч. China Telecom, Huawei Technologies, Китайская академия информации и коммуникационных технологий, Китайский институт стандартизации электроники, Шэньянский институт автоматики. Потенциал КНР привлекает западные компании. В частности, американская General Electric - одна из пяти соучредителей IIC - провела 7 июля 2015 г. в Пекине форум "Умы и машины", где объявила о своем партнерстве с China Telecom для продвижения индустриального интернета. В рамках этого партнерства американская компания пообещала передать China Telecom свою программную платформу Predix, которая позволит китайскому оператору связать единой сетью различные отрасли, такие как авиация, нефтегазодобыча, обрабатывающая промышленность, здравоохранение. На реализацию этой программы China Telecom планирует ежегодно инвестировать 80 млрд юаней ($12,9 млрд).

Уроки для отстающих

Наибольшие потери рискует понести Россия, которая в силу западных санкций фактически отстранена от международного сотрудничества в деле внедрения индустриального интернета. Чем дольше продлится эта изоляция, тем больше будет российское отставание.

Для Украины можно сделать несколько рекомендаций. Прежде всего, для привлечения западных инвесторов, желающих реализовывать проекты в сфере "Индустрии 4.0", малопригодны традиционные аргументы типа дешевизны украинской рабочей силы. Целесообразно делать акцент на наличии высококвалифицированных айтишников, инженерно-технических работников, научных сотрудников и на перспективах роста украинского рынка. Также необходимо способствовать формированию высокотехнологичных производственных кластеров. Но главным стимулом должны быть не столько налоговые льготы, сколько легкость ведения бизнеса, наличие необходимой инфраструктуры, близость университетов и научных центров.
В свою очередь, украинские IT-компании, особенно те, что занимаются аутсорсингом, могут рассчитывать на расширение клиентуры в западных странах по мере развития там индустриального интернета. Однако внедрение "Индустрии 4.0", вполне возможно, приведет к снижению популярности IT-аутсорсинга, поскольку информационные системы будут глубже интегрированы в производственный процесс, а привлечение сторонних компаний к их обслуживанию станет недопустимым из соображений безопасности. Поэтому дальновидным шагом для айтишников было бы уже сейчас настойчиво предлагать отечественным промышленникам свою помощь в освоении новых технологий.

$1,8 млрд венчурных инвестиций привлек в 2014 году Бостонский кластер биотехнологий

Фото: kursru.com

Самым известным американским инкубатором для новых фирм (да и целых производственных кластеров) является Силиконовая долина в Калифорнии. Но в США есть и другие успешные примеры, один из них - Бостонский кластер биотехнологий. Он состоит из более чем полутысячи компаний, больших и маленьких, привлекаемых зачастую исследованиями, которые проводятся в местных больницах и университетах. Там расположены такие знаменитые центры науки и образования, как Гарвард, Массачусетский и Бостонский университеты, Массачусетский технологический институт (MIT). Кластер использует свыше 74 тыс. специалистов в науках о жизни и может похвастаться пятью из шести лучших американских больниц, получивших в 2014 г. наибольшее финансирование от Национального института здоровья (NIH). Компании, входящие в кластер, привлекли в 2014 г. рекордную сумму венчурных инвестиций - $1,8 млрд. Дистанции между наукой и бизнесом там вообще нет, что может засвидетельствовать нобелевский лауреат 1993 г. Филлип Шарп - руководитель лаборатории в MIT и соучредитель знаменитой биотехнологической компании Biogen. В этой компании работают свыше 7,5 тыс. сотрудников, а ее чистая прибыль в 2014 г. достигла $3 млрд.

Новой мишенью кибератак станут "умные" заводы

Спешка с внедрением "Индустрии 4.0" чревата для компаний серьезными проблемами в сфере безопасности. Создание надежно защищенных сетей - трудная задача, поэтому интеграция киберфизических систем с интернетом делает их уязвимее к кибератакам. Взломав сеть и манипулируя протоколом производства, кибер­террористы смогут нарушить или вообще парализовать производственные процессы. Понятно, что со временем степень защищенности сетей будет повышаться, но первые "умные" заводы, подключенные к индустриальному интернету, как раз и окажутся в роли испытательных полигонов, на которых будут выявляться слабые места защитных систем. Этот аргумент скептиков принимают во внимание даже те компании, которые восприняли идею четвертой промышленной революции с энтузиазмом.

Опубликовано в ежемесячнике "Власть денег" за сентябрь 2015 г. (№9/434)