Мир

День Настоящей Независимости

24 августа не станет днем победы, но будет пер­вым Днем независимости, который будет украинцами действительно праздноваться, а не просто отмечаться

О смысле слов

Раньше такие названия, как День независимости, площадь Независимости, подразумевали некую абстрактную независимость - "независимость вообще". В 1991 г. Украина не отделилась от СССР, а вместе с другими союзными республиками развалила его и начала жить самостоятельно. Но по-настоящему независимой она тогда еще не стала.
Сегодня независимость по­нимается конкретно: во-пер­вых, это независимость от России - во внутренней и внешней политике, экономике, оборонной сфере, во-вторых, от советского менталитета - в общественном сознании. За эту независимость Кремль заставил нас заплатить тысячами жизней - что ж, теперь мы ценим ее неизмеримо дороже.
Сказанное не означает, что 24 августа Украина уже будет полностью независимой. Конечно, хотелось бы, чтобы к этому дню мы победили, а наши враги сгинули, как роса на солнце. Но даже освобождение всей территории Донетчины и Луганщины еще не позволит говорить об окончательном разгроме путинских террористов - по крайней мере, до тех пор, пока оккупанты будут хозяйничать в Крыму. Нам предстоит долгая и весьма затратная работа ради укрепления своей независимости.
Это не только выявление террористического подполья и ликвидация диверсантов, обустройство границы с Россией мощной защитной полосой и постепенный отказ от российского газа. Ук­репление независимости - это еще и демонтаж памятников советским вож­дям, переименование городов, поселков и сел, улиц и площадей, названных в честь большевиков, октябрьского переворота или союза с Россией. Наверное, это можно сделать быстро, однако даже в Киеве одна из важных транспортных магистралей до сих пор носит название проспекта Воссоединения (а мемориальная табличка напоминает, что имеется в виду именно "воссоединение Украины с Россией"). Наконец, проблемой национальной безопасности стала деятельность в Украине Московского патриархата.
Но осознание всего этого уже есть - и у общества, которое резко повзрослело за время войны, и у власти (пусть даже только у лучшей ее части). Поэтому, хотя 24 августа не станет днем победы, но уже будет днем настоящей независимости. Пер­вым Днем независимости, который будет украинцами действительно праздноваться, а не просто отмечаться.

Революция учится давать сдачи

В новом украинском парламенте фракции будут конкурировать своими рецептами: "Как нам наказать Россию?"

Петр Порошенко на День независимости получит подарок: как раз 24 августа он сможет объявить досрочные выборы парламента. Поводом для этого станет отсутствие в течение 30 дней правящей коалиции. Коалиция депутатских фракций "Европейский выбор", которая сформировала нынешнее правительство, прекратила свое существование 24 июля. До­­сроч­ные выборы, несомненно, будут подарком для всей Украины: только после них можно будет ожидать кардинальных изменений в партийно-политической системе.

До сих пор украинская политика сильно зависела от России. Речь не только о пресловутых агентах Кремля. Все время РФ по отношению к нам была активным и притом сумасбродным субъектом, а Украина - пассивным страдающим объектом. При этом только одна-две партии выдвигали на первый план идею активного противодействия российскому влиянию.

Сейчас украинская политика становится реально независимой. У России нет шансов обзавестись серьезным лобби в Верховной Раде после досрочных парламентских выборов. Если и появится какая-нибудь прокремлевская фракция - она, во всяком случае на первом этапе, будет бессильна повлиять на принятие законов и формирование правительства. Правда, останутся сепаратистские кадры среди мэров городов и депутатов местных советов в восточных областях. И здесь все будет зависеть не столько от возможных перевыборов, сколько от работы СБУ и пропагандистской машины государства. Безусловно, гвардия пророссийских избирателей резко поредела, но без реальных реформ они будут массово переходить в категорию "противсихов", которые продолжат говорить о том, что государство им ничего хорошего не дало. И это, пожалуй, главный вызов для будущего страны. Куда уйдет критическая масса "противсихов", туда, к сожалению, вынуждена будет двигаться Украина. И это прекрасно понимают в Кремле. Террор по всей стране нужен россиянам не только для того, чтобы "держать в тонусе" всех нас, но и для того, чтобы умножать ряды "ленинского болота", которое нынче называется "партия противсихов".

Главная угроза для нас - желание ряда политиков вернуть нас в эпоху вождизма. И Порошенко, и Яценюк, и Тимошенко, и даже Тигипко с Кернесом - это люди, которые не мыслят себя вне вождистских структур

Из позитивных изменений надо отметить, что в масштабах всей страны антироссийские настроения уже успели утвердиться, причем теперь в них доминирует не желание убежать (например, в ЕС), а потребность развернуться и дать сдачи. В результате Россия впервые оказалась в роли объекта украинской политики, и то, что Кремль этого еще не сознает, лишь усугубляет его проблемы. В новом украинском парламенте впервые главным идеологическим различием между фракциями будет их ответ на вопрос: "Как нам наказать Россию?". Судя по выдвигаемым идеям, в новой Верховной Раде могут получить места партия войны (в прямом смысле этого слова), партия создания своего ядерного оружия (и пусть попробуют возражать наши "гаранты" по Будапештскому меморандуму - США и Великобритания), партия жестких экономических санкций (вплоть до экономической войны), партия экономической блокады Крыма (украинским патриотам на полуострове и крымским татарам придется немного потерпеть), партия забора на восточной границе (и визового режима), партия скорейшего вступления в НАТО (и размещения на востоке и юге американских баз - чтобы Путину мало не показалось). И будет партия мира во главе с Порошенко, предпочитающая ждать, пока Россия сама развалится и Крым сам вернется, а чтобы ускорить этот процесс - подавать в международные суды иски к РФ на десятки и сотни миллиардов долларов.

Главная же угроза для нас - желание ряда политиков вернуть нас в эпоху вождизма. И Порошенко, и Яценюк, и Тимошенко, и даже Тигипко с Кернесом - это люди, которые не мыслят себя вне вождистских структур и вне вождистских систем управления. Поэтому наше будущее, кроме всего прочего, зависит от того, сможет ли новая система сдержек и противовесов в стране преодолеть "культы личностей" наших лидеров.

Впереди - бои на экономическом фронте

Многим тысячам жителей Донбасса придется искать новое жилье и новую работу. Помощь обездоленным, возрождение разрушенных городов и поселков будут отбирать у государственного и местных бюджетов миллиардные суммы - однако и это финансирование обеспечит лишь малую часть потребных расходов.

Ситуация усугубится тем, что после завершения боевых действий Россия не прекратит войну на экономическом фронте (включая санкции), также может нарастать ущерб от диверсий. Кремль делает ставку на то, что украинская экономика не выдержит навалившихся на нее испытаний и обрушится. Впрочем, российскую экономику из-за политики Кремля тоже ждут не лучшие времена. А ее вероятный обвал чреват дополнительными проблемами для украинских компаний, имеющих в России поставщиков и заказчиков или располагающих там собственными активами.

Между "плохо" и "безнадежно"

Статистика за шесть-семь месяцев 2014 г. констатирует в целом по Украине значительное ухудшение экономической ситуации. Но чтобы оценить масштаб нынешних кризисных явлений, можно сравнить их с показателями за те же месяцы 2009 г., когда Украина переживала последствия мирового финансового кризиса.
На конец июля 2009 г. международные резервы НБУ составляли $29,64 млрд, потеряв за предыдущие 12 месяцев $8,28 млрд. На конец июля 2014 г. они снизились до $16,07 млрд, сумма потерь за предыдущие 12 месяцев составила $6,65 млрд.

Если в 2009-м обвал в экономике наблюдался по всей стране,
то сейчас он локализован в тех городах и поселках Донетчины и Луганщины, в которых нормальную жизнь разрушили террористы

Разумеется, растраченные резервы - это в основном "заслуга" Игоря Соркина, возглавлявшего НБУ в последний год правления Януковича. Но остается фактом: если бы не кредиты от международных финансовых организаций и западных стран, полученные весной-летом текущего года, Украина едва ли смогла бы избежать дефолта.

Тем не менее другие показатели падения в нынешнем году по своему масштабу оказались намного мельче, чем в 2009-м. Например, объем промышленной продукции в январе-июне сократился на 4,7% (по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года), объем строительной продукции - на 8,9%. Тогда как в первом полугодии 2009 г. был гораздо более глубокий спад - соответственно на 31 и 54,9%. Понятно, что по итогам семи месяцев результаты нынешнего года будут хуже, по итогам восьми месяцев - еще хуже, но не радикально хуже. Если в 2009-м обвал в экономике наблюдался по всей Украине, то сейчас он локализован в тех городах и поселках Донетчины и Луганщины, в которых нормальную жизнь разрушили террористы.

Экспорт товаров из Украины в первом полугодии 2014 г. потерял 5,2%, импорт - 17,9%. А в первом полугодии 2009-го была действительно катастрофа: экспорт товаров упал на 46,8%, импорт - на 53,4%. Тогда резко сократился товарооборот со всеми нашими основными внешними партнерами. Сейчас мы имеем падение экспорта в Россию на 23,3%, но в то же время рост экспорта в ЕС на 14,9%, Китай - на 5,4% и Египет - на 36,5% (по объемам закупки украинских товаров Египет теперь уступает только России, Турции, Польше, Китаю и Италии). Кстати говоря, сальдо во внешней торговле товарами в первом полугодии 2009-го было отрицательным и составило -$2444 млн, а в первом полугодии нынешнего года получилось положительным в размере $568 млн. Поэтому уже можно утверждать, что колоссальные потери от евроинтеграции, которыми так пугали украинцев российские и пророссийские пропагандисты, остались несбыточной мечтой Кремля.

Грузооборот украинского транспорта в январе-июне даже вырос на 0,4%, оборот розничной торговли (в сравнимых ценах) - на 0,8%, хотя в первом полугодии 2009-го они упали на 34,8 и на 15,2% соответственно. Снижение реальной зарплаты (то есть с учетом инфляции) составило в первом полугодии этого года 0,4%, тогда как в первом полугодии 2009-го достигло 10,1%. За­дол­женность по зарплате на 1 июля нынешнего года составила 971 млн грн. - это в полтора раза меньше, чем пятью годами ранее (1507 млн грн.). Потребительские цены в первые семь месяцев выросли на 6,8% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года, а в январе-июле 2009-го этот показатель достиг 17,3%. И только рост курса доллара оказался почти таким же, как пятью годами ранее: с июля 2013 г. по июль 2014-го он подорожал по отношению к гривне на 47,1%, а с июля 2008 г. по июль 2009-го - на 57,9%. Но все же нужно помнить, что международные резервы НБУ сейчас почти вдвое меньше, чем пять лет назад.

Резервы экономического главнокомандования

Чтобы выстоять, Украине необходимо максимально эффективно использовать имеющиеся возможности и ресурсы. В частности, оптимальным образом их перераспределить.

Кремль не оставит попыток доказать, что Украина не проживет без экономических связей с Россией. Ему вряд ли удастся реализовать свою угрозу, что выбор в пользу ЕС вместо Таможенного союза приведет к уничтожению половины украинской экономики. Но в масштабах Донбасса уже нанесен очень серьезный ущерб боевыми действиями, и именно Донбасс должен наиболее пострадать от сокращения взаимных поставок с Россией. Поэтому критически важно не допустить в этом регионе экономического коллапса, который может наступить уже в ближайшую зиму.

Осенью частичное решение проблемы может дать развертывание строительно-восстановительных работ, если их рассматривать в первую очередь как социальный проект. Это означает задействовать как можно большее число местных жителей, оставшихся без работы, и сосредоточиться на тех объектах, которые можно отремонтировать или построить заново до зимы. Еще одна немаловажная точка приложения сил - насыщение донбасского рынка товарами украинского производства взамен российских.

Вообще говоря, если посмотреть на те объемы строительных работ, которые будет необходимо осуществить в Донецкой и Луганской областях, а также на всем протяжении границы с Россией, то вполне может оказаться, что уже в следующем году мы получим солидные темпы роста (а быть может, и рекордные абсолютные объемы) строительной продукции и капитальных инвестиций. А увеличение потребностей строительства всегда влечет за собой повышение внутреннего спроса на стройматериалы, металлопрокат и прочую промышленную продукцию. Вытеснение с донбасского рынка российских товаров тоже открывает новые возможности для украинских товаропроизводителей.

Для экономики страны в целом еще более важный резерв - это предприятия оборонно-промышленного комплекса. Они могут нарастить объемы продукции не на проценты, а в разы - благодаря резкому росту внутреннего потребления (на нужды украинских силовиков) и, если постараться, заказов из других стран (естественно, кроме России). Военная техника, хорошо зарекомендовавшая себя в реальных боевых условиях, всегда пользуется повышенным вниманием на мировом рынке.
Но чтобы реализовать все эти возможности, необходима четко скоординированная работа различных ведомств. По-видимому, было бы разумно создать нечто вроде экономического главнокомандования, которое сконцентрировалось бы именно на решении (еще лучше - предотвращении) проблем, создаваемых Россией, и на ответных мерах. Словом, воевать - так воевать.

Армия и герои после парада

Чтобы не заглохла волна патриотизма, украинцы должны чувствовать личную причастность к своей армии. И знать в лицо своих героев - погибших и живых.

В этом году на День Неза­ви­си­мости впервые после четырехлетнего перерыва будет проведен военный парад. Точнее, даже два - в Киеве и Одессе, где теперь главная база украинских ВМС. Согласно указу, который был подписан Леонидом Кучмой в мае 1998 г. и никем не отменялся, военные парады в честь годовщины Независимости должны проводиться ежегодно. При Кучме и Ющенко эта традиция соблюдалась (хотя в 2002-2007 гг. в парадах не задействовалась военная техника), однако Яну­кович ее из года в год игнорировал. Уже хотя бы поэтому ны­нешний парад - хороший символ, подчеркивающий уважение к главному празднику страны.

К тому же парад - это не только марширующие колонны и военная техника. Это еще и горожане, приветствующие своих героев и выражающие им свою поддержку и благодарность. Раньше для подавляющего большинства ук­раинцев было аксиомой, что на нас никто никогда не нападет. В этом году вторжение и война стали реальностью. Ны­нешний парад впервые за все годы независимости призван продемонстрировать гордость народа за своих защитников и готовность страны отразить внешнюю агрессию.

Проблема в другом: чтобы после праздника волна патриотизма не стихла. Осенью и зимой нас ждут глобальные испытания: нехватка газа и, как следствие, проблемы с горячей водой и отоплением, углубление экономического спада и в результате падение жизненного уровня. Осо­бен­но трудно будет пережить зиму Донбассу: там в любом случае не успеют восстановить инфраструктуру. В этих условиях мо­жет обрести популярность идея сэкономить на армии.

Чтобы боевой дух населения - как гражданского, так и военного - не упал, нужна целенаправленная работа для укрепления единства армии и народа, усиления у граждан чувства личной причастности к обеспечению обороноспособности страны. Это то самое чувство, благодаря которому мы сейчас вообще имеем армию. Дей­стви­тельно, утверждение, что боеспособное войско мы создали с нуля за несколько месяцев, - это никакое не пре­увеличение, если подчеркнуть слово "боеспособное". Важ­ней­шую роль сыграли пожертвования граждан и деятельность волонтерских

У нас нет своего Эйзенхауэра или де Голля, который имел бы всенародное доверие, и это проблема Порошенко, боящегося появления такого генерала

организаций, та­ких как "Крылья Фе­ник­са", "Армия SOS", "На­род­ный проект" и др. Воло­н­­терам пришлось не только подменять чиновников МО и штабных генералов, но и преодолевать их со­­противление, нередко диктуемое корыстным интересом. Петр Порошенко признал эту роль волонтерских организаций, ког­да 6 августа встретился с их представителями, а через неделю назначил создателя "Крыльев Феникса" Юрия Бирюкова сво­­им советником. Должность эта не пустая. Бирюков прокомментировал новость о своем назначении словами Президента: "Мы должны как можно скорее преодолеть коррупцию в армии", - и добавил: "Мои вы бубочки. Вот теперь я с вами поговорю, любители слад­ких бюджетных денег МО". Сколько здесь пустой бравады, будет зависеть от того, насколько глубоко в свою вотчину согласится пустить Бирюкова нынешний министр обороны Валерий Ге­летей.

Не менее важный канал личной причастности - добровольческое движение. Ведь мы не просто "воссоздали" армию, "вос­становили" ее боеготовность. В дополнение к Воо­ру­­жен­­ным Силам появились новые структуры: На­­цио­нальная гвардия, куда записались тысячи добровольцев, в том числе из активистов Майдана, добровольческие спецбатальоны МВД (их количество уже достигло 30), добровольческие батальоны территориальной обороны ВСУ (к 1 сентября должен быть создан уже 43-й батальон).

Команда днепропетровского губернатора Игоря Коло­мой­с­­ко­го, которая была инициатором создания первых батальонов территориальной обороны, на днях выдвинула предложение о создании резервистских сил по образцу Резервистской службы Из­раиля. Трудно не понять, что даже после официального завершения АТО Украине придется быть постоянно готовой к провокациям на границе, а также к диверсиям и терактам в любых регионах. Поэтому формирование добровольческих отрядов в рамках единой системы украинских си­ло­вых органов - единственная альтернатива массовому самовооружению и стихийной самоорганизации патриотов. По-на­сто­ящему всеобщая личная причастность будет тогда, когда каждый желающий взрослый мужчина сможет записаться в резервисты, будет знать, где его боевое подразделение, и периодически призываться на сборы (не теряя при этом гражданской работы и зарплаты).

А еще для чувства личной причастности нужно, чтобы армия не была безликой. Пока что у нас нет своего Эйзенхауэра или де Голля, который имел бы всенародное доверие, и это проблема Поро­шен­ко, боящегося появления такого генерала.
За время АТО четыре человека получили звание Героя Украины: генерал-майор Сергей Куль­чиц­кий, подполковник Константин Могилко, полковник Тарас Се­нюк и лейтенант Богдан За­ва­­да. Все - посмертно. Возможно, кто-то из живых получит Героя на День Независимости, но важно не только само это звание. Украинцам для поддержания боевого духа нужно много историй о героях. Пока же у нас есть только героическая история пленницы На­деж­ды Савченко, которую враги вывезли в Россию и устроили там над ней судилище. Появ­ле­ние новых героев - это тоже способ отомстить и за плененную На­деж­ду, и за погибших. И Петр Порошенко вместе со своими пиарщиками должен понимать, что без создания но­вых героев мы не сможем создать новую мифологию. А без новой мифологии - не сможем жить по-новому.

Как вычистить "русский мир"

Процесс освобождения украинцев от симулякров мертвого прошлого должен стать необратимым

Все годы независимости украинцы жили и пока продолжают жить в двух реальностях, что значительно усложняет процесс формирования единой нации. С одной стороны, призраки советского прошлого. С другой - осознание своей идентичности и причастности к европейским ценностям. Потому нет ничего удивительного в том, что вместе с патриотами у нас также выросло поколение "титушек". Среди которых и спортсмены-вышибалы, и милиционеры-мздоимцы, и прокуроры-решалы, и чиновники-хапуги, и депутаты, получившие мандат только потому, что их кулаки были необходимы во время парламентских драк. Их объединяет схожее мировоззрение: преимущественно русский язык общения, безразличие к судьбе своего государства, конформизм, русское православие, алчность к накоплению денежных знаков.

Сегодня "титушки" никуда не девались. Те, что поглупее, пошли воевать за "ДНР" и "ЛНР", поумнее - приспосабливаются к новым условиям. Надо надеть вышиванку - ради Бога. Прокричать "Слава Украине!" - да хоть десять раз подряд. Стоит ли государству перевоспитывать этих людей? Скажем так: государству необходимо сделать все, чтобы это поколение "титушек" стало последним. В настоящий момент в Украине впервые сошлись факторы, которые в свое время переживали народы, выросшие в политические нации: наличие внешнего врага, необходимость быстрых реформ, ломка коллективного сознания. Их не только необходимо использовать, но сделать это нужно быстро и эффективно.

Во-первых, не дать вернуть в повестку дня раскольническую тему русского языка как второго государственного. Сделать это попытаются многие (выборы на пороге), но поскольку тема напрямую связана с подогреванием сепаратистских настроений, правоохранительные органы могут (если получат команду) пресекать москвофильство на корню. Недопустимо, чтобы агентура Кремля, годами работавшая против Украины, опять зарабатывала баллы на теме официального двуязычия.
Во-вторых, следует обеспечить постепенную дерусификацию учебного процесса. К сожалению, язык Пушкина, Достоевского и Толстого успешно используется Кремлем для вербовки адептов "русского мира". Быстро и эффективно заменить русский способен английский язык. Его знание расширяет горизонты для получения качественных знаний гораздо сильнее, чем владение русским. Так сделали в прибалтийских странах и Грузии. Уже дети тех, кто не изучал русский язык, не чувствуют ни малейшей сопричастности с "русским миром".

В-третьих, нужно искоренить российскую пропаганду с экранов телевизоров, из СМИ и книжной продукции, максимально ограничить ее в Сети. Тут может быть два сценария: жесткий запрет и мягкое выдавливание. Запреты у нас проходят со скрипом. Последний пример - попытка поставить законодательные преграды для работы пророссийских СМИ. Этот вопрос в Верховной Раде был провален. Дескать, ущемление свободы слова. Потому остается действовать кнутом и пряником. Например, обязать СМИ, в том числе и интернет-издания, иметь украиноязычную версию с постепенным увеличением тиража (для печатных СМИ) в сторону украинского языка. Понятно, что решения должны приниматься на уровне собственников и редакции. Но подтолкнуть их к правильному выбору можно. Например, запретить продавать русскоязычную печатную продукцию в центре, возле станций метро или крупных торговых точек.

Четвертый шаг - из программ телеканалов должны исчезнуть российские сериалы с тюремной романтикой, о ментах, смершевцах, энкаведистах, путинских карателях в Чечне. Что взамен? Например, продукция соседей по Восточной Европе - поляков, чехов, венгров. Но насыщение рынка чужими сериалами - полумера. Также нужны фильмы собственного производства. Хозяева наших телеканалов очень ленивы. Им проще и дешевле закупать пачками российские боевики, чем снимать свои. Запрет на российское кино и телефильмы пропагандистского характера подтолкнет собственников каналов к созданию своего продукта.

Пятым шагом должно стать ограничение русской попсы на FM-станциях и музыкальных каналах. Квотирование уже когда-то пытались ввести, но тогда брат-враг не стоял у ворот, потому агентура Москвы раздула эту тему до скандала и заболтала. Сегодня вполне реально ввести квотирование на русскую попсу. Да, с украинского рынка могут уйти несколько радиостанций. Но если будут умными, терять многомиллионную аудиторию слушателей не захотят. Заодно и украинский шоу-бизнес, который в последние годы обрусел до неприличия, будет вынужден украинизироваться.

В-шестых, придется заняться ограничением российской книгопечатной продукции. Тут надо действовать аккуратно, учитывая, что в России издается огромное количество переводной литературы, в том числе научной. Книги на русском перестанут читать только тогда, когда смогут прочитать это же произведение в добротном переводе на украинский.

Наконец, в-седьмых, из топонимики городов и сел должны исчезнуть названия советской эпохи. А с улиц и площадей - каменные истуканы Ленина, Щорса, Артема, Петровского и прочих товарищей. Уже сегодня мы наблюдаем массовый ленинопад, но этого мало. Украине нужны новые памятники, новые названия улиц и площадей, новые символы. А еще - свои места памяти и полная перезагрузка исторического прошлого. Ведь "русский мир" жив только потому, что паразитирует на нашей истории, перевирает наши мифы. Он стоит на трех китах: общность языка, веры и колыбели. Без Киева, матери городов русских, без влияния на украинскую православную церковь и без возможности раскалывать Украину по языковому принципу "русский мир" быстро превратится в бессмысленную выдумку.

Перспективы пятой колонны

Революция и особенно война на востоке спровоцировали невиданный доселе кризис пророссийского проекта в Украине. Но о его кончине, увы, говорить не приходится.

И причина здесь не столько в том, что этого не хочет власть, сколько из-за мировоззренческого раскола, который еще долго придется преодолевать. Дабы не усилить этот раскол, власти решили действовать эволюционным путем. А он долог и тернист. Две парламентские партии - Компартия и Партия регионов, - которые были опорой Кремля, находятся в состоянии полураспада. Впрочем, развал фракции КПУ в Верховной Раде еще не означает, что эту партию ожидает быстрый конец. Напомним, судебное рассмотрение запрета деятельности КПУ началось, но если оно будет проходить такими темпами, то коммунисты еще успеют поучаствовать в досрочных парламентских выборах. Почему пособников сепаратистов судят так медленно - вопрос к нынешней власти. Во всяком случае, лидер КПУ Петр Симоненко на жертву режима не похож. Главного "красного" время от времени видят в странах "загнивающего Запада", а часть его бывших соратников попытаются пролезть в Раду в новом левом политпроекте, в финансировании которого подозревают Сергея Курченко. Сначала казалось, что власть использует запрет КПУ как назидание остальным пророссийским силам. Но затягивание судебного процесса и медлительность при проверке партий на причастность к сепаратизму подсказывают, что им отведена иная роль - оттягивать на себя голоса тех, кого никто и ничто не пере­убедит голосовать за "совок". Особенно если выборы в Донбассе провалятся, то на все левые партии голосов "совков" не хватит. И есть хороший шанс, что ни один такой список не преодолеет проходной барьер. Такая логика вполне вкладывается в понимание Петром Порошенко процесса перезагрузки власти. Чтобы граждане сами похоронили представителей равняющейся на Москву пятой колонны.

Еще один знаковый процесс - отказ власти от преследования "регионалов" и выходцев из ПР, сбежавших нынче в другие партии. Многие члены ПР виновны в сепаратизме гораздо больше, чем коммунисты. Но никого из высшего эшелона этой партии за разжигание вражды на востоке страны наказывать не собираются.

Созданная "газовиками" Партия развития Украины рассчитывает занять в новом парламенте нишу мягкой пророссийской оппозиции

Уголовное дело против Алек­сандра Ефремова сепаратизма не касается, а такие персонажи, как Николай Левченко или Елена Бондаренко, вообще не интересны правоохранительным органам. Бытует мнение, что "донецкими" займутся после выборов, когда они потеряют депутатскую неприкосновенность. Однако вероятность такого развития событий невелика. Скорее всего, Борис Колесников, Георгий Скударь и прочие сочувствующие ДНР и ЛНР получат индульгенцию в обмен на обещание отстроить Донбасс. А также, возможно, и на уверения, что Партия регионов на досрочных выборах сыграет в поддавки. Так что можно только надеяться на то, что война на востоке станет для тамошних бизнес-элит хорошей прививкой от русофильства.

Другое дело - осколки ПР, объединившиеся под крышей нового политпроекта "газовиков" - Партии развития Украины. Если Сергей Левочкин надел вышиванку, это не означает, что он и его партнеры перестали смотреть в сторону Кремля. Во-первых, от войны на востоке их предприятия практически не пострадали. Во-вторых, эти ребята выжидают, пока переговоры по газу окончательно зайдут в тупик, и тогда предложат себя в качестве "ре­шал" с "Газпромом". Это их излюбленный конек. В-третьих, они по-прежнему контролируют со­­лид­ные медиаресурсы, в лояльности которых власть заинтересована. Никакой пророссийской риторики на том же "Интере" сегодня не услышишь. Но как тут не вспомнить поворот в редакционной политике этого телеканала во времена Майдана. В целом ПРУ сегодня активно договаривается с властью о режиме беспроблемного попадания в будущий парламент, где планирует занять нишу мягкой пророссийской оппозиции.
Наконец, третьим важным фактором, от которого зависит будущее пятой колонны в Украине, является развитие ситуации в УПЦ МП. 13 августа новым предстоятелем был избран митрополит Буковинский и Черновицкий Онуфрий. Это, несомненно, луч­ше, чем если бы место иерарха досталось митрополиту Борис­польскому Антонию, который в наибольшей степени устраивал Москву. Но не так хорошо, как могло бы быть, выиграй выборы представитель группы, которую можно условно назвать "умеренными автономистами". Ми­тро­политу Винницкому и Могилев-Подольскому Симеону удалось выйти во второй тур, но не более того. Так что призыв Петра По­рошенко к Собору епископов УПЦ МП помнить о "чрезвычайно важной консолидирующей миссии церкви в обществе" был услышан, но не воспринят. Во главе с Онуфрием церковь имеет намного меньше шансов на радикальное обновление, нежели остаться оплотом "русского мира" в Украине. Хотя на первых порах достаточно было бы немногого: изменить риторику, отобрать приходы у попов-сепаратистов и хотя бы на время прекратить лобызать Кирилла с Путиным.