Государство

Игорь Реутов, Адвокат адвокатской фирмы "Грамацкий и Партнеры" о перспективах судебной отмены закона о создании финансовой полиции

Многие положения законопроекта "О службе финансовых расследований Украины" не согласуются с нормами действующих законов и противоречат Конст

Многие положения законопроекта "О службе финансовых расследований Украины" не согласуются с нормами действующих законов и противоречат Конституции. К такому выводу пришли правоведы, имевшие возможность ознакомиться с документом. "ДС" решила выяснить у юристов, есть ли возможность в судебном порядке отменить закон, прямо нарушающий Основной Закон страны.

Игорь Валерьевич, насколько с юридической точки зрения законопроект о финансовой полиции согласуется с Конституцией Украины и другими законодательными актами?

И.Р. Законопроект, очевидно, был подготовлен в спешке, а потому требует серьезной доработки. Чтобы принять его в нынешнем виде, пришлось бы вносить изменения в Конституцию Украины. Например, проект предполагает, что деятельность Службы финансовых расследований (так называемой финансовой полиции) будет "направляться и координироваться" Президентом Украины. Им же будет назначаться руководитель этого органа. Но на данный момент Основной Закон (ст. 106) не предусматривает таких полномочий главы государства.

Предоставляемые Службе финансовых расследований полномочия практически не ограничены. При этом многие из них не соответствуют Конституции. Один из примеров: право финансовой полиции "входить беспрепятственно в любое время суток на земельные участки, в жилые и прочие помещения граждан при преследовании преступника или прекращении преступления, которое угрожает жизни жильцов". Эта норма выходит за рамки, установленные положениями ст. 30 Конституции Украины, гарантирующей неприкосновенность жилища (проникновение в жилье или другую собственность граждан возможно только по мотивированному решению суда). А право задерживать лиц, подозреваемых в совершении преступлений, расходится со ст. 29 Основного Закона, которая предусматривает, что никто не может быть арестован и содержаться под стражей (за исключением задержания на 72 часа) без решения суда.

Предоставление финансовой полиции права на доступ к банковской тайне не согласовывается с положениями Закона Украины "О банках и банковской деятельности", поскольку он не предусматривает раскрытие банковской тайны такому органу, как Служба финансовых расследований. Один из самых опасных моментов нынешнего варианта проекта состоит в том, что ряд полномочий, которые носят репрессивно-карательный характер и должны применяться финансовой полицией в рамках Уголовно-процессуального кодекса, сформулированы так, что позволяют сотрудникам службы по собственному усмотрению "изымать", "задерживать" и "требовать" во "внеуголовном" порядке. Таким образом, будет нивелирован тот позитивный эффект, который достигнут с принятием нового УПК, требующего разрешения суда практически на каждое действие.

Пересекаются ли полномочия вновь создаваемой службы с функциями других контролирующих и силовых ведомств?

И.Р. Многие положения, которые касаются проведения проверок, сформулированы столь широко, что полностью дублируют полномочия ГНС. В результате может сложиться ситуация, когда предприятия будут на законных основаниях проверяться и налоговой службой, и Службой финансовых расследований. К тому же проект закона, предполагая создание финансовой полиции на базе в том числе и налоговой милиции, не предусматривает ликвидацию этого органа и не вносит соответствующих изменений в Налоговый кодекс Украины. А предлагаемые изменения в Закон Украины "Об общей структуре и численности Министерства внутренних дел Украины" вообще не готовы, новое количество сотрудников МВД не определено.

Если законопроект о создании финансовой полиции нарушает действующее законодательство, в том числе и Конституцию, можно ли будет оспорить в суде его легитимность после утверждения парламентом?

И.Р. Прежде всего, после регистрации законопроекта в Верховной Раде он рецензируется Главным научно-экспертным управлением ВР, специалисты которого оценивают, соответствуют ли положения будущего закона уже действующим нормативам, и дают свои рекомендации по исправлению имеющихся неточностей и несостыковок. Другое дело, что народные избранники (особенно в последнее время) редко обращают внимание на замечания специалистов. Особенно если речь идет о жизненно важных для власти документах. Именно поэтому у нас появляются законы с дублирующими другие нормативные акты нормами или, что хуже, противоположного содержания, а также противоречащие Конституции.

В действующем законодательстве существуют механизмы для отмены законов, которые выходят за рамки Конституции. Такими полномочиями наделен Конституционный суд. В рамках производства он может принять решение о неконституционности закона полностью или отдельных его положений. Однако процедура достаточно сложная. Право обратиться в КСУ с конституционным предоставлением имеет лишь ограниченный круг лиц. Простые граждане не смогут этого сделать даже в том случае, если посчитают, что закон ущемляет их права, гарантированные Конституцией. В числе инициаторов конституционного производства могут быть Президент Украины, не менее 45 народных депутатов, Верховный суд Украины, Уполномоченный Верховной Рады по правам человека, а также Верховный Совет Крыма. Если КСУ не найдет оснований для отказа и примет определение об открытии конституционного производства, дело должно быть рассмотрено на протяжении одного–трех месяцев. Думаю, если бы этот законопроект был направлен в Конституционный суд, шансы на его отмену были бы очень высоки. Хотя не стоит забывать, что КС давно перестал быть независимым судебным органом, поэтому его решения часто не имеют отношения ни к законности, ни к праву.