Государство

Орест Шейка: Идейный полиграфист (интервью)

В бизнес по производству этикеток и упаковки львовянин Орест Шейка попал только потому, что художественные альбомы и выставочные буклеты в 1990-х были

В бизнес по производству этикеток и упаковки львовянин Орест Шейка попал только потому, что художественные альбомы и выставочные буклеты в 1990-х были никому особо не нужны. По итогам недавних выборов возглавив комиссию по культуре во Львовском облсовете, бизнесмен вернулся к давней мечте — печати ярких просветительских плакатов и другой "идейной" полиграфии. И тут же вокруг его имени разгорелся грандиозный скандал, связанный с обвинениями в коррупции.

На интервью с "ВД" львовский бизнесмен и депутат Орест Шейка принес кипу плакатов и буклетов, и тут же задал нам странный вопрос: "Вы их видите?" Полтора месяца назад его имя прогремело на всю страну из-за скандала, связанного с нецелевым использованием денег из бюджета Львовской области, предназначенных для развития украинского языка, культуры и исторической сознательности. Речь, среди прочего, шла именно об этих плакатах и изображением героев УПА и других борцов за независимость Украины, которые якобы изготовлены не были. Орест Шейка уверяет, что стал жертвой хорошо продуманной провокации. За публичной поддержкой он обратился к Арсению Яценюку. Ведь во Львовском облсовете он не только возглавляет управление культуры, но и входит во фракцию "Фронт Змин". Правда, поддержки от главного оппозиционера так и не дождался. Теперь надеется, что скандал как-то сам собой сойдет на нет.

Оресту Шейке не привыкать к политическим стрессам. Еще в советском 1987 году он возглавил легендарное "Товариство Лева", которое, несмотря на противодействие спецслужб, смогло подтолкнуть Галичину к национальному возрождению. В 1990-х, после обретения Украиной независимости, Шейка надолго ушел из политики в бизнес, и вернулся в нее в 2008-м, сделав ряд нелицеприятных заявлений в адрес… Юлии Тимошенко. Тогдашний премьер ликвидировала льготы для свободных экономических зон, в одной из которых работало предприятие нашего героя. Шейка принял участие в формировании партии "Фронт Змин", максимально дистанцируясь от "Батькивщини". Сегодня, когда эти две политические силы обсуждают единого кандидата в президенты, ему явно нелегко однозначно сформулировать свое отношение к Тимошенко.

 К нынешней "узнице №1" ваше отношение с 2008 года изменилось?

— Юлия Тимошенко в 2008 году, и нынешняя — это два абсолютно разных человека. Тогда она была премьер-министром Украины, а сейчас — узница Качановской колонии. Самое важное в формировании личности любого человека — опыт. Думаю, что горький опыт последних двух лет повлиял на нее больше, чем вся предыдущая жизнь. Но однозначно не могу себя ассоциировать с партией "Батькивщина" 2008 года.

 То есть, необдуманные решения Тимошенко в кресле премьера вы простили просто потому, что она в тюрьме?

— Всем президентам и премьер-министрам нельзя простить того, что они сделали с Украиной за 21 год. Но надо выбирать. Можно бесконечно находить новых врагов, а нужно созидать. Сейчас нам необходимо думать о консолидации демократических сил, и прекрасно, что "Фронт Змин" и "Батькивщина" показывают способность объединиться.

 По всей Украине областные организации "Фронта Змин" вливаются в "Батькивщину". Но во Львове, похоже, будет наоборот?

— Во Львовском областном совете нет фракции партии "Батькивщина". У нее были проблемы с регистрацией областной организации перед местными выборами 2010 года. Но это вовсе не значит, что все сразу из "Батькивщини" переметнутся к нам. "Фронт Змин" во Львове формировали люди, многие из которых ранее были вне политики, но стали самодостаточными и решили попробовать что-то изменить в стране. Я говорю о самодостаточности не обязательно финансовой. Это представители науки, культуры, бизнеса, некоторые вернулись в Украину, сделав карьеру за рубежом. Так что вряд ли можно говорить, что одна партия вливается в другую. Речь идет о командах, которые готовы работать вместе ради общей цели. И этих команд не две, а значительно больше.

 Одна из команд, которую призывают к объединению, — партия "Свобода". С ней о едином кандидате на президентские выборы 2005 года будет договориться сложнее, не так ли?

— Это будет не просто, но это возможно. Исторический опыт свидетельствует, что во Львове умеют договариваться, объединяться для общей цели. Крайне важно это сделать и сейчас, когда приходит поколение с очень конкретной мотивацией перспективы: "Я буду жить в Украине, если она будет такой, в которой хочется жить". Так что если сегодня политики не обеспечат изменения к лучшему, это может привести страну к необратимым последствиям. Мы дошли до черты. На этом фоне нелогично вести разговор о неспособности "Свободы" или любой другой партии объединиться для спасения Украины. У нас нет другого выбора.

 Если такое объединение возможно, то очевидно, что сначала оно должно произойти во Львове. Это возможно?

— Во Львовском областном совете мы уже два года принимаем согласованные решения.

 Пока есть ощущение, что в Киеве лидеры партий договариваются легко, но между областными организациями барьеров очень много.

— Барьеры всегда будут. В Киеве легче договариваться о принципах. Политический образ Львова и Галичины не соответствует представлению, сформированному СМИ. Есть иллюзия, что здесь преобладают только радикальные взгляды "Свободы". Некоторое время люди, которые понимают важность сохранения украинского государства, находили отражение своих взглядов в "Свободе". Сейчас этот спектр расширился. Поэтому более важно именно сегодня не утратить единство.

Этикетка

За время, прошедшее между политическими приключениями в 1980-х и 2000-х, Орест Шейка создал полиграфический бизнес. Основной доход ему приносит производство этикеток и упаковки. Клиентами его компании "Гердан" являются такие гиганты, как "Оболонь", Roshen, "Чумак", а также винные заводы Крыма, Закарпатья и Одесской области. Периодически заказы размещают и политические партии — компания печатает любые агитационные листовки. Предпечатную подготовку проводят во Львове, а основные производственные мощности расположены за 36 километров, в городке Новояворовск. Именно здесь некоторое время действовала свободная экономическая зона. Главная льгота сводилась к возможности не уплачивать налог с прибыли, направляемой на модернизацию производства. СЭЗ была ликвидирована в 2008-м, фактически с началом экономического кризиса в Украине. Это стало для "Гердана" шоком.

На докризисные объемы производства "Гердан" не вышел до сих пор. Шейка отмечает, что этикетки — очень точный индикатор состояния дел в экономике: до преодоления кризиса еще далеко. Осложняет ситуацию еще и то, что компания обладает достаточно дорогим оборудованием для производства этикеток и упаковок высшего уровня сложности, а найти заказчиков для такой продукции в Украине сегодня очень нелегко. Впрочем, эти сложности не идут ни в какое сравнение с началом 1990-х, когда Шейка взял во львовском "Электронбанке" кредит на сумму $50 тыс. под 35% годовых на закупку первой печатной машины. Тогда с заказчиками было намного сложнее, а доходы съедала инфляция. С мечтами о массовом выпуске цветных художественных альбомов и роскошных буклетов к выставкам пришлось быстро распрощаться. Спасти предприятие удалось переориентацией на промышленных заказчиков.

 Какой клиент был базовым на старте вашего полиграфического бизнеса?

— Кондитерская фирма "Свиточ", Львовский и Николаевский пивзаводы, производители минеральных вод Моршина и Закарпатья. Наше предприятие определенное время было единственным поставщиком этикеток для компании "Кока-Кола" в Украине. С таким заказчиком казалось, что бизнес будет идти только вверх. Но во время кризиса осенью 1998 года "Кока-Кола" по распоряжению центрального офиса перешла на флексографические этикетки (этикетки на пленке — прим. "ВД"), а мы их производство планировали освоить на год позже. Потерю основного заказчика пережили очень тяжело. Кроме того, гривня подешевела в 2,5 раза, а кредиты остались в долларах США. Но это многому научило. Был момент, когда я собрал трудовой коллектив и сказал, что не знаю, чем буду выплачивать зарплату. Попросил людей рационально использовать те деньги, что есть: на картошку, капусту — чтобы пережить тяжелый период. Этот период длился с сентября 1998 года по февраль 1999. Только после этого мы снова начали работать на полную мощность. За это время не уволился никто. Потом я еще долго возвращал задолженность по зарплате, но рассчитался до копейки.

 В это же время правительство Юлии Тимошенко отменило льготы для СЭЗ. Как компания пережила этот политический форс-мажор?

— В 2006 году мы перевели производство со Львова в приобретенные и отстроенные промышленные здания в г. Новояворовск, который находился в специальной экономической зоне. Но на это время все льготы для СЭЗ были отменены. Такое решение правительства Тимошенко — продолжение грустной традиции недоверия между бизнесом и властью. В бизнесе доверие очень важно. Если я покупаю технологии и оборудование под конкретную программу своего партнера, то я должен быть уверен, что этот партнер работает со мной. И если я узнаю, что все свои заказы на зимний период он разместил еще летом у моего конкурента, а в октябре оказывается, что у меня не будет от него заказов до марта, — осознаю, что все проблемы я должен решать сам. Хорошо, что нашлись друзья, с которыми мы объединили производственные мощности на нашей промышленной базе, и никто из рабочих не оказался на улице.

 С кем объединились?

— С типографией "Домен-Друк". Мы когда-то спорили, какая из действующих частных типографий во Львове появилась в 1990-х годах первой — "Гердан" или "Домен". А в январе 2008 года объединили усилия, и совместное предприятие успешно работает в Новояворовске.

 Украинские заказчики этикеток сегодня делают ставку на оригинальность дизайна или на дешевизну?

— Цена сегодня очень важна. Но были разные периоды. Бывало, мы ездили по заводам и объясняли, почему необходимо относиться к внешнему виду своей продукции более внимательно. На Бахчисарайском винном заводе в 1996 году нам сказали: "У вас отличные этикетки для французского вина. Но мы же "совок"!" Сегодня на украинском рынке вина мы видим качественные этикетки европейского образца.

Скандал

В январе-феврале 2013 года ряд общественных деятелей и организаций обрушились на Ореста Шейку со шквалом публичных обвинений в том, что он "освоил с концами" бюджетные деньги на развитие украинского языка, культуры и исторического сознания. Выяснилось, что в качестве главы комиссии облсовета по культуре Шейка ставил подпись при согласовании бюджетной программы, а в качества бизнесмена — осваивал эти деньги через компанию "Гердан". Наиболее агрессивные обвинения исходили от общественной организации "Студенческое братство", которая по гранту фонда "Видродження" осуществляет мониторинг выполнения различных бюджетных программ. По информации этой организации, ни одна из трех статей бюджета 2012 года, за освоение которых взялся "Гердан", так и не была полностью реализована. Речь шла об изготовлении 750 полиграфических каталогов к выставке "Львов-2012", 1700 комплектов широкоформатных двусторонних плакатов к проекту "Страницы истории", а также проведении всеукраинского конкурса "История, которая нас объединяет". Письма с фактами, указывающими на признаки коррупции, "Студенческое братство" отправило в правоохранительные органы, президенту, правительству и парламенту. Эту тему с удовольствием подхватили несколько пророссийских политиков, в частности депутат Вадим Колесниченко, заявляя о "проворовавшемся бандеровце".

"А могу я об этом не говорить?" — спросил "ВД" Орест Шейка, когда речь зашла о том, кто на самом деле стоит за атакой на него. Когда же мы не отступили, рассказал, что программу развития украинского языка и культуры еще в 2011 году инициировал эксперт информационно-аналитического центра "Логос" Олег Яценко. Он вышел на Шейку, предложив уже готовый перечень мероприятий с бюджетом. Проанализировав цифры, глава управления культуры Львовского облсовета пришел к выводу, что цены завышены в несколько раз. Тогда он просто отказал Яценко, и взялся за разработку альтернативной бюджетной программы. А затем выяснилось, что Яценко координирует мониторинговый проект фонда "Видродження", который реализует та самая общественная организация "Студенческое братство". Словом, Шейке дал понять, что атака на него — месть за отвергнутый проект Яценко.

Вот только вопрос о корректности совмещения статусов депутата облсовета, ставящего подпись на государственных программах, и бизнесмена, их реализующего, это не снимает.

 Компания "Гердан" стала одним из подрядчиков по областной программе, инициированной вами же в качестве депутата. Вы не считаете это очевидным конфликтом интересов?

— Я видел бы в этом конфликт интересов, если бы "Гердан" реализовывал проекты по завышенным ценам или некачественно. Наши издания высокого качества предлагаются по таким ценам, что никто другой даже не рассматривает такую работу. Поймите, для меня очень важно, чтобы проекты, особенно связанные с украинским языком и развитием национального сознания, становились образцами. Каталог выставки "Львів-2012. Малярство. Графіка. Пластика", например, мы сделали за 62 тыс. грн. (включая дизайн, перевод на английский язык, редактирование), хотя рыночная цена такого издания — 110-120 тыс. грн.

 Ваши оппоненты в СМИ утверждают, что этот каталог не издан.

— (Показывает каталог). Он не просто издан. Этот проект реализован на уровне мировых стандартов. Весь тираж лежит в департаменте по вопросам культуры, охраны культурного наследия и культурных ценностей Львовской облгосадминистрации. Кстати, изначально издание было предусмотрено на 120 страниц, но для качественного представления всех 250 работ художников, экспонированных на выставке, мы увеличили объем до 180 страниц. Дополнительные расходы взяла на себя компания "Гердан".

 Кроме каталога, "Гердан" печатала для Львовской обладминистрации плакаты "Страницы истории". Ваша компания получила этот подряд без конкурса?

— Стоимость этого проекта совсем невелика, 70 тыс. грн. В таких случаях тендер не проводится. В комплект входит 8 плакатов по важным историческим темам. Цена одного двухстороннего плаката на высококачественном картоне — 5 грн. А в программе, которая была утверждена в августе 2010 года по инициативе организации "Студенческое братство", предусматривалась цена 10 грн. за односторонний плакат в 2,5 раза меньшего размера. "Гердан", поверьте, не заработал на этих проектах никаких сверхприбылей. К тому же, деньги из областного бюджета до сих пор не выплачены.

 Правда ли, что один проектов, который финансировался из бюджета области, ранее уже реализовывал "Гердан" совместно с партией "Фронт Змин" в качестве политического промо?

— Один из таких проектов действительно реализовывался "Герданом и "Фронтом Змин", но, в первую очередь, для национального просвещения. Например, мы реализовали этот проект в Севастополе. Не вижу ничего плохого в том, что затем проект был поддержан Львовской областной администрацией.

 Если говорить о заработках "Гердана" на этикетках и упаковке, то суммы, фигурирующие в проектах Львовской обл­госадминистрации, просто смехотворны. Зачем вы пошли на такой риск для репутации?

— Просто я не привык, чтобы проекты, за которые я в ответе, делались некачественно. Я очень хорошо знаю полиграфический рынок, и никогда не соглашусь, чтобы цены для проектов в сфере культуры завышались в несколько раз. А по самым минимальным ценам обеспечить высокое качество во Львове может далеко не каждая компания.

Путешественник

Вне работы депутат и бизнесмен Орест Шейка — заядлый любитель путешествий. Новые впечатления он предпочитает получать, передвигаясь на автомобиле. Его 9-летний "Мицубиси" не очень соответствует образу коррупционера, который тиражируют СМИ, но вполне годится для ровных европейских дорог. Способствует путешествиям и его членство в Международном комитете по охране исторических памятников и памятных мест при ЮНЕСКО. С контрольными визитами в этом статусе он может посещать любые исторические достопримечательности мира.

 Какое самое интересное путешествие у вас было за последнее время?

— Полтора года назад мне с семьей удалось выбраться на юг Италии. Мы были в районе Неаполя, на руинах Помпеи, проехались по Амальфийскому побережью, помолились в храме Святого Николая в Бари. В Риме мы остановились в чудесном домике львовских музыкантов. Даже в Италии очень остро стоит вопрос состояния исторических памятников. Но там власть эту проблему старается решать. В Украине зачастую именно от власти исходит опасность, а общественность не дает перестраивать старинные дома и улицы. И наши исторические памятки разрушаются, хотя любые финансовые вложения в охрану культурного наследия и развитие культуры не приводят к эмиссии, а, наоборот, делают Украину привлекательнее и богаче.

 Полиграфический бизнес ведь тоже обязывает к поездкам?

— Да, поездок, связанных с бизнесом, было много, но они не дают впечатления о городе. Например, о Лондоне у меня пока впечатления исключительно как о промышленном центре. Я там был два дня по работе и видел только производство. Мечтаю увидеть и другой Лондон, а также мечтаю, чтобы мы с вами сделали все для того, чтобы украинцы любили отдыхать в Украине, тем более, у нас есть прекрасные Крым и Карпаты.

 Туда тоже выбираетесь на автомобиле?

— У меня в горах есть маленький деревянный домик. Там мобильная связь недоступна, можно просто наслаждаться красотой и тишиной.

Перспективы

Свое будущее Орест Шейка связывает только с политикой. Экономические кризисы отбили у него охоту самостоятельно развивать полиграфический бизнес. Не исключено, что свою долю в нем он в ближайшее время продаст. Ну а политические перспективы во многом будут зависеть от способности Шейки справиться со скандалом вокруг компании "Гердан" и областной программы развития украинского языка и культуры. Партийное руководство в лице Арсения Яценюка заступаться не спешит, а КРУ вместе с другими контролирующими органами уже нагрянула с проверками.

Юридически депутат облсовета не связан обязательством не заниматься бизнесом, так что сложности могут возникнуть, только если будет доказано злоупотребление статусом главы комиссии по культуре. Но и здесь, скорее всего, все обойдется. Если, конечно, кое-кто из влиятельных лиц в Киеве не решит использовать эту историю в борьбе против оппозиции.