Государство

Владимир Фесенко: У Януковича могла остаться обида на Кучму после событий 2004 года

Глава Центра прикладных политических исследований "Пента" считает, что уголовными делами по Кучме власть решает сразу несколько задач. Но далеко не вс

Глава Центра прикладных политических исследований "Пента" считает, что уголовными делами по Кучме власть решает сразу несколько задач. Но далеко не все из них обусловлены интересом Банковой.

Когда и почему, по-вашему, нынешний глава государства принял решение нарушить традицию непреследования предыдущих президентов?

— Если говорить о нарушении традиции, когда возникли риски для предыдущих президентов, то это была ситуация прошлого года — открытие уголовного дела против Кучмы. Вот тогда действительно был юридический риск, и это был дейст­вительно прецедент. Потому что раньше ничего подобного не было. Правда, и повод серьезный. Речь идет о деле Гонгадзе. Дело с международным резонансом, с между­народной известностью.

Тогда, насколько мне известно, Кузьмин использовал реанимацию этого дела в своих интересах. С другой стороны, открытие данного дела было использовано для определенной нейтрализации тезиса об избирательном правосудии в Украине. Чтобы показать, что у нас претензии выдвигают не только к лидерам оппозиции, но и к предыдущему президенту, который не имеет отношения к оппозиционной деятельности. Это первое обстоятельство. А второе важное обстоятельство — это то, что у Януковича могла остаться обида на Кучму после событий 2004 года. Поэтому сам факт открытия уголовного дела мог быть своеобразной маленькой местью. Но местью все-таки не такой явной, как в отношении Тимошенко и Луценко.

То есть вы убеждены, что подобного рода вещи без ведома действующего президента не происходят?

— Естественно. Но уголовное дело по Кучме потом все же было закрыто. Надо понимать, что в ближайшем окружении Януковича немало людей, которые выступали и выступают на стороне Кучмы и не хотят расшатывания этого дела. Тут ведь еще один нюанс. Во всей этой истории есть Владимир Литвин. Если открывать уголовное дело против Кучмы, то возникает вопрос, почему не открыто уголовное дело против Литвина? Понятно, что сейчас Литвин уже не спикер ВР и не имеет решающего влияния на депутатов, но, тем не менее, он один из союзников ПР. Мне кажется, что это больше такой вот бумажный тигр, которым пугают Кучму и Пинчука.

У вас не складывается ощущение, что в деле в отношении Кучмы заинтересован не столько Янукович, сколько отдельные высокопоставленные силовики?

— Думаю, что таким образом страхуется первый замгенпрокурора Кузьмин. В прошлом году, говорят, был уже подготовлен документ о его переходе с должности первого зама Ген­прокурора на другую должность. А открытием дела против Кучмы он застраховался. Сейчас похожая ситуация, только контекст иной. Появилась информация, что европейские политики требуют увольнения Кузьмина как главного инициатора дел против Тимошенко и Луценко. Так вот, обвинениями в адрес Кучмы Кузьмин страхуется. Мол, если меня будут увольнять, то я буду говорить, что уволили не за Тимошенко, а за то, что я хотел открыть дело против Кучмы. Это как бы облагораживает его ситуацию. Он и так любит играть роль украинского комиссара Катани, который расследует все резонансные дела.

Насколько действенным вы считаете механизм давления на президентов с помощью уголовных дел?

— Тут уже вырисовывается второй важный фактор, на который следует обратить внимание. Если говорить о том же Кучме, то здесь есть желание улучшить память Леониду Даниловичу, поскольку в январе он заявил, что не помнит, чтобы Тимошенко фигурировала в деле Щербаня. С другой стороны, его таким образом пусть косвенно, но привязывают к делу Щербаня. И он даже может выступить в роли свидетеля по этому делу. Наличие же потенциальных обвинений в его адрес может быть элементом давления на бывшего президента Украины. Но пока не будет уголовного дела либо официальных юридических обвинений в адрес Кучмы, он может спать относительно спокойно. Сама же ситуация (в том числе с распространением слухов о его аресте) означает, что в окружении президента находятся люди, у которых есть зуб на Леонида Даниловича. Можно к ним отнести и Кузьмина. Там явно присутствуют какие-то личные мотивы. Может, кто-то еще. Вообще, темой Кучмы и его причастности к делу Гонгадзе будут периодически играть. В том числе и потому, что эту тему можно использовать для давления как на самого Кучму, так и на Литвина. Плюс — для нейтрализации обвинений в избирательном правосудии.

Читайте также:

Все могут короли. Президент Виктор Янукович - в шаге от нарушения негласного принципа непреследования предыдущих президентов

Леонид Кравчук: Каждая политическая сила на теме кассетного скандала хочет создать себе определенный имидж