Государство

Вадим Колесниченко: Когда мы писали этот закон, Министерство культуры раз пять нам давало ответ, что он не соответствует Конституции

Народный депутат от Партии регионов признался "ВД", что министерства сопротивляются реализации его Закона "О государственной языковой политике"

Народный депутат от Партии регионов признался "ВД", что министерства сопротивляются реализации его Закона "О государственной языковой политике", из-за чего сам он требовал отставки экс-министра культуры Михаила Кулиняка, и рассказал, как боролся с отделением Крыма от Украины.

Ваш закон обязывает должностных и служебных лиц знать государственный язык. Как должны контролироваться эти требования?

— Люди, которые поступают на госслужбу, должны соответствовать определенным требованиям.

Есть много примеров, доказывающих, что этим пренебрегают. Как, например, должен действовать институт госслужбы, если второе лицо в государстве не знает украинского языка?

— Во всем нужен здравый смысл. Для меня госслужащий, в первую очередь, интересен как специалист. Нужно быть полным идиотом, чтобы выдающегося математика или физика не взять на работу в управление госотраслью, если он не владеет государственным языком. В данном случае язык — это вопрос второстепенный.

Вы сами замечательно владеете государственным языком. Зачем весь этот цирк с русскоязычными выступлениями в парламенте?

— (переходит на украинский) Общаюсь на нем, когда для этого есть повод, когда бываю на тех территориях, где люди обращаются ко мне на государ­ственном языке. Но сегодня вопрос выступлений на русском языке становится принципиальным. Потому что когда депутатам в Раде демонстративно запрещают выступать на русском языке, хотя это разрешено Законами "О регламенте" и "Об основах государственной языковой политики", я вынужден обращать внимание нашего общества на то, что за свои права нужно бороться. Знаете, "плохие" европейцы в докладе Комитета министров Совета Европы в июне 2010 г. указали, что в Украине такое большое количество носителей русского языка, что вызывает сожаление, что русский язык имеет такой низкий статус. И что они ожидают от правительства Украины меры по поднятию статуса русского языка до потребности населения. У нас что, Комитет минист­ров Совета Европы — это украинофобы?

Ваши оппоненты утверждают, что в 1990-х вы чуть ли не украинизацией в Крыму занимались. Это правда?

— У меня не было необходимости выступать на украинском языке в русскоязычной среде. Вот в чем я преуспел, так это в проведении большой кампании против отделения Крыма от Украины. Если кто-то считает это украинизацией, пожалуйста. Но я как юрист считал, что мы не имеем права это делать. У меня были подтверждения, что это дело финансировалось людьми, которые не хотели платить колоссальные валютные кредиты, полученные еще при СССР. В т. н. борьбе за независимость Крыма прятались финансовые бандиты, которые украли очень большие деньги. Поэтому я горжусь и никогда не скрывал того, что был руководителем группы "За гражданский мир и межнациональное согласие".

Вы довольны тем, как реализуется инициированный вами языковой закон?

— Поскольку 20 лет этим вопросом никто не занимался, закон, по сути, практически не исполняется. По большому счету, он не был переведен на языки национальных меньшинств и не распространен по Украине. Мне за это время пришлось уже трижды обращаться в Генпрокуратуру, у меня депутатских обращений только в Кабмин уже более 20. Они связаны с тем, что министерства и ведомства не приводят в соответствие с законом свои нормативные акты. Минздрав отличился: он вообще ничего не сделал. Из-за этого мы, например, в Севастополе втянулись в судебную тяжбу, когда человек не смог получить свидетельство о рождении на русском языке. Потому что инструкция Минздрава не предусматривала бланк справки на двух языках.

И как вы собираетесь с этим бороться?

— Самое главное — мы хотим ввести уголовную ответ­ственность за невыполнение этого закона. Потому что сегодня отдельные чиновники позволяют себе манкировать обязанностями.

Приведите конкретный пример — за что по языковому закону можно привлечь к уголовной ответственности госслужащего?

— Например, когда мы писали этот закон, Министерство культуры раз пять нам давало ответ, что он не соответствует Конституции. Мне отвечали, что в Украине нет понятия "региональный язык". Министр культуры Кулиняк подписывал эти письма, подготовленные исполнителем. Я присылал ему решение Конституционного Суда, где сказано об использовании региональных языков на основании международного соглашения от 2003 г. Он отвечал: нет в Украине региональных языков, такого юридического термина нет. Ну вот что после этого делать? Мы собрали около 200 подписей депутатов Верховной Рады с требованием уволить Кулиняка и назвать человека, который готовит эти письма. Спрашиваю его: "Решение КС для вас обязательно?" — "Да". "А что же вы эту чушь написали?" — "Я патриот". Вот конкретный пример. Он не исполняет обязанности государственного служащего и игнорирует прямые требования КС и нормы действующего законодательства.

Удивительно слышать от вас, что даже в среде Партии регионов идет сопротивление этому закону…

— Я не говорил, что в Партии регионов сопротивляются. Не министр же писал эти письма. У него в подчинении множество людей, у которых свои взгляды на жизнь, как оказалось. Довели до увольнения министра культуры, пока не выяснили, что он подписывал документ, даже не читая, о чем идет речь. Потому что он опирается на своего специалиста.

Читайте также:

За язык не тянули. До сих пор многие ошибочно полагают, что премьер-министр Азаров берет уроки украинского

Андрей Садовый: Невозможно представить, чтобы в Германии кто-то работал госслужащим, не зная немецкого языка