Государство

Брошенная добыча

В конце марта Хозяйственный суд Луганской области признал банкротом ЧАО "Луганская угольная компания", входящее в орбиту нардепа-"регио

В конце марта Хозяйственный суд Луганской области признал банкротом ЧАО "Луганская угольная компания", входящее в орбиту нардепа-"регионала" Юрия Иванющенко и его бизнес-партнера Ивана Аврамова. Этот процесс может завершиться потерей сторонними кредиторами компании более 300 млн грн.

Еще пять лет назад Луганская угольная компания входила в число крупнейших торговцев углем Донбасса, контролируя до 20% соответствующего рынка в Луганской области. Она специализировалась на поставках угля государственных предприятий "Луганскуголь", "Антрацит", "Лисичанскуголь" и "Первомайскуголь" на обогатительные фабрики "Белореченская", "Луганская", "Нагольчанская" и "Криворожское", входившие в сферу влияния Юрия Иванющенко и Ивана Аврамова, что обеспечивало ей немалые обороты. В самом успешном для компании 2008 г. ее доходы превысили 860 млн грн., а чистая прибыль — 7,84 млн грн. Впрочем, гораздо более стремительно росли ее долги, что вылилось в возбуждение дела о банкротстве предприятия в 2011 г. Инициатором процесса стал Сведбанк, предъявивший к угольному трейдеру требования на сумму 18 млн грн. Этот долг образовался у ЧАО в 2008 г. Тогда оно выступило поручителем по кредиту на сумму $10 млн, взятому в Сведбанке енакиевским ООО "Объединенная грузотранспортная компания", еще одной структурой тандема Иванющенко–Аврамов.

В процессе банкротства выяснилось, что долг перед Сведбанком был далеко не самым внушительным в портфеле Луганской угольной компании. Гораздо больше она задолжала аффилированным структурам: финансовым компаниям "Лидер" и "Стоик", обогатительным фабрикам "Луганская" и "Нагольчанская", фирмам "Интерофис лимитед" и "Ставр". Общий долг ЧАО перед дружественными кредиторами составил почти 1,2 млрд грн., а еще 300 млн грн. предприятие оказалось должно сторонним кредиторам. В их список, помимо Сведбанка, вошли государственные структуры: "Уголь Украины" (32 млн грн.), "Первомайскуголь" (14 млн грн.), шахтоуправление "Южнодонбасское №1" (11 млн грн.), а также броварская инжиниринговая компания "Сфера", подконтрольная российскому "Мега Трейду" Владимира Домикана (около 114 млн грн.).

Как результат, структуры господ Иванющенко и Аврамова оформили контроль над комитетом кредиторов Луганской угольной компании и инициировали введение на предприятии санации. Руководить этим процессом стал арбитражный управляющий Александр Вискунов. Поскольку желающих выступить инвестором для остановившего деятельность ЧАО с долгами в 1,5 млрд грн. ожидаемо не нашлось, он предложил суду на утверждение план "самосанации". Фактически он сводился к передаче его дебиторской задолженности на сумму почти в 1,5 млрд грн. новой структуре, которую планировалось создать в процессе санации — Торговому дому "Луганская угольная компания". Проект плана санации предусматривал также реструктуризацию большей части долгов предприятия (около 1,34 млрд грн.), выплаты по которым по соглашению с отдельными кредиторами (прежде всего государственными угольными компаниями) планировалось отсрочить на пять лет.

В октябре 2012 г. соответствующий план был утвержден, однако уже в марте этого года комитет кредиторов ЧАО решил инициировать досрочное прекращение санации и признание компании банкротом. Официально основанием для этого стал вывод о неудовлетворительном финансовом состоянии должника и "легкой структуре" его активов. Очевидно, имелось в виду, что большая их часть приходится на дебиторку, которую уже сейчас можно смело отнести к разряду безнадежной. Реальной же причиной ускоренного банкротства могло стать стремление собственников — кредиторов компании снять ограничения с единственного "тяжелого" залогового имущества ЧАО — более 80 тыс. т угля, внесенного в прошлом году в Государственный реестр отягощения движимого имущества. Суд сделал это в конце марта — одновременно с признанием предприятия банкротом он отменил все ограничения по распоряжению его активами. И когда ликвидатор пустит этот уголь с молотка, от Луганской угольной компании останется лишь название, а большей части ее кредиторов придется проститься со своими деньгами.