Государство

Александр Ткаченко: Тихий голос

Александр Ткаченко сумел сделать так, чтобы к его тихому голосу прислушивались богатейшие люди страны. В его послужном списке — сотрудничество с олига

Александр Ткаченко сумел сделать так, чтобы к его тихому голосу прислушивались богатейшие люди страны. В его послужном списке — сотрудничество с олигархами Виктором Пинчуком, Иваном Фурсиным, Сергеем Тарутой и Игорем Коломойским. Но оказалось, что у доверительных отношений с владельцами медиаактивов есть и обратная сторона. Сегодня топ-менеджер группы "1+1" вынужден рисковать своей репутацией ради деловых и политических интересов основного медиасобственника. И это уже привело не к одному громкому скандалу.

Когда после скандала из-за фальшивых новостей об оппозиции Александр Ткаченко встретился с редакцией УНИАН, коллектив не стал сдерживать эмоции. Какое-то время в помещении звучали возмущенные реплики. Но стоило гендиректору "1+1" начать говорить — и негодование моментально улеглось. Не из-за смысла сказанного. В тот момент многие присутствующие обратили внимание на то, как общается их собеседник — тихо, заставляя к себе прислушиваться. И редакция смолкла. После этой встречи заявления журналистов о цензуре в УНИАН прекратились.

Подобные скандалы для руководителя медиагруппы Игоря Коломойского не новы. Еще в 2010 г., вскоре после смены власти, журналисты "1+1" обвинили Александра Ткаченко во внедрении на канале цензуры. Причем когда возмущенные телевизионщики опубликовали список инцидентов, которые они расценили как цензуру, оказалось, что некоторые из этих фактов имели место еще в середине 2009 г. Материалы якобы снимались с эфира из-за того, что могли не понравиться действующей на тот момент власти. Впрочем, сам Ткаченко утверждал, что ни о какой цензуре речь не шла, а проблемы возникли из-за политической ангажированности некоторых журналистов и несоблюдения ими профессиональных стандартов.

  Вы работали медиаменеджером при разных президентах. Насколько отличаются подходы Банковой к выстраиванию отношений с крупными телеканалами при Януковиче, Ющенко и Кучме?

— Отличия были даже при одном и том же президенте в разные периоды пребывания у власти. Это зависит от политической ситуации, от выгоды, которую хотят извлечь политики, от традиций, которые существуют в этот момент. Поэтому сравнивать одного президента с другим было бы некорректно, можно сравнивать разные периоды каждого из них. Толчок развития част­ным телеканалам был дан при первой каден-

ции Кучмы в 1994-1995 годах, когда появились и "Интер", и "1+1". Это была возможность для развития индустрии в целом. К 1999 году существовало 8-9 каналов. Все они были частными и до момента кризиса в 2008-2009 году уже стали прибыльными. Были и рынок, и бизнес. Даже несмотря на то, что объемы денег были не очень большие, главное, что это было похоже на бизнес. После 2004 года появился еще и определенный иммунитет на сохранение принципов корректности отношения власти к медиа. Все-таки то, что возможно в Украине, не идет в сравнение с тем, что возможно, например, в России. Есть понятие того, что если факт существует, его необходимо освещать. То есть прививка от вируса давления на СМИ все-таки произошла. И я считаю, что то, что Кучма сделал в 1994-1995 гг. возможным существование частных телеканалов, и то, что произошло в 2004 году со свободой слова, стало двумя наиболее важными вехами в истории украинского телевидения.

  После 2010 года сталкивались ли вы с попытками Администрации Президента влиять на информационную политику "1+1"?

— Нет. Я общаюсь с Администрацией Президента гораздо реже, чем общался раньше. С 2010 г. я был в Администрации Президента всего, по-моему, один раз.

  По какому вопросу вы приезжали на Банковую?

— Я уже даже не помню, какой это был момент… Кажется, это была встреча с Герман (Анна Герман, тогда замглавы АП, в 2010 г. принимала участие в обсуждении с журналистами "1+1" их заявлений о цензуре — прим. "ВД").

  Вы можете представить, чтобы в ЕС или США руководитель Администрации Президента приобрел долю в крупнейшем телеканале страны?

— Могу. Так было в Италии. Всем известен пример с премьер-министром Берлускони и компанией MediaSet — и это только самый известный пример. До тех пор, пока телеканал корректен в освещении событий, это возможно. Я не вижу в этом существенной проблемы. Гораздо более существенный вопрос заключается в том, что телевизионный бизнес как таковой в Украине убыточен. И это вопрос более глобальный, индустриальный, серьезный, чем чье-либо владение тем или иным убыточным предприятием. Мне кажется, проблема лежит в другой плоскости.

  Убыточные телеканалы нужны только тем, кто может их использовать как политический инструмент. Возможно, следует выстраивать барьеры от таких ситуаций, когда, например, первый вице-премьер и глава президентской администрации скупают медиаактивы?

— По поводу первого вице-премьера я мало что могу сказать. Если Левочкин публично задекларировал свое присутствие в группе "Интер", то, насколько я знаю, Арбузов публично не подтверждал сделки, которые с ним связывают. У меня нет точного ответа на вопрос, хорошо это или плохо, когда госчиновники владеют массмедиа.

Я знаю, что как только это начнет сказываться на политике медиа, это уже другой вопрос. Тогда это надо рассматривать как отдельный кейс. Пока этого не произошло, я не считаю это проблемой. Еще раз подчеркну: гораздо большей проблемой для украинской телеиндустрии является то, что она тратит в два раза больше, чем зарабатывает. Это путь в никуда. Очень тяжелая экономическая ситуация означает, что в любой момент развитие может закончиться.

  "Студия Квартал-95" переехала на "Плюсы". Вам уже приходилось сталкиваться с недовольными политиками, возмущенными шутками в их адрес?

— Как можно обижаться на шутки? Те, кто обижается, это немудрые политики.

  "Плюсам" удалось переманить Зеленского из-за конфликта с Хорошковским? Или на тот момент уже было известно о смене собственника "Интера"?

— Тогда о собственнике "Интера" речь вообще не шла. Но любой такой же талантливый человек, как Зеленский, всегда находится в диалоге в телевизионном пространстве.

В какой-то момент стало понятно, что программа больше подходит "1+1". И первые результаты "Квартала" на "1+1" по рейтингам были больше, чем то, что они собирали на "Интере". Очевидно, аудитория "Квартала" и "1+1" подходят друг другу.

  Хорошковский считается партнером Зеленского по "Студии Квартал-95". Неужели он просто так, со спокойной душой отпустил "квартальцев" с "Интера"?

— Для меня важно, что программы "Квартала" выходят на "1+1" и выходят очень успешно.

Бизнес в кадре и за кадром

Свой первый бизнес-проект Александр Ткаченко реализовал ровно 20 лет назад. В 1994 г. он появился в эфире УТ-1 как ведущий итоговой программы "Післямова". Передачу готовила его собственная продакшн-компания "Нова мова", созданная годом ранее. Основатели интуитивно скопировали классическую западную бизнес-схему: сняли пилотный проект, разработали бизнес-план и отправились искать финансовых партнеров. "Один банк и две торговые организации на тот момент согласились стать соучредителями, — вспоминает Александр Ткаченко. — Что такое бухгалтерия, я к тому моменту не понимал, очень долго удивлялся, что такое существует. Через полгода компания вышла на самоокупаемость. Так что это был достаточно успешный проект, пока его не снесли с эфира".

О необычайной работоспособности Александра Ткаченко, требующего от подчиненных аналогичной отдачи, ходят легенды. Дескать, рабочие письма от шефа посреди ночи — обычное явление. "ВД" не упустила возможность проверить эти отзывы. Наша беседа состоялась на следующий день после начала сильнейшего снегопада в столице. Дороги были заблокированы, автомобили погребены под снегом, а смельчаки, решавшиеся выехать в город, то и дело грузли, не добравшись до пункта назначения. Александр Ткаченко в тот день провел восемь деловых встреч. И это в субботу.

По публикациям в СМИ наш герой известен как совладелец "Одесской киностудии", двух кинопрокатных компаний — "Киномания" и "Синергия", а также сети кинотеатров "Линия кино". Эти активы связывали его с двумя олигархами — партнером Дмитрия Фирташа Иваном Фурсиным (продал долю в киностудии) и Сергеем Тарутой.

В свое время Ткаченко считался правой рукой Виктора Пинчука в медиапроектах. А нынешняя должность сблизила его с совладельцем группы "Приват" Игорем Коломойским. Правда, на прямой вопрос: "Владеете ли вы менеджерским пакетом акций в группе "1+1"?" наш собеседник отвечать отказался. Но и отказ от комментариев порой — неплохое подтверждение.

Увы, последние несколько лет герои рубрики "Личное дело" предпочитают говорить о своем бизнесе в прошедшем времени. Они почти единодушно заявляют, что продали доли в компаниях, хотя и не уточняют конкретных дат и новых владельцев. Мотив с теми или иными поправками укладывается в формулировку: "опасение недружественных поглощений или преследований со стороны правоохранительных и фискальных органов". Опасаются если не за себя, то за партнеров. Александр Ткаченко не стал исключением: достаточно откровенно поговорив с корреспондентом "ВД" о бизнесе, он категорически запретил публиковать озвученную информацию и изменил ответы.

  Вы руководите убыточной медиагруппой. Насколько жестко главный акционер ставит вопрос выхода в прибыль и как вам видится, за счет чего эту задачу можно решить?

— Никакому собственнику не будет приятно тратить деньги на убыточный бизнес, а особенно неприятно руководителю такого бизнеса. Потому что это совершенно другой вызов, нежели выводить бизнес на самоокупаемость и сдавать большую норму прибыли. Безусловно, все менеджеры, вся индустрия обеспокоена этим вопросом, и сейчас идет достаточно активное обсуждение внутри индустрии тех шагов, которые должны быть предприняты, чтобы телевизионный бизнес перестал стабильно терять деньги. Я бы не хотел конкретизировать эти шаги. Есть достаточно много деликатных сфер, которые являются частью непринятых решений. Если о них сейчас начинать говорить, они рискуют быть непринятыми в целом. Я — только часть этой дискуссии, некорректно без коллег выносить ее на публику. Если будут приняты индустриальные решения, тогда и поговорим.

  Поскольку телевизионные активы убыточны, очевидно, у собственника имеются какие-то альтернативные интересы в этой сфере. Например, "Плюсы" не критикуют "Буковель" или "Аэросвит"...

— Почему? Мы рассказывали о кризисе "Аэросвита", о том, что там была проблема.

  То есть перед каналом не стоит задача информационной поддержки других бизнесов Коломойского?

— Было бы странно, если бы мы в своих репортажах говорили: "Не ездите в Буковель". Не только потому, что там хорошо, но и потому, что это как-то некорпоративно.

  Получается, все же корпоративный момент сказывается?

— Корпоративная солидарность с другими компаниями Игоря Коломойского по каким-то вопросам есть, но это скорее исключение, чем правило. Канал не используется как инструмент обеспечения корпоративных интересов.

В каких пределах основной собственник может влиять на вещание канала? Что вы обсуждаете с Игорем Коломойским?

— Как сделать так, чтобы у канала был выше рейтинг и соответственно больше денег. Это мы обсуждаем достаточно часто.

  Как на доходности "1+1" сказалось решение ряда крупнейших телеканалов-конкурентов на треть поднять расценки на рекламу?

— Заполняемость у нас сейчас достаточно большая, на 100% практически.

  У вас есть еще один неприбыльный актив. "Одесская киностудия" стабильно убыточна, тогда как "Мосфильм" показывает прибыль. Почему?

— Маленький секрет: "Мосфильм" сохранил за собой библиотеку прав. "Одесской киностудии" права не принадлежат. Они принадлежат Минкульту. Основной доход "Мосфильма" формировался за счет продажи прав на фильмы, которые он производил. Это позволяло реинвестировать деньги в свою инфраструктуру. Благодаря этому, сейчас существенный доход "Мосфильму" приносит предоставление услуг, но и продажа прав остается существенной статьей дохода. "Одесская киностудия" такой возможности лишена. И второй маленький секрет: к Одесской киностудии я сейчас никакого отношения не имею (негосударственной долей с 2005 г. владеет ООО "Новая киностудия". Ее учредители по состоянию на март 2013 г. — ООО "Фонд развития киноискусства" и "Тралион комершал лимитед" — прим. "ВД").

В покупке "Одесской киностудии" для вас было больше творчества или бизнеса?

— Это, скорее, была мечта. В детстве я часто бывал на территории киностудии, поэтому понимал, что то, что осталось от советских киностудий, должно быть реорганизовано. Раньше киностудии выполняли не только сервисную функцию, но и роль продюсерских центров, правда, заказчиком было в основном государство. Сейчас государство перестало быть заказчиком, а студии и коллективы остались. И мне кажется, для того, чтобы в новых рыночных условиях студии жили как сервисные центры, в рамках которых существовало бы много продакшнов, необходимо было проводить серьезную реорганизацию.

  Планируете ли наращивать сеть кинотеатров?

— Я сейчас на 100% сосредоточен в телевидении. К кинотеатрам отношения не имею. Если говорить о рынке в целом, экономическая ситуация в стране не настолько хороша, чтобы стимулировать стремительный рост кинотеатров. Их число, конечно, будет и дальше расти, но норма прибыльности у них не будет развиваться стремительно.

  Как сложилось, что вы являетесь партнером представителей трех крупных бизнес-групп: Фурсина, Таруты, Коломойского?

— Я не являюсь партнером ни одного из них. На Коломойского я сейчас работаю.

  Расскажите, как вы познакомились с Коломойским и Тарутой?

— С Коломойским меня познакомил Кирилл Данилов, по-моему, в конце 1990-х или начале 2000-х гг., когда я работал на Новом канале. А с Сергеем Алексеевичем я познакомился случайно в аэропорту, меня представил ему Борис Викторович Колесников.

  Какие еще направления бизнеса вам интересны как инвестору?

— Мне интересно производство различного контента. Очень приятно, что за последние два-три года самые рейтинговые шоу начали готовить преимущественно местным производством. Благодаря этому сотни молодых людей, которые живут в Украине, получили возможность для развития. Сейчас наши специалисты ценятся не только в Москве, куда их массово зовут снимать передачи, но и на Западе, куда их тоже начинают приглашать. Представители зарубежных продакшн-компаний приятно удивлены качеством наших продуктов. Никто не ожидал, что у нас на таком уровне будут получаться развлекательные проекты. Появилась невероятная возможность для развития десятков новых профессий, которые не были востребованы в Украине в течение последних 10-15 лет. Производство контента — это настолько обширный бизнес (содержание, упаковка, дистрибуция), что если удастся сделать все, что есть в планах, то на целую жизнь хватит.

Пикантные новости

Самый болезненный удар по репутации Александра Ткаченко нанесла публикация УНИАН (входит в группу "1+1") неправдивых новостей от имени оппозиционеров Сергея Власенко и Александры Кужель. На сайте информагентства 13 февраля 2013 года появились фейковое заявление адвоката Юлии Тимошенко о том, что за ним следят сотрудники СБУ в костюмах медведей, и заявление экс-главы Госкомпредпринимательства, которого она не делала. Корреспондент "Украинской правды" Мустафа Найем попытался восстановить события, происходившие в редакции сайта в день публикации. По его словам, сразу несколько сотрудников холдинга "1+1" сообщили о том, что на публикации этих новостей по телефону настаивал Александр Ткаченко. Пикантности ситуации придавало то, что в этот день основной акционер УНИАН Игорь Коломойский праздновал 50-летний юбилей на лыжном курорте Буковель. Руководитель его медиабизнеса якобы находился вместе с ним.

Едва оправившись от первого шока, сотрудники УНИАН испытали новый. Глава медиахолдинга потребовал от них извинений перед акционером за обвинения в "джинсе" и не исключил возможность закрытия информагентства. Собеседники "ВД" в информагентстве склонны полагать, что такой вариант на самом деле всерьез не рассматривался, а озвучивался с целью психологического давления. Вопрос о том, предлагал ли он Коломойскому закрыть УНИАН, Александр Ткаченко в ходе интервью оставил без ответа. Серия встреч руководства холдинга с редакцией УНИАН завершилась на мирной ноте. Сотрудники посчитали, что менеджмент взял ответственность за неправдивые публикации на себя. Но настоящей ясности эти встречи не принесли.

  Правда ли, что вы давали распоряжение ставить на сайт УНИАН новости по Власенко и Кужель, которые оказались фальшивыми?

— То есть вы думаете, что я сочинил интервью Кужель и придумал медведей за Власенко?

Мы пытаемся разобраться. Судя по расследованию "Украинской правды", менеджмент УНИАН пояснял сотрудникам, что именно вы давали такие распоряжения…

— У нас была встреча с коллективом УНИАН, был диалог, в том числе о происхождении этой новости, о других ситуациях, которые возникали в работе коллектива УНИАН. Этот диалог продолжается. На каком-то этапе к нему присоединился главный акционер. Мы пока что договорились информацию, которую обсуждаем, держать внутри коллектива. Коллектив знает, как появилась эта новость и какие у этой новости были источники. А все остальное — это такое недоказательное, досужее размышление.

  Вы осознаете, что эта ситуация бросила огромную тень на репутацию УНИАН и на вашу лично?

— И у УНИАН, и у меня достаточно прочная репутация для того, чтобы ее можно было испортить такого рода кейсами. Главное, что начался диалог внутри коллектива. И для меня, как для журналиста по профессии, важно, чтобы в УНИАН была нормальная здоровая обстановка, чтобы УНИАН мог продолжать работать как ведущее информационное агентство страны и освещать события в Украине или за рубежом корректно, быстро, объективно и в полной мере.

  От вас многие ждали публичной реакции — пресс-конференции, на которой прозвучит объяснение произошедшего. Почему этого не было сделано?

— Первое: я не руковожу операционно УНИАН. То есть я не занимаюсь постановкой новостей в агентстве. Второе: в какой-то момент должна была появиться реакция руководства УНИАН на эту историю, и, наверно, упущение, что этого не было сделано. С другой стороны, поскольку вокруг этой информации начали придумывать много мифов, чем дальше они накапливались, тем больше было бессмысленности в том, чтобы развенчивать то, что к действительности не имело никакого отношения.

  "Зеркало недели", "Украинская правда", ТВi после этой истории отказались использовать информацию УНИАН в качестве подписчиков. Разве это недостаточный аргумент, чтобы честно объяснить произошедшее?

— Подписчиками УНИАН за это время стали "Рейтер" и "Блумберг". Мне кажется, в этих заявлениях больше политики и отношений, чем желания объективно разобраться в том, что происходило на самом деле в работе УНИАНа. Это право коллег.

Коллекция впечатлений

Александр Ткаченко не является ни поклонником экстремальных увлечений, ни любителем пляжного отдыха. Он — заядлый путешественник. Часто отправляется в страны и города, в которых не бывал до этого. Ну а в Киеве пополняет коллекцию впечатлений на киносеансах.

  Вы относите себя к киноманам?

— Я каждую неделю хожу минимум на одну премьеру. Если в таком случае можно говорить, что я киноман, значит, да.

  Какие фильмы вам нравятся?

— Мне интересен артхаус, мейнстримовский артхаус. Но мне ин­тересно и массовое кино, потому что только так можно понять тенденции в киноиндустрии. Хотя я не всегда досиживаю до конца. Я считаю идеальным кино, в котором есть и смысл, и качество, и массовость.

  Какой фильм в последнее время вас тронул?

— "Жизнь Пи" тронула. Неожиданная развязка. После развязки весь сюжет воспринимается совершенно иначе, не так, как во время просмотра. Я вышел после фильма и минут пять просто молчал.

  На чтение времени хватает?

— Я не часто читаю художественную литературу, мне хватает сценариев фильмов и сериалов. Читаю в основном философскую, профессиональную. В iPad достаточно много книг разной тематики.

Перспективы

Телевизионное производство у Ткаченко получается намного лучше, чем посредничество между собственником и коллективами медиагруппы. Так что скандалов, связанных с обвинениями в цензуре, в будущем исключать не приходится. Но вопреки появляющимся периодически слухам о недовольстве Александром Ткаченко со стороны Игоря Коломойского, аналитики, которым стоит доверять, полагают, что этот тандем достаточно прочный. Тем более, гендиректор "1+1 медиа" реализовал явно не весь потенциал в борьбе за вывод холдинга в точку безубыточности.