Государство

Управляющий партнер Bright Capital Михаил Чучкевич о том, как найти инвестора для "зеленого" стартапа

В то время как большинство инвесторов сокращают финансирование чистых технологий, российский венчурный фонд Bright Capital расширяет портфель таких пр

В то время как большинство инвесторов сокращают финансирование чистых технологий, российский венчурный фонд Bright Capital расширяет портфель таких проектов. Фонд инвестирует в стартапы в Европе, США, Израиле и странах СНГ. Американская консалтинговая компания CleanTech Group, составляющая ежегодный рейтинг самых успешных и востребованных "зеленых" компаний, назвала Bright Capital лучшим инвестором прошлого года. О том, почему фонд действует вопреки инвестиционным трендам, и о перспективах вложений в "зеленые" проекты "ДС" беседовала с управляющим партнером Bright Capital Михаилом Чучкевичем.

Михаил, в прошлом году инвесторы снизили интерес к проектам в сфере чистых технологий. Одна из причин — "зеленые" инновации требуют куда больше финансовых затрат и времени, чем разработка, к примеру, IT-проектов. Тем не менее фонд Bright Capital продолжает вкладывать деньги в чистые технологии. Почему?

М.Ч. Да, сейчас cleantech (то есть чистые технологии) не на пике популярности. Но когда компании нравятся большинству инвесторов, так сказать, находятся в тренде, они сильно дорожают, и к моменту закрытия фонда доходность может отказать меньшей, чем ты рассчитывал. Поэтому умные инвесторы, делающие ставку на долгосрочное финансирование чистых технологий, наоборот, сейчас активно инвестируют в компании, которые занимаются альтернативной энергетикой, "зеленой" химией и т. д. Сегодня рынок "внизу", а это идеальная ситуация для инвесторов, которые понимают куда надо вкладывать деньги.

Сейчас все чаще можно слышать о том, что солнечная энергетика — это "токсичная" инвестиция, то есть приобретение активов таких компаний означает гарантированную потерю денег. Но это не так. Вопрос лишь в грамотном выборе объекта инвестиций. Например, в портфеле одной из крупнейших венчурных компаний США Kleiner Perkins Caufield &Byers есть калифорнийский стартап Solexel. Эта компания уже разработала два поколения фантастических солнечных модулей на гибкой основе на базе кристаллического силикона. Благодаря новой технологии стоимость серийных батарей можно снизить до 40 центов за ватт против 80 у самых дешевых нынешних образцов. Через пару лет этой компании не будут страшны даже демпингующие китайские производители аналогичной продукции.

Расскажите о самом перспективном стартапе, который финансирует ваш фонд.

М.Ч. Прежде всего, это молодая американская компания Alta Devices, которая уже успела "засветиться" на весь мир, побив в 2012 году мировой рекорд эффективности стандартных солнечных панелей. Компании удалось повысить КПД модулей до 25–28%, тогда как сейчас КПД стандартных модулей не превышает 15–18%. В странах с жарким климатом (когда температура приближается к 28–30 градусам по Цельсию) эффективность стандартных модулей от перегрева падает на 10–30%, тогда как КПД солнечных элементов Alta Devices снижается не более чем на 5%. Эти свойства обусловили широкий спектр применения разработок этой компании — от беспилотных летательных аппаратов до потребительской электроники.

В США ежегодно производится 3 тыс. беспилотных самолетов, которые сейчас могут летать три-четыре часа, а с зарядными устройствами Alta Devices они смогут летать целый день. Если на iPhone или iPad в качестве защитного покрытия применить гибкий модуль от Alta Devices, то владельцы этих девайсов вообще избавятся от необходимости подключать их к сети для зарядки. Солнечные панели Alta Devices, созданные в виде тонких слоев, могут быть встроены в здания и сооружения, что позволит им перейти на автономное энергообеспечение. Безусловно, Alta Devices — это одна из наиболее перспективных инвестиций.

Какие еще яркие проекты в сфере чистых технологий профинансировал фонд Bright Capital?

М.Ч. Мой любимый проект — Aquion Energy. Компания разработала инновационный тип аккумуляторных натрий-ионных батарей, предназначенных для хранения электроэнергии, полученной из альтернативных источников (преимущественно с солнечных и ветровых установок). Натрий дешевле, и его запасы намного обширнее, чем лития, служащего основой для современных литий-ионных батарей. Кроме нас в Aquion Energy вложили деньги Билл Гейтс и венчурные фонды Kleiner Perkins Caufield &Byers, Foundation Capital, Gentry Venture Partners и Ad-vanced Technology Ventures. В конце этого года компания планирует наладить поставки серийных батарей со своего завода в Пенсильвании. Батареи Aquion стимулируют развитие отрасли хранения электроэнергии. За последние два года этот рынок удвоился и достиг $1 млрд в год, к 2016 г. он вырастет до $8 млрд, а к 2020 г. — до $35 млрд.

Дальше могу перейти к "зеленой" химии — это отдельная мощная отрасль химии, которая в ближайшие пять–семь лет начнет конкурировать с нефтяной и газовой химией, поскольку позволяет производить те же самые химические продукты, но из возобновляемых источников сырья. У нас есть два фантастических проекта. Первый — компания Renmatrix, которая разработала технологию производства промышленных сахаров из биомассы (отходов деревообрабатывающего производства, пальмовых листьев и других видов органического сырья). Технология уникальна тем, что не требует использования энзимов и специальных добавок, перерабатывающих органику, что сильно удешевляет конечный продукт и снижает воздействие на окружающую среду. Сегодня мы ведем переговоры, чтобы в партнерстве с одной из крупных промышленных российской компаний и Внешэкономбанком построить в России завод по производству биоэтанола из древесного сырья по технологии Plantrose, разработанной компанией Renmatix. Вторая компания из этой группы — Genomatica, которая из промышленных сахаров выпускает конечные химические продукты — бутандиол и его производные. Это одна из наиболее перспективных компаний в сфере "зеленой" химии.

Обращались ли за финансированием в Bright Capital украинские стартаперы?

М.Ч. Несколько обращений было. Нам предлагали проекты по переработке мусора, мы даже ездили и смотрели установку. Но в нашем портфеле пока нет стартапов с Украины. Мы начинаем работать в стране, когда появляются заинтересованные партнеры, которые нам помогают на местном рынке. Такие партнеры есть в России, в Турции, Казахстане, арабских странах, Таиланде. Но ваши компании не слишком активно идут с нами на контакт.

Как Bright Capital отбирает проекты для дальнейшего инвестирования в них?

М.Ч. Это стандартная процедура. Сначала мы оцениваем уровень технологии, насколько он выше нынешних мировых разработок. Если мы понимаем, что технология по конкурентным преимуществам бьет все, что есть на рынке, смотрим на команду. Если она в состоянии вести международный бизнес либо основатели компании готовы сформировать команду первоклассного уровня, начинаем переговоры по условиям инвестирования. Чтобы добиться "благосклонности" венчурного фонда, нужно обладать либо вселенским обаянием, либо разработать технологию, которая может реально изменять расстановку сил в какой-либо индустрии. Ничего сложного.

Какие ошибки чаще всего совершают стартаперы, обращаясь за инвестициями?

М.Ч. Нам, как правило, не нравится несколько вещей. Первое — когда нам предлагают технологию, о которой говорят: она хорошая, потому что помогает заместить импорт, потому что мы будем пользоваться очень дешевой рабочей силой или бесплатным заводом, который остался в наследство от дяди. Технологии, которые являются конкурентоспособными только на внутреннем рынке отдельно взятой страны, нам точно не интересны. Это типичная ошибка стартаперов.

Вторая ошибка — основатели компаний панически боятся, что инвесторы "украдут" их идеи и сами реализуют проект. Чтобы решить, стоит ли сотрудничать с какой-либо компанией, инвесторы должны знать, какие технические решения способны обеспечить ей преимущество на рынке, отрыв от конкурентов и т. д. Однако эту информацию некоторые компании считают коммерческой тайной и не соглашаются раскрывать свои "секреты". Настороженно относятся стартаперы и к тому, что инвестор приобретает долю в капитале, влияет на работу компании через совет директоров и пр. Но это стандарты международной практики ведения бизнеса. Психологический барьер сильно испуганных основателей компании практически непреодолим, поэтому с такими стартапами мы не работаем.

Как вы считаете, стоит участвовать в конкурсах стартапов или выкладывать свои идеи на бирже инвестиционных проектов? Есть ли польза от бизнес-инкубаторов?

М.Ч. Предприниматель должен быть человеком активным и искать любые источники финансирования. Полезны и бизнес-инкубаторы (но качественные, где работают профессионалы, которые знают, что делают), и конкурсы стартап-проектов — это эффективная, органичная часть инновационной системы и рынка. Я не буду говорить, что Bright Capital — это лучший инвестор для стартапа (это по меньшей мере непрофессионально). Каждому стартапу нужно найти своего инвестора, который максимально поможет именно ему.

СПРАВКА

Управляющая компания Bright Capital создана в 2010 г. и специализируется на венчурных инвестициях в США, Европе и Азии. Инвестиционные направления: возобновляемые источники энергии, энергоэффективность, новые материалы, "зеленая" химия, возобновляемое топливо, IT и телекоммуникации. В рамках этих секторов Bright Capital инвестирует в проекты на нескольких этапах, начиная от так называемой "посевной" стадии (наличия прорывной идеи) до поддержки уже работающих компаний и помощи им в освоении новых рынков или расширении производства. Всего под управлением Bright Capital находится $300 млн. В портфеле компании около трех десятков проектов. Средний размер инвестиции в один проект составляет $10 млн. Инвестиционный портфель: Alta Devices, Genomatica, RRT Global, Solidia Technologies, Suvolta, Transphorm, Renmatix, QM Power, Pentalum и другие компании. В 2011 г. Bright Capital открыл в России два фонда "посевных" инвестиций: Bricollage ( IT-проекты) и "Клин-тек" (энергетика, биотехнологии, энергетически эффективные строительные материалы).