Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

А было ли дело? Как Сытник помогает украинцам забыть "Бигусгейт"

Понедельник, 18 Марта 2019, 10:38
Спровоцированная "Бигусгейтом" очередная серия войны силовиков между ГПУ и САП с одной стороны и НАБУ с другой начинает затмевать суть обвинений, выдвинутых НАБУ

Через несколько дней после того, как на заседании Временной следственной комиссии по расследованию коррупции в оборонной сфере, где директор НАБУ Артем Сытник стал главным "громоотводом", антикоррупционное бюро нанесло обидчикам ответный удар.

Напомним, что на заседании ВСК 14 марта, суть претензий Юрия Витальевича к Сытнику сводилась к следующему. Борьба с коррупцией в высших эшелонах власти, по словам Луценко, это компетенция исключительно НАБУ и именно бюро несет ответственность за эффективность этой борьбы. ГПУ (также обвиняемая журналистским расследованием в спускании дел о коррупции в Укроборонпроме на тормозах), как утверждает генпрокурор, еще в 2017 году передала в НАБУ 87 страниц переписки с телефона владельца компании "Оптимумспецдеталь" Андрея Рогозы, где шла речь о всех фигурантах журналистского расследования Дениса Бигуса - Виталие Жукове и Олеге Гладковском.

"Там четко указано: разговор между Рогозой и Москаленко, между Рогозой и Шевченко, Рогозой и Литвиненко, Рогозой и Жуковым, письма, подписанные Углава и другими детективами, а также воспоминания о кофеварку, которая стоит в вашей приемной", - заявил на заседании ВСК Луценко, давая понять, что именно НАБУ, в чьей подследственности находится скандальное дело, спускал все на тормозах.

Ответ НАБУ, последовавший в воскресенье, в свою очередь, утверждает: все 87 переданных ГПУ страниц отношения к коррупции в оборонном секторе не имеют, а если и имеют, то очень отдаленное. Данная переписка, как заверили в бюро, касается другого резонансного дела, связанного с обвинением в коррупции народных депутатов от БПП братьев Ярослава и Богдана Дубневичей. Речь идет о подозрении в махинациях с Укрзализныцей и НАК "Нафтогаз Украины". В этих документах и правда фигурируют Андрей Рогоза и "спецагент НАБУ" Евгений Шевченко, и даже некоторые разговоры касаются дела о якобы махинациях "Оптимумспецдетали" и "Харьковского бронетанкового завода", но это лишь один незначительный эпизод. Что же касается "дела Дубневичей", то оно, как утверждают в НАБУ, уже расследовано материалы готовятся для переджачи в суд. Ряду фигурантов, в частности помощнику Ярослава Дубневича, Эдуарду Пушкаренко выдвинуто подозрение и даже избрана мера пресечения (он под залогом 5 млн. грн), а на братьев Дубневичей в январе этого года направлено представление о снятии неприкосновенности. Правда, в ГПУ доказательства, собранные НАБУ, не посчитали достаточными и в парламент это представление так и не было внесено.

Таким образом, логика обороны НАБУ тоже понятна, дескать ГПУ валит всю ответственность на бюро, заявляя, что им были переданы все материалы по коррупции в оборонке, но на самом деле Луценко, по версии НАБУ, вводит общественность в заблуждение, поскольку никаких серьезных материалов по делу у них нет, а соответственно не может быть и вины НАБУ.

В ГПУ на удар от НАБУ пока никак не отреагировали, а потому, кто в этой истории больше неправ сказать пока сложно. Вполне возможно, что Юрий Витальевич и правда несколько преувеличил для дела о "Бигусгейте" ценность материалов, переданных НАБУ в 2017-м и тогда для него все выглядит не слишком красиво и непонятно, как ГПУ будет оправдываться. В тоже время, в НАБУ также могли о многом умолчать, пытаясь побольней уколоть Генпрокуратуру. В любом случае понимания в эту историю могут добавить только новые объяснения и подробности. Сейчас мяч на стороне Луценко.

Но хочется обратить внимание на другое. Противостояние между Сытником и Луценко отводит глаза общественности от самой сути обвинений НАБУ. Сейчас все уже почти забыли, что главной претензией руководству Антикоррупционного бюро было то, что там вычеркнули компанию "Оптимумспецдеталь" из списка фирм с признаками фиктивности и сделали это, согласно данным расследования, не без материального вознаграждения со стороны собственников компании. А, предпринятая сразу же после публикации последней серии "Бигусгейта" попытка НАБУ объяснить появление и исчезновение "Оптимы" из списка подозрительных фирм выглядит пока не слишком убедительной.

И если акцент во всей этой истории и дальше будет смещаться к противостоянию силовиков, то очень скоро и без того не отличающиеся долгой памятью украинцы и вовсе забудут с чего все началось, и что там вообще было, в том журналистском расследовании. И это в итоге будет на руку и Генпрокуратуре, и НАБУ.

Больше новостей о политической жизни Украины читайте в рубрике Государство