Государство

Александр Данилюк, "Спильна справа", о разногласиях с оппозицией и другими активистами Евромайдана

Лидер общественного движения "Спильна справа" рассказал о разногласиях с оппозицией и другими активистами Евромайдана, а также поделился пла

Лидер общественного движения "Спильна справа" рассказал о разногласиях с оппозицией и другими активистами Евромайдана, а также поделился планами по устранению нынешней власти.

Как появилась идея занять Министерство аграрной политики и продовольствия?

— Это планировалось с самого начала. Мы применяем один из наиболее эффективных методов ненасильственного сопротивления — блокирование административных зданий. В чем сила этого метода, которую с самого начала отрицала оппозиция то ли из-за своего дилетантства, то ли из-за каких-то других вещей?

Понимаете, когда оккупировано помещение, использующееся в качестве центрального органа власти, это блокирует работу центральной власти. 1 декабря я настаивал на том, чтобы были заблокированы абсолютно все админздания. Но в то время мы еще координировали работу с оппозицией, и я был вынужден отказаться от этой идеи. После оккупации КГГА мы планировали взять Украин­ский дом и дальше смотреть по ситуации, что еще можно взять. В тот момент элементарно можно было взять Кабмин.

Что там сейчас происходит в здании министер­ства?

— Мы фактически организовали забастовку Минагропрода — учреждение не работает. На этажах мы планируем размещать Национальную гвардию, чтобы создать субъект переговоров.

Что собой представляет Национальная гвардия?

— Это владельцы оружия, которых мы собираем в противовес внутренним войскам и "Беркуту", поддерживающим режим Януковича. Все для того, чтобы была возможность вести переговоры со средним и младшим офицерским составом о выходе из ситуации путем парламентских и президентских выборов и гарантирования безопасности этих выборов. К этому процессу присоединяются сотни самообороны Майдана, хотя это наша собственная стратегия и мы ее реализуем.

Как вы относитесь к тому, что оппозиция ведет переговоры с президентом?

— Методы воздействия на этот диктаторский режим должны быть адекватны угрозам, которые этот диктаторский режим несет. Месяц назад, когда мы призвали блокировать центр города, участвовать в автоколлапсе, некоторые лидеры "Автомайдана" угрожали обратиться в милицию для возбуждения уголовных дел в отношении меня за призыв к противоправным действиям.

Сейчас "автомайдановцы" вынуждены силой защищать свою жизнь и организовываться в отряды самообороны. Было время, когда можно было использовать такие методы ненасильственного сопротивления, как блокирование дорог, захват зданий и даже повреждение телекоммуникаций правительственной связи. Сейчас остаются только те методы, о которых я сказал.

Вы выступаете за остановку полномочий нынешнего президента, правительства. Но кто, по-вашему, должен занять их место?

— Мы выступаем за проведение честных выборов.

У президента все равно достаточно высокий уровень поддержки среди населения. В частности, на Востоке. Янукович может вновь победить, разве не так?

— Мы не говорим, что кто-то должен победить. Мы требуем честных демократических выборов. У нас много вопросов относительно прошлых парламентских выборов: есть все основания говорить, что они не были честными и репрезентативными. Есть вопросы и по системе формирования комиссий, и по определению границ округов.

Насколько активно "Спильна справа" работает сейчас в регионах и почему, на ваш взгляд, Восток почти не охватывает революционный процесс?

— В Днепропетровске выходят 200 ребят и не дают вывозить "титушек" на площадь. В Одессе режут колеса внутренним войскам. В Севастополе вывешивают баннеры с Бандерой.

В Донецке ультрас выходят защищать Майдан. Днепропетровский координатор Майдана — это координатор "Спильной справы", в Донецке ситуация аналогична, в Одессе наши ребята активно участвуют. Нельзя говорить, что в восточных регионах люди не поднимаются. Просто там ситуация гораздо сложнее.

Этот ужас, в котором мы живем, у них длится гораздо дольше. Там сопротивляемость старшего поколения была сломана еще вначале, в середине 1990-х.

Как вы думаете, почему из требований "майдановцев" исчезло подписание Соглашения об ассоциации с ЕС?

— Оно не было актуально с самого начала. Если бы так остро не ощущалась угроза демократии, уничтожения государственности, отказ подписывать соглашение не вызвал бы этой волны.

В ассоциации люди видели спасательный круг, надеялись, что он может их вытащить из пропасти диктатуры, из пропасти российского поглощения. И когда этот спасательный круг у них забрали, они поняли, что никто кроме них самих их не защитит. Они вышли не за спасательный круг. Они вышли против той пропасти, в которой они уже находятся.

Читайте также: Майданное давление. Массовые протесты в Украине вывели на передовую гражданского противостояния ультраправые революционные движения. На смену политикам приходят полевые командиры.

Андрей Тарасенко, "Правый сектор", о планах отрядов украинских националистов на случай введения в Украине чрезвычайного положения