Государство

Алексей Дидковский о том, как грамотно соскочить с крючка правоохранителей

После вступления в силу закона о декриминализации экономических преступлений и нового Уголовно-процессуального кодекса процесс расследования экономиче

Алексей Дидковский, управляющий партнер юридической фирмы "Астерс," о том, как грамотно соскочить с крючка правоохранителей

После вступления в силу закона о декриминализации экономических преступлений и нового Уголовно-процессуального кодекса процесс расследования экономических преступлений претерпел значительные изменения. Чтобы не попасть в СИЗО, подследственный может заключить сделку со следствием или внести крупный залог — так прописано в законах.

Но эти правила могут быть легко нарушены, если в уголовном деле против конкретного предприятия или руководителя есть заинтересованные стороны.

По заказу конкурентов или тех, кто желает прибрать к рукам прибыльную компанию, правоохранители могут не только легко блокировать работу предприятия и ввести его в многомиллионные убытки, но и взять под стражу "несговорчивый" менеджмент. О том, как это происходит, "ДС" рассказал управляющий партнер юридической фирмы "Астерс" Алексей Дидковский.

Как часто бизнесменов, подозреваемых в экономических преступлениях, берут под стражу на этапе следствия?

А.Д. После изменений в законодательстве количество таких случаев уменьшилось в разы. Украина декларирует стремление к европейским ценностям и интеграции в ЕС, поэтому сейчас акцент делается на сведении к минимуму количества заключений под стражу, в том числе экономических преступников. Это официальный курс, которого придерживается власть, хотя он может измениться в любой момент.

Но законодательство и сейчас позволяет отправлять бизнесменов, подозреваемых в экономических преступлениях, за решетку.

А.Д. Разумеется. Как правило, вначале к подозреваемым применяют более лояльные меры — обязывают являться на допрос по первому звонку следователя, удержаться от общения с определенными лицами, запрещают покидать пределы страны или даже выезжать из города.

Нарушение любого из этих пунктов может быть расценено как препятствие проведению досудебного следствия и привести к заключению под стражу. Такая мера может использоваться и в том случае, если подследственный не может внести назначенную судом сумму залога из-за того, что она слишком велика.

Сумма залога зависит от тяжести совершенного уголовного правонарушения и фактически колеблется в пределах от 1 тыс. до 200–300 тыс. грн. Определяя ее размер, суд обычно отталкивается от суммы вреда, причиненного уголовным правонарушением. Но эти пороги могут быть и выше, если следственный судья сочтет их недостаточными для выполнения подозреваемым возложенных на него обязанностей.

Например, экс-ректору Национального университета налоговой службы Петру Мельнику, арестованному по подозрению в получении взятки, суд назначил залог в размере 23 млн грн. Он не смог внести эту сумму, и был взят под домашний арест.

Можно ли эффективно оказывать сопротивление следствию?

А.Д. Можно и нужно. С клиентами, которые дают отпор следственным органам, как правило, стараются не связываться в отличие от тех компаний, которые пытаются разрешить проблему не слишком законными способами или просто идут на поводу. Правоохранители регулярно делятся друг с другом информацией о "легких" клиентах и держат их в поле зрения.

Но методы дожать предпринимателя, который огрызается, все же есть?

А.Д. Конечно. Например, вызывать директора по нескольку раз в день на допрос, оказывая, таким образом, психологическое давление (количество вызовов нигде не регламентировано).

Еще один распространенный метод — регулярные вызовы на допросы сотрудников предприятия, в результате чего бизнес компании и эмоциональное состояние персонала дестабилизируются. Особенно ситуация может принять критический оборот, если на предприятии иностранный менеджмент.

Вызов на допрос гражданина другой страны имеет, как правило, довольно большой резонанс. Иностранцы реагируют острее — начинают писать собственникам, дергать материнский офис и так далее. Об этом наши правоохранительные органы прекрасно знают, поэтому занимаются такими делами с особым удовольствием.

Недавно у нас был клиент — крупная компания, которая не уложилась в срок с оформлением необходимой разрешительной документации. Воспользовавшись информацией об этом, конкуренты передали соответствующие факты в прокуратуру, которая и открыла уголовное производство против менеджмента.

Ситуацию осложнил тот факт, что консультационные услуги этой компании оказывал иностранный специалист. В ходе следствия его также вызвали на допрос. Мы посоветовали консультанту покинуть на время территорию Украины. Ведь в данном случае его статус мог быть изменен со свидетеля на подозреваемого. И следователь мог легко (и формально — вполне оправданно) отправить его в следственный изолятор, аргументируя это тем, что гражданин другой страны может скрыться от следствия.

Какие еще меры воздействия могут применять правоохранители к экономическим преступникам?

А.Д. Законодательство прописано таким образом, что у следователя и прокурора всегда больше прав, чем у стороны защиты. Поэтому они могут предпринимать разного рода попытки, чтобы вынудить собственников предприятия "сдаться". Показателен случай, который произошел с одним из наших клиентов. Крупное промышленное предприятие, на котором работают более тысячи человек, было подвергнуто тотальному обыску. Следственная группа проводила его в офисных, складских, производственных помещениях практически сутки — были изъяты все серверы, компьютерная техника, первичные бухгалтерские документы (независимо от того, имели они отношение к уголовному производству или нет). В итоге предприятие приостановило работу, убытки были огромными.

Временные рамки проведения досудебного следствия, до момента уведомления лицу о подозрении, на законодательном уровне фактически не ограничены. То есть изъятая документация может находиться у следователя по несколько месяцев, а иногда и лет, пока в уголовном производстве не будет принято окончательное решение. Все это время работа предприятия может быть заблокирована. В нашей стране это очень распространенное явление.

По каким статьям УПК бизнесменов чаще всего привлекают к ответственности по заказным делам?

А.Д. К наиболее распространенным методам убрать менеджмент можно отнести уклонение от уплаты налогов, фиктивное предпринимательство, мошенничество. Что касается заказных дел, то речь чаще всего идет о статье "Мошенничество".

Под нее подпадает даже элементарная задержка выплат по кредиту. Можно, к примеру, попытаться доказать, что руководство компании изначально не планировало гасить кредит, не принимая во внимание проблемы, связанные с экономическим кризисом. В ход часто идет и обвинение в уклонении от уплаты налогов и других обязательных платежей.

Любая ошибка в отчетности, неоднозначное трактование законодательства, вследствие которого были начислены дополнительные налоговые обязательства, могут быть квалифицированы как умышленное уклонение от уплаты налогов. По этой статье к ответственности привлекаются чаще всего директор и главный бухгалтер.

В сентябре 2014 года у правоохранителей появится возможность привлекать к уголовной ответственности не только физических лиц, но и само предприятие путем его ликвидации. Например, если дело будет касаться легализации доходов, полученных незаконно, или уголовного правонарушения в сфере коррупции.

Можно ли избежать такого развития событий?

А.Д. В ситуации, которая сейчас сложилась в стране, каждое предприятие, показывающее прибыль, должно быть готовым к тому, что оно может стать объектом пристального внимания правоохранительных органов. Поэтому желательно, чтобы собственники бизнеса заранее проводили внутренний аудит, предварительный правовой анализ наиболее крупных сделок, идентифицировали проблемные зоны и принимали меры предосторожности.

Мы рекомендуем клиентам передавать важные документы на адвокатское хранение, копировать цифровые данные на дублирующие носители информации, закупить резервные компьютеры (в случае изъятия техники они позволят предприятию работать дальше), провести инструктаж сотрудников о мерах безопасности и так далее. Да, это большие расходы, но они целесообразны. Украинские предприятия все чаще предпринимают такие меры предосторожности, особенно малый и средний бизнес.

Гораздо меньше к такого рода сценариям готов крупный бизнес, в частности, предприятия с иностранным капиталом. Процесс принятия и согласования решений у них сложнее. Кроме того, они больше верят в то, что необходимость общения с правоохранительными органами их не коснется, а если проблемы и возникнут, то конфликт удастся погасить на другом уровне. Но, как показывает практика, эти другие методы срабатывают далеко не всегда.

После того как новый УПК ввел за экономические преступления штрафы вместо срока, появилась ли возможность вытащить из мест лишения свободы тех, кто сидит по экономическим статьям?

А.Д. Большинство подозреваемых, которые содержались под стражей или отбывали наказания, были освобождены из следственных изоляторов и колоний. Принятие закона о гуманизации ответственности за правонарушения в сфере хозяйственной деятельности позволило освободить осужденных за экономические преступления.

В частности, они могут уплатить штраф в сумме, пропорциональной не отбытому сроку наказания, из расчета 17 необлагаемых минимумов доходов граждан (289 грн.) за один день лишения свободы. Например, осужденный, отсидев по части 2 статьи 205 УПК (фиктивное предпринимательство, совершенное повторно) два года из четырех положенных, может быть освобожден при уплате штрафа в сумме 210 970 грн.